Людвиг Мис ван дер Роэ — время и стекло

Ирина Исаченко / Персона /
Сегодня исполняется 132 года со дня рождения Людвига Миса ван дер Роэ. Но мы хотели бы не пересказывать биографию великого архитектора, а сосредоточиться на его наследии, на том, как современные архитекторы работают над реконструкцией двух шедевров мастера – здания Новой Национальной галереи в Берлине и Мемориальной библиотеки Мартина Лютера Кинга в Вашингтоне. Реконструкция обоих объектов должна завершиться практически одновременно – в 2020-м году.

Вы знаете почему основатель интернационального стиля Людвиг Мис ван дер Роэ никогда не жил ни в одном из своих стеклянных небоскребов?…

Вокруг этого факта критики архитектурного стиля мэтра построили немало версий, говоря о том, что многоэтажные параллелепипеды из стекла и металла непригодны для комфортной жизни. Между тем разгадка проста – Людвиг собирал коллекцию живописи Клее и Кандинского. А в зданиях со сплошным остеклением просто не хватало стен для того, чтобы развесить картины. Об этом рассказал немецким журналистам внук Миса – 80-летний Дирк Лохан, архитектор и владелец прав на интеллектуальное наследие великого зодчего.

Людвиг Мис ван дер Роэ (1886-1969) в своей квартире, Чикаго, 1964 год. На стенах — картины из коллекции, на столе — легендарная пепельница-чаша из оптического стекла

Дирк Лохан теперь оказывает консультативную помощь в реконструкции Новой Национальной галереи в Берлине, одного из последних прижизненных зданий Миса ван дер Роэ. Для Лохана Neue Nationalgalerie был одним из первых проектов, над которыми он работал в качестве менеджера. Он же – получил в наследство легендарную пепельницу Миса из оптического стекла, которая, кстати, станет одним из экспонатов обновленной галереи.

Так выглядело здание Neue Nationalgalerie в 1968 году. Фото: Reinhard Friedrich

Хрупкое наследие

Мис ван дер Роэ завершил работу над берлинской Neue Nationalgalerie в 1968 году за год до своей смерти. Это было единственное здание, созданное архитектором на его родине после Второй Мировой. Модернистская ортогональная шкатулка из стекла и металла с огромным открытым внутренним пространством почти пять десятилетий служила идеальным местом для масштабных инсталляций, однако оказалось плохо пригодной для постоянных экспозиций живописи.

Ночью здание галереи превращалось в огромный разноцветный фонарь

Остекленный фасад, с прямыми углами не выдерживал температурных колебаний – стекло нагревалось под солнечными лучами, из-за влажности, которая поддерживалась в галерее для сохранения картин, на стекле образовывался конденсат, и в холодные ночи – стекло трескалось.

Приходилось менять одну стеклянную панель за другой, а в 2012 году здание решено было закрыть на реконструкцию. Ее поручили провести Дэвиду Чипперфильду, лондонскому архитектору, который ранее более 10 лет занимался реконструкцией Neues Museum на музейном острове, построенного в середине XIX века по проекту Фридриха Августа Штюлера и, что символично, получил за свою кропотливую работу премию Людвига Мис ван дер Роэ.

Инсталляция Дэвида Чипперфильда Stikes and Stones, установленная накануне закрытия Новой Национальной галереи на реконструкцию Фото: David von Becker

Перед самым закрытием галереи на реконструкцию Дэвид Чипперфильд превратил зал музея в подобие леса, установив 144 деревянных фальш-колонны, которые подчеркивали гениальную архитектуру Миса, где вес монументальной крыши опирается всего лишь на восемь узких стальных опор. Инсталляция была своеобразным прологом к последующему превращению модернисткой иконы в стройплощадку. После трехмесячной выставки, музей был закрыт, коллекции произведений современного искусства, которые включают работы Пикассо и Уорхола отправились в хранилище, а Чипперфильд приступил к срыванию покровов.

