Косить или колосить? Газоны в большом городе

Ирина Исаченко / Ландшафт /

Стричь или не стричь? Вот в чем вопрос! Тренд натурализации городских ландшафтов пришел и в Украину. И конечно, расколол наше эмоциональное, впечатлительное общество на два лагеря — сторонников традиционных газонов и адептов «высокой травы», ратующих за цветущий луг. Почему киевляне пишут петиции в КГГА, требуя немедленно убрать с городских улиц и парков людей с газонокосилками? Почему визуальная небрежность городских насаждений сегодня считается модной и рациональной? В нашей традиционной рубрике «Ликбез» основатель бюро Beloded Landscaping, действительный член Society of Garden Designers (SGD) и член правления Гильдии ландшафтных архитекторов Украины (GLAU) Людмила Белодед описывает плюсы, минусы каждого из этих ландшафтных приемов и перспективы их использования в наших городских пространствах.

Я богат, я респектабелен!

Начну с миролюбивого тезиса: газон и луг не антиподы, а два полноценных ландшафтных приема. Но сегодня в наших городах превалируют газоны, и не всегда они выглядят презентабельными благородными партерами. Очень часто наш уличный «газон» — это безжизненная, кочковатая поверхность с засохшей или выпревшей травой.

Людмила Белодед, ландшафтный дизайнер, директор и основатель бюро Beloded Landscaping

Газон — маркер цивилизованности и символ богатства. Еще в средние века лендлорды кичились своим достатком, окружая дома-дворцы гектарами пустых зеленых пространств. Так они демонстрировали, что владеют огромным количеством земли и могут позволить себе каприз ее не возделывать. Пастбища и альпийские луга — это не родственники, а прототипы газона, искусственно сформированного покрова из травянистых растений. Английские газоны, которые впоследствии стали эталоном, появились лишь в начале XVII в. и после изобретения газонокосилки в 1830 г. получили повсеместное распространение среди среднего класса.

В США газон стал материальным воплощением американской мечты. В середине XX в. с легкой руки девелопера Авраама Левитта, основателя компании Levitt & Sons, увлечение газонами превратилось в национальную манию. Идеальный американский газон — это ровный, правильной геометрической формы травяной ковер из монокультуры злаков, подстриженный на высоту не более 1,5 дюйма (около 4 см). В США надлежащий уход за газоном — часто законодательно закрепленная обязанность домовладельца.

Ухоженные партерные газоны подчеркивают статусность государственных и культурных учреждений

Great Lawn в Центральном парке Нью-Йорка — один из самых известных и больших газонов в мире. Его площадь достигает 22 га. Great Lawn включает в себя несколько полей для бейсбола и пространство для отдыха горожан и проведения различных мероприятий и концертов. Фото: Alan Schein

Ухоженные партерные газоны подчеркивают статусность государственных и культурных учреждений. Это столь же справедливо и в отношении частных усадеб. На ровно подстриженный газон не только приятно смотреть — им удобно и безопасно пользоваться. В западной культуре и в Украине люди считают газон обязательным элементом городского ландшафта, а вот неподстриженная трава для нас остается символом окраины: «На дальней станции сойду, трава по пояс». И до недавнего времени социальную, символическую и эстетическую ценность газонов никто не ставил под сомнение.

 

Дичаем, дичаем

Синхронно с тенденциями к более простому и естественному образу жизни в Европе и Америке набирает обороты движение по натурализации городского ландшафта. Массовая мода на дикие сады и парки пошла с 1985 г., когда ландшафтный архитектор и натуралист Крис Бейнс представил на международной цветочной выставке в лондонском Челси проект Wildlife Garden. Еще в 80‑х Бейнс создал организацию Urban Wildlife Group, положив начало движению за дикую природу в городах. Его книги, телепрограммы и документальные фильмы вдохновили британцев изменить подход к городскому садоводству. Все новые и новые ландшафтные композиции с дикими луговыми травами появляются на ежегодном цветочном шоу в Челси и вызывают мощный эмоциональный отклик у публики.

В Великобритании все чаще, говоря о городском озеленении, используют выражение Nature in the City

Активисты натуралистического течения призывают отказаться от практики частого скашивания травы и заменить дорогие партерные газоны цветущими лужайками из неприхотливых многолетников. Аргументов в пользу такого решения немало. Газоны — это, как мы уже говорили, дорогое удовольствие. И одно дело, когда за такое удовольствие платит коммерческая корпорация или частный собственник, и совсем иное, когда это средства налогоплательщиков.

