КНДР — архитектурный заповедник

editor / Архитектура /

КНДР — страна, о которой мало что известно: основной информационный фон касается санкций, военной напряженности и ядерно-ракетной тематики. В то же время ввиду изолированности этой страны практически ничего не найти о ее культурном наследии, представляющем значительный исторический и искусствоведческий интерес. Особенно любопытна северокорейская архитектура — она как отражает мировые тенденции, так и имеет ряд собственных отличий.

Северокорейская архитектура прошла собственный путь, связанный с мировыми тенденциями и глобальными событиями. Ее развитие определяли экономические и политические факторы, но поначалу на первом месте стояла необходимость восстановления городов, в значительной мере разрушенных в результате американских бомбардировок во время Корейской войны. Учитывая политическое влияние СССР, именно советская архитектура и градостроение стали первоочередными ориентирами для северокорейских коллег в вопросах организации городов и их застройки.

Северокорейская архитектура — это масштаб и размах, большие пространства и яркие образцы стилей

Вслед за СССР корейцы переняли и тенденцию архитектуры модернизма, которая до сих пор поражает своей аутентичностью и размахом. Экономическое благополучие 1970—1980‑х привело к возникновению собственного стиля — масштабной и богато декорированной архитектуры, нашедшей свое выражение в грандиозных монументах и колоссальных имиджевых зданиях. Такой поворот для 1980‑х гг. — событие редкое, сравнимое разве что с появлением сталинской архитектуры в СССР 1930‑х.

Художественный театр «Мансудэ» — пример крупного модернистского здания, подчеркнутого масштабом окружающего пространства, украшенного фонтанами и зелеными насаждениями

Экономические факторы оказывали влияние на архитектуру Северной Кореи и дальше: кризис 1990‑х, вызванный крахом СССР и существующих торгово-экономических связей со странами соцлагеря, значительно повлиял как на размах строительства, так и на визуальную торжественность строящихся зданий. Преодоление этого кризиса приходится на 2010‑е, когда в КНДР начинает развиваться современная архитектура, созданная в условиях санкций и международной изоляции и имеющая целый ряд эстетических отличий.

 

В ногу со Сталиным

Первоочередной задачей архитекторов КНДР стало восстановление разрушенных в Корейскую войну городов. Их реконструкцию решили в сталинском духе — созданием новой сетки улиц, широких магистралей, архитектурных ансамблей, состоящих из монументальных зданий, отсылающих к национальному и классическому наследию. Северокорейский «сталинский» стиль выполнял ту же функцию, что и во всем остальном мире — демонстрировал эстетическое превосходство социалистического подхода к архитектуре и градостроению.

Период сталинской архитектуры оказался чрезвычайно коротким, однако оставил по себе ряд знаковых сооружений

Одним из первых объектов «сталинского» стиля стал столичный вокзал, построенный в 1953 г.: симметричный фасад, классический ордер, монументальные колоннады, массивная арка входной группы и ряд венчающих ее скульптур. Тем не менее, здесь присутствует и ряд национальных особенностей, выраженных в стилизации башенки в духе дальневосточных павильонов.

Другим примером является театр «Моранбон», построенный в 1954 г. и заменивший здание, разрушенное во время войны. Театр также имеет узнаваемые черты сталинского ампира, дополненные национальными декоративными элементами. В 2005 г. его реконструировали с сохранением изначального облика. Не отставал от него в стилистике и кинотеатр «Тэдонмун», построенный в 1955 г. и сохранивший изначальную монументальность после реконструкции 2008 г.

Пхеньянский вокзал — пример сочетания сталинского стиля с корейской национальной архитектурой

Самым примечательным ансамблем «сталинского» Пхеньяна является комплекс из шести строений на площади Ким Ир Сена. Наиболее монументальные — расположенные визави ЦК Трудовой партии Кореи и Министерство внешней торговли, которые ввиду их масштаба, эстетики, архитектурных элементов и даже цветового решения легко представить, к примеру, на Крещатике (разница лишь в масштабах — 4 и 5 этажей у зданий в Пхеньяне против 7—8 на Крещатике).

