Кто в центре человекоцентричности?

Ольга Чернова / Мнения /

А кого именно, простите за наивность, действительно будет правильным поставить в центр человекоцентричности? Ну, если все люди разные? Ведь не вариант, когда в центре окажется среднеарифметический мутант, некий человек-компромисс — скорее всего, это приведет лишь к очередной банальности и безликости. То, что пытается угодить всем, увы, в результате не подходит никому.

Другое дело — моментально возникающее в вашей голове прямолинейное, искреннее и совершенно естественное человеческое желание взять и поставить в центр самого себя!

Ольга Чернова, главный архитектор проектов archimatika

Но ваш мозг, сознание взрослого человека, ровно в следующее мгновение со снисходительной улыбкой отправит такую детскую непосредственность на полочку несбывшихся мечтаний ребенка… И предложит замену: некую группу людей, чем‑то схожих с вами, подобных вам. Или людей, которым вы сочувствуете. Или же людей, в ряды которых вы мечтаете встать! Замечаете? Замещаете? Да?!

Есть! Вот, вас и рекрутировала, и тут же поставила в свой строй одна из партий-частей общества — со своим, реющим над головами штандартом и собственным путем, исчезающем в тумане, по которому, гремя речевками аргументов, маршируют отряды апологетов.

Смоделируем обсуждение этого вопроса между яркими представителями подобных когорт.

— «Поставим в центр человекоцентричности самого слабого и необеспеченного! Ведь если в мире найдется место даже самому убогому, всем остальным и подавно будет хорошо! Истинная миссия общества и архитектора как представителя его авангарда — создавать жилье для тех, кто по‑другому не способен себя им обеспечить! Создать среду тем, кто не способен иначе ее создать! Ибо написано: «Блаженны нищие духом»…

Если общество нуждается в новых достижениях, необходимо оставить пространство для здорового эгоизма тех, кто эти достижения реализует

— «…И получим смотр-конкурс беспомощности, где каждый будет стараться доказать, что именно он самый несчастный и самый страдающий, а следовательно, достоин предпочтительного распределения благ. Слабые только делают вид, что пекутся о моральном состоянии общества, но на самом деле просто замещают вопросом «какова длина юбки соседки?» вопрос «а каковы на самом деле мои собственные успехи и достижения?» В центре человекоцентричности нет места слабым! Это место силы и место сильных!»

— «Сильные эгоистичны — они настроены на достижение целей, и им не стоит замалчивать резонный вопрос: почему слабые вместо того, чтобы также самостоятельно добиваться желаемого, тратят все силы на перераспределение в свою пользу достижений других? И если общество нуждается в новых достижениях, необходимо оставить пространство для здорового эгоизма тех, кто эти достижения реализует: они должны иметь возможность подкатить к главному входу и бросить ключи от своего роскошного электромобиля швейцару, который запаркует его на стоянке, а потом подаст к моменту отбытия. И не вариант заменять парадный подъезд велопарковкой или остановкой общественного транспорта, которые, конечно, тоже должны иметь место. Но «и — и», а не «или — или»! И вообще — социальным проектам самое место где‑то на обочине хайвея прогресса. Чтобы как минимум не мешали! А центр — для супергероев и тех, кто ими стремится стать!»

Фото: Zoe Holling / Unsplash

— «…Но, вероятно, тот, кто до героя однозначно недотягивает, почувствует себя в такой архитектуре подавленным? И мы получим заглушающий любые успехи и достижения героев стон безнадеги от неспособных достичь успеха, среди которых найдутся и мыслители, готовые представить вам выстраданную фундаментальную теорию вселенского заговора против них с участием архитекторов. Социальная справедливость недостижима. Точно так же, как недостижимо общество, состоящее исключительно из не нуждающихся в ней супергероев. Единственное, что может быть в центре человекоцентричности, — это гармония и красота, которая непременно спасет мир руками и мозгами людей, обладающих безукоризненным вкусом и созидательным талантом.

Надо поставить в центр осознающего и создающего красоту художника! И мы создадим совершенную среду, способную воспитать изысканный вкус у людей, которые только в ней на самом деле смогут нормально себя чувствовать, без нескончаемого испытания терпения безвкусицей и фальшью…»

В центре человекоцентричности нет места слабым! Это место силы и место сильных!

«…Но художественный вкус — это только один из человеческих талантов, которым, увы, природа наградила отнюдь не всех. И человек без вкуса, которого угораздило жить в царстве эстетического совершенства, будет обречен все время ощущать себя школьником, непонятно зачем попавшим с классом на балет. Творчество — это в первую очередь свобода! И в том числе свобода от эстетических предрассудков, к тому же устаревающих время от времени! В центр человекоцентричности необходимо поставить свободный человеческий выбор! Абсолютную свободу выбора!»

