MANEZH. Место под солнцем

Надежда Богатая / Архитектура /
Желание защитить себя и свое жилище от непогоды, яркого солнца и ветра естественно для человека и стало для него важным экзистенциальным принципом, обусловившим появление многих хорошо знакомых сегодня архитектурных конструкций. Попробуем проследить в первом приближении, как эволюционировали и развивались солнцезащитные системы и какие инженерные средства в этой области нам доступны сегодня. Вместе с партнером нашей рубрики украинской компанией MANEZH мы начинаем цикл статей о современных специализированных солнцезащитных конструкциях и элементах

Еще на заре своего существования человек, стремясь укрыться от непогоды и холода в пещере, завешивал входной проем шкурами животных. Позже первыми примитивными сооружениями, защищавшими от осадков и солнца как дом, так и нехитрый хозяйственный скарб, были тенты и навесы из подручных материалов. Первые легли в основу появившихся позже палаток, шатров, а также юрт и других типов переносного жилища у различных кочевых народов. Вторые же, имея стационарный характер, стали прообразом такого архитектурного элемента, как пергола — приятного тенистого убежища от яркого солнца в жаркие дни, вместе с тем связывающего дом с садом или другими соседними постройками.

Фрагмент гробницы Сеннефера в Фиванском некрополе. Фреска 1400 г. до н. э. с сохранившимся планом древнеегипетского дома и сада высокопоставленного вельможи

Традиционно пергола состоит из сквозной, образуемой продольными деревянными планками решетки, покоящейся в виде горизонтальной или слегка наклонной кровли на легких деревянных, чугунных или каменных столбах; у подножия столбов сажают вьющиеся растения — в жарких странах обычно это виноград. Добравшись до решетки и устилая ее своими ветвями, они препятствуют проникновению солнечных лучей, создавая под ней прохладу. А появилась она, как только человек решил облагородить прилегающий к жилищу участок. Тут стоит напомнить, что сад всегда имел для своего владельца не только практическое, но и трансцендентное, метафизическое значение — с древних времен и особенно в ветхозаветный период концепция сада, пусть и не всегда явно, рассматривалась как идея Рая на Земле, как неугасимая попытка вернуть себе утраченное блаженство.

Воссозданный план сада древнеегипетского дома вельможи из гробницы Сеннефера

Вероятно, самая древняя пергола изображена на сохранившемся плане древнеегипетского дома с садом высокопоставленного вельможи из Фив: увитая виноградными лозами, она ведет от центрального входа через весь внутренний двор прямо к дому. Сам же план дошел до нас в виде относящейся к 1400 г. до н. э. фрески на стене гробницы Сеннефера в Фиванском некрополе (ее номер — TT99). Однако историки и археологи сходятся во мнении, что столь технически продуманная конструкция не могла возникнуть в одночасье: идея должна была созреть, пережить некий «инкубационный период», поэтому полагают, что появилась она гораздо раньше — примерно в 2800 г. до н. э. Что же касается внутренней защиты от солнца, то египтяне первыми стали использовать некое подобие штор — простые легкие полотна ткани, украшающие дверные проемы и окна.

О том, что стало причиной возникновения перголы, ученые спорят до сих пор: возможно, это обусловлено погодой или развитием садоводства, а может, все дело в красоте

Но суть в том, что эти конструкции прекрасно реализуют все функции, став вневременной сущностью. Наряду с тентами и навесами перголы как архитектурное явление выдержали испытание временем. Хотя их стили, материалы и даже названия менялись, но назначение за последние 3 000 лет осталось прежним. Очевидно, что самое широкое распространение они получили в жарких странах.

Висячие сады Вавилона, VIII-VI вв. до н. э. Художественная реконструкция

На смену египетским пришли роскошные сады Ассирии, Вавилона и Персии. Перголы в них преобразовались в части конструкций крытых зеленых террас, усаженных кустарниками и деревьями знаменитых «Висячих садов». Такой тип сада получил название прогулочного и являлся привилегией исключительно дворцовой знати и богатых вельмож. В этот же период получает свое распространение балдахин — матерчатый навес над троном, ложем, алтарем, колесницей в моменты торжественных шествий. Об этом свидетельствуют дошедшие до нас ассиро-вавилонские и древнеперсидские барельефы, на которых часто изображали сцену, где слуги держат над царем своего рода большой зонт. Со временем он превратился в балдахин, который мог устанавливаться как стационарно, так и служить украшением переносных конструкций, на которых восседал или возлежал правитель. С одной стороны, он выполнял декоративную роль и являлся во многих культурах символом власти и в то же время защищал от дождя и зноя. Существует предположение, что именно балдахины являются прародителями шатров.