Расположенные поблизости исторический и художественный музеи КНДР с выразительными фасадными колоннадами выполняют роль пропилей площади, открывая ее обзор со стороны реки.

Кинотеатр «Тэдонмун» вследствие реконструкции обрел более вместительный зал, а его архитектурное оформление обогатилось скульптурной композицией

В глубине же площади ансамбль завершают зеркально отражающие друг друга здания секретариата Кабинета министров и Министерства иностранных дел, имеющие пять этажей основного фасада и шесть — в торце. При этом торцевая часть площади, играющая важную роль в ансамбле, оставалась незастроенной до 1982 г.

Сохранить и приумножить! В процессе реконструкции архитектура 1950‑х не теряет изначальную эстетику

Несмотря на наличие целых ансамблей в «сталинском» стиле, развернуть его в качестве полноценной программы и доминирующей эстетики в КНДР не удалось. Поскольку послевоенное восстановление требовало огромных средств, одновременное повсеместное строительство было невозможным. Растянутое на последовательность очередей, возведение архитектурных ансамблей в сталинском духе было прервано — в 1955 г. в СССР началась борьба с архитектурными излишествами, которая не могла не отразиться на странах-сателлитах. В КНДР это означало, что от начала послевоенного восстановления до резкой смены стилистики прошло всего 2,5 года. Северокорейское наследие сталинской эпохи — это отдельные сооружения и незавершенные ансамбли, которые здесь успели построить за этот узкий промежуток времени.

 

Модернизм

Некоторое время спустя после начала борьбы с архитектурными излишествами основным архитектурным стилем СССР становится модернизм. То же самое происходит и в Северной Корее, где он находит свое воплощение во множестве жилых и общественных зданий.

Северокорейский модернизм — достойная часть мирового наследия стиля

Союз вновь является главным партнером, а следовательно, и примером для подражания. Этим и объясняется сходство советского и северокорейского модернизма. При этом северокорейские архитекторы вдохновлялись лучшими мировыми образцами стиля. Так, одним из наиболее любопытных образцов модернизма в Пхеньяне является здание Ледового дворца, построенное в 1982 г. и вмещающее до 6 тыс. человек.

Ледовый дворец в Пхеньяне имеет коническую модернистскую форму, схожую с кафедральным собором в Бразилиа

Дворец решен в форме конуса, что сближает его с кафедральным собором в Бразилиа, спроектированным Оскаром Нимейером. Любопытно, что несмотря на наличие ледовой арены, сооружение используется не только в качестве площадки для соревнований по хоккею и фигурному катанию, но иногда и для проведения чемпионатов по баскетболу, волейболу и настольному теннису.

Наибольшего размаха среди спортивных сооружений удостоился Стадион им. 1 мая, открытый 1 мая 1989 г. для Всемирного фестиваля молодежи. Сооружение планировалось как крупнейшее в мире и до сих пор сохраняет статус второго по величине. Именно здесь проходит знаменитое шоу «Ариран» с участием ста тысяч гимнастов — это мировой рекорд.

Стадион им. 1 мая был построен в 1989 г. и до сих пор является одним из крупнейших в мире

В модернистском ключе решен целый ряд других спортивных сооружений Пхеньяна, среди которых Дворец тхэквондо и корпуса гандбольной и баскетбольной гимназий.

Международная активность 1980‑х требовала сооружений соответствующего масштаба: спортивных, гостиничных и выставочных

Грандиозным по своим размерам является здание художественного театра «Мансудэ», первое представление в котором состоялось 1 января 1977 г. Аутентику сохранила не только архитектура сооружения, но и окружающий его ландшафтный парк с монументальными фонтанами.

Прекрасный модернистский ансамбль представляет собой комплекс ВДНХ, состоящий из шести павильонов, фланкирующих центральную аллею. Наибольший архитектурный интерес представляет павильон электроники, автоматизации и связи, имеющий огромную обшитую металлом сферу-планету, окруженную символическим орбитальным кольцом. Эстетика здания отсылает нас ко Всемирной выставке в Нью-Йорке 1939 г., а именно к грандиозному павильону Перисферы.