Английские природные луга стали прототипом городских газонов. Источник фото: pxhere.com

Важна и экологическая составляющая. К примеру, в США 23 % всех городских территорий покрыто газонами, что в целом примерно равно по площади штату Техас. Всего на уход за американскими газонами тратится $ 30 млрд в год. Ежегодно для борьбы с сорняками используется 62 000 тонн пестицидов. А на полив одного стандартного придомового газона в засушливом климате Калифорнии уходит почти 800 л воды в день! Шумные бензиновые газонокосилки к тому же загрязняют атмосферу. Очевидно, что все это серьезная нагрузка на экологию. Сколько тратят на содержание газонов в Украине, к сожалению, неизвестно, поскольку такие исследования у нас не проводились.

Еще одна претензия к газонам: они обезличивают наши города, лишая их аутентичности. В какой точке планеты вы бы ни находились, газоны везде выглядят одинаково. Это обезличенное зеленое пространство, лишенное локальной выразительности. В Китае после культурной революции 1965 г. газоны, возникшие там под влиянием американских и британских традиций, пытались уничтожить и изжить как аномалию, противоречащую эстетическим принципам китайского сада. Но сегодня этот интернациональный элемент ландшафта вернулся в китайские мегаполисы.

Газоны (обычные, не партерные), безусловно, функциональны, ведь позволяют нам летом комфортно проводить досуг. Но по большому счету они практически не выполняют какой‑либо полезной экологической функции. Да, они предотвращают эрозию почв, дренируют дождевую воду, но в сравнении с лугом менее в этом эффективны.

Почтовая открытка с рекламой газонокосилки Charter Oak — одной из первых моделей барабанного типа, произведших революцию в истории газонов, 1870 г. Источник изображения: digitalcommonwealth.org

Газоны не отвечают тренду устойчивости, они не способны самовосстанавливаться и не поддерживают биоразнообразие. В этом аспекте искусственно созданный человеком газон из монокультуры злаков можно считать антиподом естественной экосистемы.

Безусловно, любого качества газон предпочтительнее, чем мощеное или заасфальтированное пространство. Но если мы принимаем глобальные тренды устойчивости, то газоны должны уступить часть территории естественным и псевдоестественным биотопам.

 

Природа в городе

Идеальный газон можно сравнить с пустыней. Но как только мы оставляем нескошенные участки травы, там появляется жизнь — птичьи гнезда, насекомые, мелкие зверьки. Целые сообщества возникают в зарослях травы.

Цветущие луга диких трав в жилом районе Данди, Шотландия. Источник фото: thecourier.co.uk

Как оценить биоразнообразие сада или парка и почему это важно? По мнению доктора наук Мичиганского университета Дженнифер Оуэн, маркером биоразнообразия является не только количество видов растений, но и то, как много они привлекают насекомых-опылителей, которые являются едва ли не самым важным звеном экологической цепочки. В течение 30 лет Дженнифер Оуэн наблюдала за собственным садом и вела статистику, какие растения привлекают насекомых, и в 1991 г. опубликовала книгу «Экология сада». Ее сад, в котором произрастали 474 вида растений, стал домом для 1 997 видов насекомых и 64 видов позвоночных животных, преимущественно птиц. Сегодня эти цифры считаются нижней границей в оценке устойчивости искусственно созданных ландшафтных биотопов.

Привлекательность растения для насекомых-опылителей — маркер биоразнообразия

В Великобритании все чаще, говоря о городском озеленении, используют выражение Nature in the City. Природа в городе — это не только зеленый фон для архитектуры, ухоженные клумбы и парки, комфортные для человека. Это своего рода призыв дополнить городскую ткань оазисами для насекомых, птиц и других представителей фауны.