«…Но выбор человека, живущего в обществе и по определению нуждающегося в нем, не может быть совершенно свободным. Наша свобода заканчивается там, где начинаются права других…»

Выбирайте! Какая боевая речевка поведет вашу когорту?

Бесконечная вереница сменяющих друг друга идей и лозунгов образует вокруг центра человекоцентричности столь же нескончаемый вихрь, плотным туманом окутывающий любые шансы каждого, марширующего со своей партией, в этом всем разобраться. То, что вам и вашим апологетам издали казалось полем битвы идей, на котором вы с вашей правдой должны одержать победу, оказалось лабиринтом, из которого к этой правде нет выхода. Причем этот выход заслоняют не стены лабиринта, а исключительно мысли ваших сторонников и оппонентов.

Возможно, верное название этому лабиринту — «дискурс человекоцентричности» (от позднелат. Discursus: изначально — беготня, суета, маневр, круговорот; и лишь иносказательно, в одном из значений — «беседа, разговор»).

Фото: Curtis Macnewton / Unsplash

Приходится констатировать тупик! А где же верный путь? И где мы ошибочно свернули? Думаю, ошибка закралась в тот момент, когда мы предположили, что близкая вам по духу партия как часть (part) целого и объединяющая ее апологетов идея может стать в центре этого целого. Абсолютное доминирование одной части обязательно ведет к деградации в другой отдельной части (наиболее удаленной от победившей). А затем и системы в целом. И лабиринт идей, который мы получили в рамках нашей умозрительной модели, на самом деле компенсаторный механизм, уберегающий от этой деградации всю систему (общество).

 

Celebrate diversity

Успешное общество — разнообразное общество, в котором разные люди имеют шанс обрести необходимое: сильные получают возможности, а слабые — поддержку, люди со вкусом могут создавать и наслаждаться гармонией, а люди без вкуса — не заморачиваться по этому поводу, и так далее.

Но что же поставить в центр этого разнообразия? Что может объединить всех, но при этом не привести к общему знаменателю?

По моему личному мнению, в центр надо поместить стремление человека быть и чувствовать себя благородным. И архитектура должна способствовать этому: так, человеку в инвалидном кресле, чтобы иметь шанс почувствовать себя благородным, как минимум нужна безбарьерная среда. Но это лишь минимум — возможность встать на одну ступеньку с остальными, «обычномобильными» людьми.

А что нужно, чтобы почувствовали себя благородными вообще все?

Благородство? «Благой род» — это же атавизм, слово из другой эпохи, в которой, надо отметить, блага чаще передавались по наследству, чем приобретались благодаря личным заслугам. И разве это актуально для XXI в.?

Но что же поставить в центр этого разнообразия? Что может объединить всех, но при этом не привести к общему знаменателю?

Но я использую это слово, потому что другого почему‑то за последнее время так и не появилось! И качество благородства, которое достигалось этим наследственно-родовым методом, несравнимо выше, чем достижимое актуальными способами. И я считаю, что именно в этом «суперкачестве» нуждается современное общество.

Фото: Jacek Dylag / Unsplash

За последний век мы достаточно узнали о том, как кухарки управляют государством и какую музыку заказывают миллионеры из трущоб — это также можно представить как работу своеобразного компенсаторного механизма, что включился, когда одна часть общества присвоила себе благородство «по праву рождения». И теперь это уже не слово-логотип «партии белой кости», а качество, к которому каждый может приблизиться путем работы над собой (или, возможно, озарения).

Благородный человек вполне может реализовывать, казалось бы, неэкологичное желание заработать много денег — но не отбирая их у других, а создавая что‑то новое! Ему нужно быстро добраться в другую часть города, где, предположим, нет парковки? Отлично! Он возьмет такси и не станет портить экологию оставленным на тротуаре электромобилем, пусть даже хитом технологической и дизайн-моды! Благородный человек не будет подменять процесс его имитацией: не можешь сам? Дай возможность другому.

Благородный человек не будет подменять процесс его имитацией: не можешь сам? Дай возможность другому

У застройщика, не строящего на своем участке, надо забрать площадку, и он должен понимать, что, поступив неблагородно, заслужил такое отношение.

И, наконец, благородный человек не будет мешать осуществлять свои мечты другим! Пусть даже совсем не похожим на него самого и совершенно не те мечты, которые он сам бы хотел реализовать!

Коллаж из фото Dan Schiumarini  и Karina Carvalho / Unsplash

Когда общество ожидает, что вы поступите благородно, когда архитекторы создают среду, в которой вы чувствуете себя благородным, — только отчаянный злодей поведет себя неблагородно. Ну а отчаянных злодеев определенно меньшинство. И общество давно разработало технологии их локализации.

 

На фото: «Витрувианский человек» Леонардо да Винчи / Мюнхенский офис Nokia Networks. Фото: Sven Read / Unsplash. Коллаж