Павильон электроники, автоматизации и связи — наиболее футуристичный из комплекса ВДНХ в Пхеньяне

Отдельная страница в истории северокорейского модернизма — имиджевые гостиничные постройки. Знакомый большинству туристов отель Koryo (1985 г.) состоит из двух соединенных мостом башен, вершины которых (44‑й этаж, высота — 148 м) увенчаны вращающимися ресторанами.

В 1995 г. в Пхеньяне открылась еще более впечатляющая гостиница Yanggakdo высотой в 170 м. Расположенное на острове здание имеет значительную инфраструктуру — рестораны, бары, боулинг, бассейн, парикмахерскую, несколько сувенирных магазинов, а также теннисный корт и поле для гольфа.

Пхеньяну в 1980‑х удалось превзойти Москву по размаху и высоте жилой застройки массивов

Стоит отметить, что северокорейские архитекторы не только заимствовали советский опыт, но и стремились превзойти Москву в целом ряде направлений, в частности — в размахе застройки и композиции ансамблей жилых массивов. Лучше всего у них это вышло на улице Кванбок, застроенной в 1986—1989 гг. и отличающейся воистину грандиозными масштабами. Она решена в виде модернистского ансамбля высотных зданий в рамках многополосного проспекта с широкими тротуарами, трамвайными путями и велодорожками, а также несколькими разделительными зелеными зонами. Ширина Кванбок по красной линии — 180—200 м. Этого вполне достаточно, чтобы воспринимать колоссальную архитектуру жилой застройки, превышающей 30 этажей. Значительный интерес представляет первая очередь, состоящая из мощных монолитов 30‑этажных жилых домов, расположенных на южной стороне проспекта.

Северную сторону Кванбок украшают три здания, построенные в форме объединенных в 31 этаж цилиндров. Фоном для них служат волнообразные дома в 16 этажей. Наибольшую высоту имеют 36‑этажные здания, расположенные возле станции метро Кванбок, и многоэтажный торговый центр, открытый в 1991 г., дополняющий архитектурный ансамбль улицы. Также на улице Кванбок в 1989 г. был построен новый пхеньянский цирк, обновленный в 2016 г. с сохранением архитектурного стиля. Ансамбль южной стороны улицы также дополняет 30‑этажная гостиница «Чонгйон», построенная в 1989 г.

Три 31‑этажных дома, имеющие форму соединенных циллиндров, образовывают северную сторону ансамбля улицы Кванбок

Кванбок, хоть и является наиболее интересным, далеко не единственный подобный массив. На левом берегу реки Тэдонган заслуживает внимания застройка улицы Тонгиль, представляющей собой широкий 10‑полосный проспект, соизмеримый по масштабам с киевскими Позняками. Ширина улицы по красной линии здесь составляет 150 м, а застройка состоит из ряда 25- и 30‑этажных зданий, подчеркнутых в западной части 40‑этажной «свечой», выдвинутой на минимальное расстояние к проспекту.

Следует отметить, что сооружений подобной высоты не встретишь ни в киевских, ни в московских массивах, возведенных в тот период. В Киеве самой высокой жилой серией стала Т-22, имеющая 22 этажа; не превышает 22 этажа и жилая застройка Москвы конца 80‑х.

В КНДР же высотной модернистской застройкой может похвастаться не только столица. Гора Пукманг, доминирующая над портовым городом Вонсаном, также увенчана комплексом высотных зданий, из которых особенно выделяется 32‑этажный жилой дом 1984 г. постройки с 40‑метровой антенной конструкцией, с которой высота дома составляет 150 м.

 

Монументальная архитектура Чучхе

В 1970—1980‑х КНДР переживает экономический подъем. Международная изоляция и санкции отсутствуют, активно развивается торговля и сотрудничество с другими странами, проводятся международные фестивали и спортивные события. В таких условиях формируется новый монументальный стиль, объединяющий черты неоклассики и элементы народной архитектуры. Формируется он схожим образом со «сталинской» архитектурой — не эволюционно, а директивно в условиях строгой вертикали власти Ким Ир Сена и его сына Ким Чен Ира. Последний проявлял огромный интерес и активно участвовал в принятии решений о будущем облике сооружений, их идеологическом смысле и символизме.