Цветущие луга вдоль автодорог в Whittington Park Meadow. «Цветочная река» на северной окраине Лондона была реализована по инициативе популяризатора натуралистического движения Кэтрин Лвин. Источник фото: River of Flowers

Сегодня Великобритания является мировым лидером движения по созданию уголков дикой природы в городах, и не только на окраинах, а в престижных публичных локациях, как, например, в Лондонском олимпийском парке и Королевских ботанических садах Кью. Забота о пчелах и других насекомых-опылителях сегодня важная составляющая практически любого ландшафтного проекта, идет ли речь о парках, уличных рабатках, придомовых территориях или зеленых крышах. И это при том, что каждый пятый житель страны страдает сезонным аллергическим ринитом! Проблема сосуществования людей и диких насаждений не замалчивается — ее обсуждают на разных уровнях в поисках компромиссов. Обсуждается ассортимент трав и места расположения лугов — к примеру, очевидно, что нельзя оставлять высокие травы рядом с детскими учреждениями или больницами. Но сам факт того, что в городах необходимо создавать естественные оазисы, функционально предназначенные для поддержания биоразнообразия и экологического благополучия, не поддается сомнению. К тому же, по мнению американского исследователя и садовода Тома Огрена, основная причина приступов сезонных аллергий у горожан не цветы и травы, а деревья — и это результат многолетнего «ботанического сексизма», когда в озеленении населенных пунктов используются преимущественно мужские саженцы двудомных деревьев и кустарников, выделяющие пыльцу. Том Огрен является основателем Allergy-Free Gardening — садоводства без аллергии, и в его практических руководствах есть масса полезных советов, как сделать городские насаждения максимально безопасными.

Полевые цветы предпочитают бедные почвы: обочина дороги, осыпь или пустырь — то, что надо!

Цветущие псевдолуга или натурализированные посадки — это не просто модно, экологично, но и экономически оправдано. Можно экономить не только на рабочей силе, оборудовании, воде. Это также возможность сэкономить на удобрениях: многолетние полевые цветы, в отличие от декоративных культур, предпочитают неплодородные, бедные почвы. Поэтому для устройства городского луга не надо заказывать плодородный грунт, напротив, постпромышленная территория, обочина дороги, осыпь или пустырь — это как раз то, что надо!

 

Миф: «Надо просто перестать косить!»

Универсальной стратегии воссоздания островков дикой природы в городах не существует. Многое зависит от местных климатических условий, характера окружающей среды и бюджетов, которые горожане готовы потратить на эти цели. Но это не значит, что мы должны изобретать велосипед — наши европейские, американские, канадские, австралийские коллеги, отвечающие за озеленение, разработали агротехнические правила, нормы и рекомендации, которые следует взять за основу и адаптировать. Скомпонованы миксы семян для залуживания, предназначенные для разных почв, разной функциональной и антропогенной нагрузки, в том числе и для таких экстремальных участков, как обочины автодорог.

Ошибочно думать, что если газон просто перестать косить, он превратится в цветущий луг. Мы получим зеленые кочки, с голой почвой в промежутках между ними, где с радостью поселятся инвазивные и опасные для здоровья сорняки — такие, как амброзия, например. Этот участок будет выглядеть вполне диким, но лишенным какой‑либо эстетической ценности. То есть станет слепым пятном в городском пейзаже.

Уход за городскими лугами производят с помощью цветов специальных косилок с интеллектуальным управлением и возможностью регулировать высоту покоса. Источник фото: wildflowerturf.co.uk

Существуют несколько вариантов постепенного залуживания газона. Один из них — постепенно, из года в год сокращать количество покосов и довести их до двух раз в сезон. Параллельно необходимо регулировать количество нежелательных сорняков. Через несколько лет газон превратится в полунатурный луг — вряд ли обильно цветущий, но уже более устойчивый и приятный глазу. Другой способ: необходимо прекратить вносить удобрения и в течение сезона низко скашивать траву очень часто, минимум каждую неделю — чтобы ослабить ее. А осенью посеять прямо поверх скошенного под ноль газона семена диких цветов. В следующие несколько лет необходимо будет делать подсев и проводить скашивание по особому графику.

Семена сорняков-эндемиков сохраняют жизнеспособность в верхних слоях почвы до 70 лет. Это своеобразный «банк жизни», созданный природой. И такие меры, как перекопка, стимулируют рост прежде всего агрессивных сорняков-эндемиков. Поэтому полевые травы либо высевают очень неглубоко — процарапывая дерн, либо действуют радикально. Перед посевом посадочное место подготавливают, снимая 10‑сантиметровый слой грунта, и даже применяют гербициды для того, чтобы подавить доминирование сорняков. В дальнейшем необходимо соблюдать график скашивания, чтобы подавлять травы и стимулировать развитие полевых цветов. Есть еще такая агротехническая хитрость: для быстрого результата можно посеять однолетнее растение, которое вытесняет газонные злаки — погремец малый (лат. Rhinanthus minor, укр. «дзвінець малий»). Как видите, создание городского луга тоже требует знаний и навыков.