«Франциск I принимает в Париже Карла V и кардинала Алессандро Фарнезе». Таддео Дзуккари. Приблизительно 1559—1564 годы. Зал деяний палаццо Фарнезе, Капрарола. Фреска украшает один из самых роскошных аристократических дворцов Европы эпохи Чинквеченто.

В Древней Греции защищаться от палящего солнца и непогоды помогала сама планировка дома. Оценить ее можно по сохранившимся остаткам сырцовых стен города Олинфа и по раскопкам античного греческого поселения Ольвии на территории нынешней Николаевской области.
Древние греки не только усовершенствовали стоечно-балочную систему, выстроив ее в логичную схему и подарив миру то, что сегодня мы называем ордером, но и стали родоначальниками портика — крытой галереи с колоннами, примыкающей к зданию.

Типичный жилой дом в древнегреческих городах представлял собой замкнутый блок, как правило, квадратной формы с обязательным внутренним двориком: все помещения жилой постройки обращены к этому самому дворику, а на улицу выходят глухими стенами. Такой тип дома получил название пастадный. Во многих случаях он имел два этажа. Все жилые комнаты располагались в северной части и были открыты оконными и дверными проемами на юг. Несколько к югу от середины дома устраивался дворик, часто примыкавший к южной стене. Летом при высоком стоянии солнца он защищал помещения от перегрева, а зимой, когда сюда проникали низкие солнечные лучи, становился естественным резервуаром теплого воздуха. Южный фасад помещений зачастую имел теневой навес — пастаду или портик, крытый проход, отделенный от двора столбами.

Ольвия. Перистильный двор дома с алтарем. Реконструкция

В эллинистический период греческий дом получает свое дальнейшее развитие. Яркий пример — дома, открытые на острове Делосе в Эгейском море: все помещения также группируются вокруг открытого дворика, но пастада заменяется перистилем — двор замыкается со всех сторон крытой колоннадой, защищавшей и от осадков, и от зноя.

Древние римляне, проявившие себя как гении строительной инженерии, начинают широко применять арки, сводчатые конструкции и купола. От греков они унаследовали ордерную систему и планировку жилого дома с непременным внутренним двориком, а от завоеванного Египта — любовь к возделыванию сада. В отличие от угловатых греческих, перголы в римских садах, виллах и загородных усадьбах все чаще приобретают скругленные очертания, поскольку в их художественном образе начинает доминировать дуга, арочная крыша. Наряду с декоративными арками перголы использовались для обрамления дорог, прогулочных дорожек или в качестве строительных расширений, например, террасы или веранды.

Фрагмент Нильской мозаики I в. до н. э. с изображением эллинистической перголы. Сама же мозаика изображает русло Нила и сцены из египетской жизни эпохи Птолемеев. Обнаружена в нач. XVII в. в итальянском городе Палестрина

Используются и другие средства защиты — наружные, а порой и внутренние ставни, преимущественно из дерева. Это предвестники появления в будущем ролет, рольставен, рафштор и жалюзи. Уберегали они не только от яркого солнца, ветра и дождей, но и от непрошеных гостей. Спасаться же от жары и непогоды простым горожанам, скажем, рыночным торговцам, помогали нехитрые тенты и навесы над лотками и лавками. К слову, римляне как мастера военного дела первыми вводят в армии палатки в качестве временного места отдыха солдат и убежища от осадков и холода. Интересно, что приблизительно в это же время подобные конструкции уже известны и на другом конце Земли — в Древнем Китае.

Термин «пергола» появился довольно поздно и имеет латинское происхождение: pergula — свес крыши, выступающий карниз, навес. Впервые его использовал в 1640-х гг. английский писатель, садовод и мемуарист Джон Ивлин при описании обители Тринита-деи-Монти (да, той самой, что венчает Испанскую лестницу в Риме)

Что же касается внутренней защиты от палящего солнца и зноя, то и греки, и римляне использовали для этой цели легкие занавеси на окнах и дверных проемах (благо климат это позволял). Искусство драпировки тканей в каскадные, горизонтальные и прочие виды складок доведено к этому времени до совершенства. Постепенно шторы и текстиль в интерьере приобретают все большую декоративность: их украшают искусной вышивкой, орнаментами, геральдической символикой, а ткани становятся все богаче. Расцвет наступает во времена Византии, когда ткани украшают роскошным китайским шелком, драгоценными камнями, вышивкой золотом и серебром, более того — в моду входит цвет.