Начиная с 1970‑х, в архитектуре КНДР применяются элементы и формы народного зодчества

Одним из первых сооружений, отсылающих к народной корейской архитектуре, стал открытый в Пхеньяне в январе 1974‑го Народный дворец культуры с конференц-залом на 3 тыс. человек и банкетным залом на 1 тыс. Его постройка послужила своеобразным водоразделом, размежевавшим сугубо модернистский подход и новую эстетику, подчеркивающую ценность исторического наследия.

Народный дворец учебы, построенный в 1982 г., стал завершением ансамбля площади Ким Ир Сена, застроенной еще в 1950‑х

Коллекция подарков руководителям КНДР собрана в Музее дружбы на горе Механсан, построенном в 1978 г. Это современное шестиэтажное здание отличают характерные для дальневосточной архитектуры элементы дизайна. Расположенный в живописном месте, музей идеально вписан в пейзаж, а с его террасы открывается завораживающий вид на горы.

Еще одним сооружением в «историческом стиле» стал Народный дворец учебы, построенный за 21 месяц и открытый в 1982 г. к 70‑летию Ким Ир Сена. Здание располагается на важнейшей оси площади Ким Ир Сена, сразу за правительственной трибуной. Такая пространственная дислокация подчеркивает важное значение здания. При этом в нем располагается отнюдь не правительственное учреждение, а главная государственная библиотека на 30 млн томов.

70‑летие Ким Ир Сена совпало с пиком экономического процветания КНДР и стало точкой архитектурного триумфа: кроме Народного дворца учебы Пхеньян украсили еще два узнаваемых лэндмарка — Башня идей Чучхе и Триумфальная арка.

Башня идей Чучхе представляет собой 150‑метровый обелиск, увенчанный 20‑метровым прозрачным светящимся факелом и одной из лучших обзорных площадок в городе. Символизм башни проявляется в мельчайших деталях — число каменных блоков ее конструкции (25 500 штук) равно количеству дней, прожитых семидесятилетним корейским кормчим. Подножье башни украшено монументальной скульптурной композицией, символизирующей единство рабочих, крестьян и интеллигенции.

Монументальная архитектура Чучхе — наполненное символами сочетание национальных и классических форм

Другим грандиозным проектом, прошедшим под непосредственным патронатом Ким Чен Ира, стало строительство Триумфальной арки на площади у Стадиона им. Ким Ир Сена на пересечении крупных транспортных артерий.

Архитектура Триумфальной арки, имеющей высоту 61 м, сочетает элементы классики и этнические мотивы, в частности отличается поясными и венчающими карнизами, характерными для дальневосточных деревянных павильонов. Триумфальная арка украшена цитатами из трудов Ким Ир Сена, изображениями горы Пэкту с герба КНДР и датами начала и конца Корейского сопротивления японской оккупации. Как и Башня идей Чучхе, арка собрана из 25 500 каменных блоков.

Сооружение было торжественно открыто 15 апреля 1982 г. — в день 70‑летия Ким Ир Сена. Внутри здания над сводом арочного проезда расположен кинозал и лифт, ведущий на смотровую площадку.

Триумфальная арка в Пхеньяне превышает высоту своего аналога в Париже и является второй по высоте в мире

Неоклассическая волна 1980‑х затронула и оформление новых станций метро, которые по размаху приближались к послевоенным сталинским и отличались от построенных в 1970‑х обилием барельефов, колоннад, скульптур и мозаик. Наиболее представительные из них, построенные во второй половине 1980‑х, стали визитной карточкой Пхеньяна — это станции Пухын, Конгук и Енгван.