Уход за лугами подразумевает особый график скашивания, подавляющий травы и стимулирующий развитие цветов

Если мы имеем дело с чудом уцелевшим в городе участком естественного лугового покрытия, то есть способ без ущерба для экосистемы повысить его декоративность. Европейские озеленители активно практикуют такой агротехнический прием, как вставка культурных многолетников в естественные группы. То есть не надо и даже противопоказано снимать весь слой дикой естественной растительности и перекапывать весь участок — можно точечно интегрировать в него культурные вставки, создавая своего рода цветочные патчи. Главная цель — минимизировать вмешательство в естественную среду, при этом добившись декоративного эффекта.

 

Управление и планирование: подводные камни

Городские восстановленные или сохраненные луга в перспективе более устойчивы и существенно сэкономят нам городской бюджет. Это произойдет не моментально и лишь при условии грамотного ухода и менеджмента. Если мы хотим увеличивать долю естественных лугов в городах, это необходимо делать грамотно.

Предвижу, что с этим у нас возникнут проблемы, поскольку сегодня сотрудники коммунальных служб не имеют кадрового ресурса для качественного выполнения даже таких традиционных работ, как обрезка деревьев. Недавно в «Киев­зеленстрое»  прошло совещание с участием народных депутатов и профильных специалистов. И даже поверхностный аудит проблематики ухода за зелеными насаждениями выявил, что в ЖЭКах, которые отвечают за уход за придомовыми территориями, оказывается, не просто нет специалистов-арбористов — там в принципе не знакомы с элементарными правилами обрезки и кронирования. К выполнению работ привлекаются неквалифицированные люди, которые уничтожают, калечат и уродуют деревья. Впрочем, не только к ЖЭКам, к зеленстроям у горожан аналогичные претензии.

Недавно киевляне разместили на сайте КГГА петицию, в которой потребовали сократить график скашивания газонов и перейти к их натурализации. Несмотря на то что покосы должны, по идее, стимулировать развитие газонных трав, в нашей реальности все происходит с точностью до наоборот. Несмотря на внешне нарочитый «уход» и сотни деятельных рабочих с чадящими газонокосилками, газоны желтеют, хиреют, весной их перекапывают и засевают заново. Руководитель коммунального объединения «Киевзеленстрой» Алексей Король уже дал комментарий столичным СМИ, в котором сделал акцент на том, что луговые биотопы малоэстетичны, а цветущие, так называемые мавританские газоны, очень непрактичны! За ними, оказывается (!), необходим профессиональный уход. Поэтому сегодня нашим озеленителям проще ничего не менять. Как у Шекспира: «Мириться лучше со знакомым злом, чем бегством к незнакомому стремиться». Также Алексей Король называет существенным недостатком именно то, что во всем мире считают главным достоинством лугов: цветы привлекают насекомых-опылителей, медоносных пчел, ос и шмелей.

Barbican Beech Gardens – натуралистические сады в Лондоне, созданные с использованием технологий ZinCo «Roof Garden». Ландшафтный архитектор – Найджел Даннет. Источник фото: zinco-greenroof.com

Парадокс: начиная с 2001 г. 22 мая мир отмечает Международный день биологического разнообразия, а в Украине люди, ответственные за политические и урбанистические решения, до сих пор мыслят шаблонами середины XX в., когда прогрессирующее антропогенное влияние человека на окружающую среду считалось доказательством цивилизационного успеха. Печально.

Впрочем, не только ригидность городских коммунальных служб тормозит движение. Если сегодня провести массовый опрос, я уверена, что большинство жителей выскажется в пользу традиционных газонов. Массовый запрос на естественную растительность в городе в нашем обществе еще не сформировался. Как только газон заколосился, люди уже воспринимают его как неухоженный и не принимают эстетику натуралистического садоводства.