С падением Римской империи и наступлением эпохи Средневековья на политической карте Европы появляются новые государства, в том числе с суровым северным климатом. Сады становятся закрытыми и являются прерогативой монастырей, базилик, крепостей и замков. Изменилось и их назначение по сравнению с античными. Декоративные, прогулочные сады стали редкостью и уменьшились до крохотных участков, зажатых среди мощных стен феодальных замков. Перголу в средние века используют как функциональную домашнюю постройку из деревянных брусьев.

В широком обиходе преимущественно металлические ставни с массивными засовами или деревянные, спасающие от ветра и холода, а в жарких странах от перегрева помещений. Тогда же впервые появляются плотные тяжелые занавеси и шторы — не только как средство защиты от сквозняков в средневековых замках, но и как способ скрыть свою частную жизнь от окружающих, отгородиться от посторонних взглядов.

Наряду с декоративными арками перголы использовались для обрамления дорог, прогулочных дорожек или в качестве строительных расширений, например, террас или веранд

Начиная с VII в. эпоха великих арабских завоеваний оказала существенное влияние на культуру Западной Азии, Египта, всего побережья Северной Африки, Испании и на садово-парковое искусство в частности. Впоследствии арабы распространили черты персидского и византийского сада по всему Средиземноморскому бассейну вплоть до Пиренейского полуострова. Самым характерным элементом этих садов стало использование воды — наивысшей роскоши для обитателей пустыни. Она не только питала растения, но и собранная в бассейны прямоугольной формы, обеспечивала прохладу.

Для защиты от солнца использовали арочные колоннады во дворах, напоминавшие эллинистические, но украшенные богатым арабским орнаментом. Постепенно их влияние стало проникать и в страны Западной Европы. В находившейся под их властью испанской Гранаде, например, между 1350 и 1500 гг. появились знаменитые сады Альгамбры. Они были очень небольшими по размеру. Подобно другим средневековым садам Европы, находились во внутренних дворах замка. Их отличает арабская структура орнаментики, характерная мусульманская система водных элементов, особенно в так называемом Львином дворе, получившем свое название от фонтана с фигурами львов. А в мавританском халифате Кордове в долине реки Гвадалквивир находилось 50 тыс. вил со схожей структурой приусадебной территории. Кроме того, именно в этот период сады становятся неотъемлемой частью дворцово-паркового ансамбля.

Архитектурно-парковый ансамбль Альгамбра в испанской Гранаде. Фрагмент крытой арочной колоннады с арабским орнаментом

После покорения в XI в. норманнами сарацин на юге нынешней Италии парки сарацинских эмиров постепенно стали проникать на территорию Европы, чему немало способствовал в XIII в. император Священной Римской империи Фридрих II Штауфен, который провел большую часть своей юности на Сицилии. Подобие таких парков он возвел в Апулии и Неаполе, которые опишет в своих трудах Боккаччо. Позже такие сады появились В Ломбардии, где первый миланский герцог Джан Галеаццо Висконти, заложивший большой огороженный парк в Павии, культивировал искусство цивилизованной жизни. В это же время из-за регулярных набегов на Италию короля Карла VIII искусство создания пергол на территории жилых резиденций постепенно перенимается французами.

Для защиты от солнца в арабских странах использовали арочные колоннады во дворах, украшенные богатым орнаментом

Эпоха Возрождения знаменовала начало нового расцвета художественной культуры в Европе. В XV в. на первый план решительно выдвигается Италия, имевшая в то время обширные торговые связи со всем известным тогда миром. Меценаты, представленные, с одной стороны, торгово-ремесленной аристократией, подобной знаменитому семейству Медичи, и с другой — католической церковью в лице Папы Римского и его ближайшего окружения, вкладывают крупные средства в строительство вилл, окруженных садами, в благоустройство и украшение городов.