Важным аспектом монументальной корейской архитектуры 80‑х является тот факт, что новый стиль не стал доминирующим. Если в СССР 1930‑х гг. внедрение монументального стиля сопровождалось острой критикой конструктивизма, то в КНДР новые веяния не ознаменовались уходом модернизма, а лишь повлияли на ансамблевый характер застройки. В 1980‑х в КНДР сложилась уникальная ситуация — модернизм сосуществовал параллельно с новой монументальной архитектурой. Впрочем, пространства, как и в сталинскую эпоху, приобрели отчетливые признаки иерархичности. В этой иерархической структуре модернистские здания зачастую использовались как фон для новых монументов, а их сценография подчинялась общей симметричной композиции.

Несмотря на уход от монументализма в архитектуре КНДР в кризис 1990—2000‑х, эта тенденция снова проявилась в более поздних сооружениях. Например, музей, открытый в 2013 г. к 60‑летию окончания Корейской войны, отличается классицизирующей симметричной композицей фасада с обширной пластической программой.

 

Современность

Кризис 1990—2000‑х ознаменовался отсутствием сколько‑нибудь значительных архитектурных объектов. В конце этого периода, несмотря на международные санкции, строительство заметно активизировалось. Любопытной особенностью современного строительства в КНДР, отличающей его от большинства стран мира, стал ансамблевый характер новых жилых комплексов и целых улиц. При этом высотность застройки выросла даже по сравнению с 1980‑ми — возводятся башни в 45, 53, 70 и даже 82 этажа.

Появление в 2010‑х в КНДР оригинальной современной архитектуры вызвало интерес всего мира

Одним из лэндмарков Пхеньяна стала гостиница «Рюген», строительство которой развернули еще в 1987 г., подчинив будущей доминанте всю сетку улиц вокруг. Узнаваемое по силуэту наконечника стрелы 330‑метровое 105‑этажное здание с рядом венчающих его вращающихся ресторанов должно было стать самой высокой гостиницей в мире. Строительные работы замерли в результате разразившегося экономического кризиса. В конце 2000‑х здание обрело остекленный фасад, заменивший модернистские окна-соты изначального проекта. Подобный редизайн иллюстрирует стремление КНДР к осовремениванию архитектурного облика. Тем не менее, колоссальный отель до сих пор не введен в эксплуатацию, что, вероятно, связано с отсутствием необходимости в столь значительных площадях (в гостинице были запланированы 3 тыс. номеров). Зато теперь фасад «Рюген» используется в качестве гигантского медиаэкрана.

Храм науки и техники в Пхеньяне — пример современной северокорейской архитектуры. Здание построено с использованием энергосберегающих технологий и имеет форму атома

Начиная с 2010‑х, в столице КНДР выросло несколько высотных ансамблей. Примером современной монументальной архитектуры может послужить застроенная в 2015 г. улица Мирэ, которую в Пхеньяне называют «улицей науки будущего». Говорят, жилье здесь предназначено для представителей науки. Самый высокий и запоминающийся — 53‑этажный 150‑метровый комплекс Мирэ Ынха, неофициально называемый «башня Галактики» из‑за своей необычной футуристичной формы, напоминающей атом с орбитами электронов.

После 2012 г. в Пхеньяне появились полтора десятка жилых небоскребов: рекордсмен имеет 82 этажа

Уникальность наследия

«Сталинский» срез архитектуры КНДР говорит о былом стилистическом единстве с соцлагерем, которое выражается как в планировке города, так и в выразительной имперской эстетике отдельных объектов. Северокорейский модернизм отличается аутентичностью и целостностью. Впрочем, как и монументальная архитектура Чучхе, построенная на гармонии сочетания классических и национальных решений. Об архитектурном наследии КНДР мало знают за рубежом, а о его значении в мировом контексте, вероятно, не задумываются внутри самой Северной Кореи, тем не менее, этот «архитектурный заповедник» представляет огромный интерес для исследователей.

Улица Мирэ была построена в 2015 г. в виде единого комплекса. Его наиболее выдающимся сооружением стал 53‑этажный жилой дом, имеющий в планировке форму атома

 

Текст: Семен Широчин