Да, мировоззрение британцев за 40 лет увлечения натурализацией садов сильно изменилось, и они живут в совершенно иной парадигме, тогда как в нашем обществе эти перемены только начинаются. Мы только начинаем осознавать, что нашим городам необходимы природные резервации, участки внешне дикой растительности, пусть растрепанной или пожелтевшей в межсезонье. Растениям необходимо позволить пройти полный жизненный цикл от прорастания до полного увядания и превращения в компост. Но пока еще большинство украинцев поддерживают мнение Фрэнсиса Бэкона, который считал, что «нет ничего приятнее для глаз, чем низко стриженая зеленая трава».

 

В динамике

Тема ecological nature like plantings интересна еще и тем, что является предметом острой дискуссии урбанистов, ландшафтных архитекторов. Еще в конце 90‑х авторитеты в ландшафтной сфере Найджел Даннет и Джеймс Хитчмоу сформулировали, в чем заключается отличие между натуралистической посадкой и экологическим ландшафтом. Первое — это псевдолуга, к примеру, в Олимпийском парке королевы Елизаветы, которые выглядят естественно, но статичны (остаются в границах первоначального проекта) и требуют достаточно ресурсоемкого ухода. Второе — это динамичная экосистема, в которой растения размножаются, растут, погибают и самовосстанавливаются при минимальном вмешательстве со стороны человека. Первое — это плотная посадка, второе — это то, что лучше всего характеризует слово «заросли».

Следующее десятилетие ООН объявила десятилетием восстановления экосистем

В дикой природе плотность видов на одном квадратном метре достигает десятков, а предел плотности для натуралистической посадки — 5—9 растений. Сегодня происходит активный научный поиск сбалансированных миксов растений, чтобы создать устойчивые и одновременно декоративные экосистемы. Максимально близко к этому приблизился Пит Удольф. В своем частном саду в Хуммело он может смело проводить самые рискованные садовые эксперименты. Но когда он проектирует сады прерий для городских ландшафтов, то старается сделать их управляемыми, предсказуемыми и удобными с пользовательской точки зрения. За внешней «дикостью» стоит тщательное планирование, продуманность в мелочах и специализированный уход. «Я всего лишь пытаюсь превратить наши общие фантазии в реальность», – так комментирует Пит Удольф свой новый проект – сад перед музеем дизайна Vitra в германском Вайле-на-Рейне.

Никто не предлагает горожанам продираться сквозь заросли чертополоха. К примеру, в Королевских садах Кью прогулочная территория от пагоды ко главному входу представляет собой простриженный луг, который с двух сторон по обочинам окружен высокими травами. По такой дорожке можно с комфортом гулять, в том числе передвигаться на инвалидных колясках. Словом, наработано уже немало оптимальных ландшафтных решений.

Наше стремление к регулированию природных процессов вполне  естественно, поскольку человеку свойственно упорядочивать хаос. Но в то же время мы, люди, по своей натуре экспериментаторы, стремящиеся создавать нечто новое — в том числе комбинировать декоративные и дикие культуры, добиваясь нового эстетического эффекта. Создавая альтернативные растительные сообщества, мы не станем отказываться от спортивных газонов или стриженой травы в общественных парках, на которой можно сидеть и лежать. И несмотря на то что Украина небогатая страна, вполне уместно подчеркнуть статусными партерными газонами важные объекты и архитектуру.

Цветущий маковый луг в Пирогово – один из немногих островков естественной природы в городской черте Киева. Фото: Андрей Ветошкин

Да, газон приятен взгляду. Но важно помнить о том, что пчелы, птицы и множество других представителей флоры, фауны и насекомых имеют право на нашу планету. Мы не должны противопоставлять форматы и ломать копья в бесконечных спорах и дискуссиях, а стремиться к разумному компромиссу. Газоны остаются любимыми даже для провайдеров натуралистических садов, к примеру, во французском современном ландшафтном дизайне буйные заросли диких многолетников комбинируют с идеально выстриженными газонами и топиарами (Le Jardin de Berchigranges). Подобные же приемы практикуют и в городском озеленении городов Северной Европы.

Поэтому пора перейти от споров к критическому анализу ситуации и к новой парадигме планирования, проектирования и управления. Учитывая насущные потребности людей, не надо забывать, что следующее десятилетие ООН объявила десятилетием восстановления экосистем.

 

Беседовала: Ирина Исаченко