Миниатюра из французской рукописи XV в. «Романа о розе», на которой изображен средневековый обнесенный стеной сад, сочетающий зеленую и затененную зону для отдыха с садом трав

Сады при дворцах и виллах возрождали и развивали традиции итальянского сада, сформировавшегося в эпоху Древнего Рима, и их впервые стали проектировать архитекторы, в том числе вернувшие былое величие слегка подзабытой в период Средневековья перголе. Она приобретает монументальность за счет использования камня и мрамора в качестве материала основания, а ее деревянные элементы зачастую окрашивают.

В эпоху барокко, сменившую Ренессанс, сформировался и достиг высочайшей степени совершенства так называемый французский сад. С одной стороны, он унаследовал традиции средневековых приемов монастырского и замкового садоводства с его вниманием к мельчайшим деталям сада. С другой — властителей Франции, ставшей к XVII в. могущественной державой, привлекали размах и величина дворцов и садов папского Рима. Веку Людовика XIV мы обязаны не только появлением Версаля с его образцовым регулярным парково-садовым ансамблем, глубоко проникающим в окружающий ландшафт, но и расцветом малых садовых архитектурных форм от портиков и пергол до беседок, павильонов, оранжерей и всевозможных тентов и шатров. Правда, они не столько служили защитой от солнца и непогоды, сколько формировали пространство для отдыха, увеселений и празднеств.

Сады и парк Версаля занимают 900 га к западу от дворца и являются образцом регулярного французского парка. Создал его один из лучших мастеров садово-паркового искусства Андре Ленотр

Своего пика их художественный образ достигает во времена Марии-Антуанетты и расцвета рококо. Достаточно вспомнить преобразованный ею Малый Трианон на территории Версаля. Кроме того, сады и парки в это время впервые становятся открытыми для публики, однако преимущественно великосветской. Интерьеры этих времен отличаются поразительной пышностью и богатством. Окна украшают причудливые композиции из дорогих тканей и ламбрекенов, появляются карнизы для штор и маркизы.

Супруг Марии-Антуанетты Людовик XVI страдал в подавляюще роскошных пространствах Версаля. В том числе от холода и сквозняков. И от недостатка финансов. При этом он постоянно строил «новый Версаль» — лабиринт маленьких уютных комнат, в которых мог не только согреться, но и скрыться от внимания свиты. Он приказал снять балдахин, расшитый золотом, с государственной кровати своего прапрадеда, заменив его на более дешевый. В результате получил 60 кг золота.

Балдахин над Государственной кроватью в спальне Людовика XIV в Версале. Парчовая ткань в последствии восстановлена

С наступлением эры технической революции многое изменилось как в социальной жизни, так и в архитектуре. Например, массово начинают применять металлические конструкции, возникают высотные здания, стекло становится полноправным строительным материалом, а в 1860-х садовник Жозеф Манье случайно изобретает железобетон. Появляются первые городские парки и сады, а с развитием общественных городских пространств — уличных кафе, ресторанов, бистро, рынков и торговых пассажей — возникают целые системы защиты от солнца и непогоды: от выдвижных карнизов, маркиз и зонтов до обновленных пергол и остекления. К тому же поставленное на промышленный поток производство тканей способствует модернизации ролет, в том числе фасадных. К слову, защита балконов жилых зданий от внешних погодных факторов также зарождается в этот период.

Техническая революция позволила наладить массовое производство еще одного популярного средства защиты зданий от солнца — жалюзи. Это осуществил дизайнер Джон Уэбстер в Филадельфии, США, в 60-х годах XVIII в. Официальная же история жалюзи началась 21 августа 1841 г., когда американский промышленник Джон Хэмптон запатентовал изделие, став его полноправным владельцем.

Когда именно появились первые жалюзи, сказать однозначно сложно. По одной из версий, изобрели их на Востоке, а в Западную Европу они попали с арабами и берберами, вторгшимися в Испанию в 711 г. С Пиренейского полуострова жалюзи якобы перекочевали во Францию, где стали неизменным атрибутом жилищ куртизанок. По другой версии, жалюзи придумали во Французском королевстве в средние века, когда куртизанки заменили ими ставни, наглухо закрывавшие окна и не позволявшие увидеть, что происходит в комнате. Сквозь жалюзи мужчины могли наблюдать за объектом своей страсти. Приверженцы «французской» версии приводят в качестве аргумента перевод слова «жалюзи» (jalousie) — ревность.