Дэвид Чипперфильд на стройплощадке Новой Национальной галереи с которой сорвали ее стеклянные покровы. Фото: Gordon Welters for The New York Times

Таким, немного обескураженным, Дэвида Чипперфильда застали журналисты The New York Times в сентябре прошлого года. Лишенное своих блестящих фасадов и гранитных полов здание, ранее вызывавшее ассоциации с Пергамским алтарем, теперь, когда от него остались ободранная стальная рама и бетонные ребра, выглядит неприглядно и прозаично.

«Это немного шокирует, — сказал Чипперфильд — Теперь вы понимаете, насколько иллюзорна бывает архитектура»

Каждый архитектор – отчасти мистификатор, и Людвиг Мис ван дер Роэ, один из гениальных – считает Дэвид. Его задача устранить все технические проблемы здания, сохранив его образ таким, как задумывал Мис. «В этом есть что-то священное. Это немного похоже на греческий храм. Каждый элемент, каждый сустав является частью архитектуры. Мис говорил, что бог — в деталях. Утрата деталей будет означать утрату архитектуры» — говорит Чипперфильд. Этот подход британского архитектора полностью поддерживает и его коллега, внук Миса – Дирк Лохан. Изначально планировалось, что реконструкция завершится в 2018 году, но теперь срок ее окончания передвинули на 2020-й.

Недостаточно прозрачный Мис

Здание Мемориальной библиотеки им. Мартина Лютера Кинга в Вашингтоне по проекту Миса было построено в 1972 году, спустя три года после смерти архитектора. Его реконструкция началась в прошлом году по причине того, что четырехэтажное здание, приподнятое на опорах, не отвечало всем требованиям, которые сегодня выдвигаются к современным библиотекам.

Так выглядело здание библиотеки до начала реконструкции

Теперь библиотека – это не просто место, куда приходят за книгой – это мультикультурный центр с общественными и коммерческими блоками, предоставляющий целый комплекс услуг, тем самым зарабатывающий на свое содержание.

Комиссия, которая оценивала здание Миса ван дер Роэ, сочла его «недостаточно проницаемым» и «недостаточно просторным»

Модернизацией объекта занимается команда архитекторов голландского бюро Mecanoo в сотрудничестве с Martinez + Johnson Architecture. Основательница Mecanoo Франсин Хубен предложила усилить «прозрачность», убрав из интерьера все кирпичные стены и заменив их стеклянными перегородками. А к монументальным лестницам между этажами — добавить стеклянные лифты и эскалаторы.

Визуализация экстерьера здания библиотеки. Источник изображения: Mecanoo

Расширение полезной площади Хубен спланировала в виде надстройки на крыше здания, которую также решено озеленить, получив еще одно открытое общественное пространство. На проект городские власти Вашингтона выделяют $208 миллионов.

Визуализация интерьеров здания библиотеки. Источник изображения: Mecanoo

Очевидно, что по сравнению с проектом реконструкции музея в Берлине, модернизация библиотеки предполагает более радикальное вмешательство в архитектуру Миса. Почему – можно понять по заявлению Франсин Хубен: «Мы уважаем Миса ван дер Роэ и тщательно исследовали его работы, перед тем как приступить к созданию «Библиотеки будущего». Но самое главное — вывести на первый план ценности Мартина Лютера Кинга. Моя мечта — сделать это здание отражением его идеалов».

Архитектор Франсин Хубен рассказывает о планах расширения библиотеки

Казалось бы — Мартин Лютер Кинг придерживался тех же принципов, что и Мис ван дер Роэ. Это открытость, прозрачность и доступность. Кинг стирал социальные границы, а Мис – границы между интерьерами и окружающей средой. Об этом сходстве говорят и сами архитекторы Mecanoo. Перед тем, как приступить к реконструкции, в марте 2017 года в библиотеке состоялся премьерный показ документального фильма «Наследие: Мис и Кинг», в котором рассказывается о деталях предстоящих работ.

Афиша к показу документального фильма «Наследие: Мис и Кинг»

И все же, согласитесь, несколько неожиданным кажется сам факт, что с точки зрения современности, архитектура великого интернационалиста, казавшаяся такой экстремальной в середине XX века, может показаться недостаточно «прозрачной».