Эпоха модернизма и появление зданий современного типа, в том числе со сплошным остеклением, дали толчок развитию новых солнцезащитных конструкций

Прошло почти сто лет с того момента, как в журнале «Эспри Нуво» один из лидеров архитекторов-модернистов Ле Корбюзье опубликовал свой знаменитый манифест, в котором сформулировал пять принципов современной архитектуры, возвращающие ее к античным идеалам — не внешне, но в главном: образ здания опять стал правдиво отражать работу конструкций и функциональное назначение объемов. Корбю и его коллеги Мис ван дер Роэ, Филип Джонсон по сути «собрали воедино» все технологические возможности своего времени и подарили миру то, что сегодня называют «современным домом»: здания свободно лишались колонн, декора (и не только помпезного, а и всякого), зачастую имели сплошное остекление. Современный вид потребовал и современных конструктивных средств защиты от солнца. Например, Корбюзье стал первым применять для затенения стеклянных фасадов солнцезащитные козырьки, или brise-soleil, как в его Дворце Ассамблеи в Чандигархе, ставшие предвестниками нынешних фасадных солнцезащитных каркасов — сложнейших инженерных конструкций, для разработки которых такие архитектурные бюро, как Zaha Hadid Architects, используют параметрическое моделирование.

Маркизы, Moloko Bar, Одесса. Реализация: MANEZH

В наши дни архитектуры элементы защиты от солнца и непогоды – простые тенты, навесы, пер­голы, маркизы, наружные жалюзи и саншилды – превращаются в целые системы, которыми можно управлять не только вручную, но и автоматически, удаленно, с помощью смартфона или системы «умный дом». Более того, подсчитано, что внешняя защита зданий позволяет отсеивать до 50% солнечной радиации, что почти вполовину сокращает потребление электроэнергии и в разы повышает энергоэффективность.

Пергола M-OCEAN, ресторан Zafferano в коттеджном городке Riviera Zoloche, Киевская обл. Реализация: MANEZH

Современные солнцезащитные системы достигли своего совершенства как с эстетической, так и технической точки зрения. Сегодня на службе у их разработчиков передовые технологии и новейшие материалы. В Украине одной из ведущих компаний в этой области является MANEZH, специализирующаяся на комплексных решениях для затенения, защиты от солнца и атмосферных осадков. Одна из ее ключевых задач — участие в развитии программы энергосбережения в Украине.

Перголы M-OCEAN LINE, дачный отель в селе Глебовка, Киевская обл. Реализация: MANEZH

Современный вариант перголы представляет собой красивую и функциональную конструкцию, предназначенную для защиты прежде всего от прямых солнечных лучей. Это архитектурное сооружение, состоящее из арок и секций, повторяющихся и соединенных между собой поперечными креплениями. Сегодня они украшают не только сады частных владений, но и активно используются в дизайне общественных пространств, например, террас и летних площадок городских ресторанов, кафе или отелей. Например, линейка стильных функциональных пергол M-OCEAN, разработанная компанией MANEZH, украшает ряд известных объектов в городах Украины, в числе которых ресторан KIM Bar в Черкассах, ресторан
Mr. Zuma в столичном ТЦ Gulliver и ресторан BAO, Panorama de Luxe в Одессе, а также целый ряд частных проектов.

Пергола M-OCEAN, ресторан PAR BAR в Киеве. Реализация: MANEZH

Когда дело касается отдыха на свежем воздухе — на балконах, террасах, патио, — то здесь незаменимыми становятся маркизы, работающие отдельно или в составе других конструкций. В том числе их используют для затенения витрин, оконных проемов и входных дверей, а также для эстетического оформления зданий — вспомните, к примеру, балконы жилых домов или уютные городские кафе с летними площадками во Франции или Италии. В ассортименте компании MANEZH есть все типы этих универсальных изделий — вертикальные, горизонтальные, двускатные, выдвижные и даже в виде террас. Управляются они вручную или автоматически, а одним из преимуществ является водонепроницаемое, устойчивое к выгоранию покрытие.

Маркизы ресторана «Рыба в огне» в Одессе. Реализация: MANEZH

В цикле дальнейших статей о современных солнцезащитных системах — как внешних, так и внутренних — мы подробнее познакомим вас с ассортиментом и техническими особенностями продукции, которые предлагает на сегодняшний день компания MANEZH.