Карфаген должен быть восстановлен! Архитектурный палимпсест испанской Картахены

Ирина Исаченко / Архитектура /

Там, где работает археолог — нет места архитектору, не так ли? И наоборот. Но кейс развития испанской Картахены опровергает этот популярный стереотип о перманентном конфликте интересов. Он не менее интересен, чем многократно изученный и обговоренный кейс креативного развития испанского Бильбао. Он также о том, как музеи и туризм позволяют оживить город. Просто когда мы говорим о Картахене, надо копать глубже — в буквальном смысле, гораздо глубже, чем необходимо, чтобы заложить фундамент современного здания.

Сегодня испанский портовый город Картахена в регионе Мурсия переживает активную трансформацию — от депрессивной постпромышленной территории к туристическому центру. В начале 90‑х город болезненно отреагировал на экономический кризис и закрытие горнодобывающих предприятий. Последствия — безработица, ухудшение качества жизни, замерший рынок недвижимости. Испанское правительство при поддержке ЕС и в коллаборации с муниципальными властями Картахены разработали план выхода из кризиса, подкрепив его солидными инвестициями. Несмотря на то что Картахена остается главной военно-морской базой Испании, решено было не капсулировать ее в этом качестве, а сделать ставку на культурный туризм — популяризацию исторического прошлого и многочисленных археологических сокровищ, ведь эта локация отличается высокой их концентрацией.

Карта Картахены 1860 г. Источник изображения: cartagenaantigua.wordpress.com

Подтвержденная материальными артефактами история Картахены начинается в III в. до н. э., когда финикийцы-карфагеняне, потерпевшие поражение в Первой пунической войне, основали город в заливе на Пиренейском полуострове. В Карт-Хадаште, построенном карфагенянами на осколках древнего иберийского поселения, по оценкам историков, проживало около 20 тыс. человек. Впрочем, несмотря на стратегически выгодное расположение и богатство ресурсов (здесь добывали серебро, цинк, свинец), власть карфагенян была недолгой — всего через пару десятков лет Карт-Хадашти завоевали римляне.

Картахена остается главной военно-морской базой Испании, но развивается как туристический центр

Новый Карфаген (Carthago Nova) был спланирован по римскому градостроительному канону — с форумом, театром, вмещавшим около 6 тыс. зрителей, каменными улицами с системой канализации и водоснабжения и роскошными патрицианскими домами. В VI в. н. э. Картаго Нова перешла под власть Византии, через столетие была разрушена вестготами, а еще через век покорилась арабам, которые правили до 1245 г. и сдались князю Альфонсо Кастильскому. После завершения реконкисты Картахена вошла в состав единого Королевства Испании и стала военной базой — портом галерного флота.

Историческая застройка разных эпох в центре Картахены. Фото: Ирина Исаченко / PRAGMATIKA.MEDIA

Величайший ущерб архитектуре Картахены нанесла Кантональная революция. Она хоть и длилась всего полгода (с июля 1873 по январь 1874 гг.), но разрушения были масштабными — историки зафиксировали, что в городе остались невредимыми всего 19 зданий. Словно в противовес трагедии конец XIX в. ознаменовался экономическим бумом. Промышленная революция способствовала появлению десятков новых шахт в местности Сьерра‑де-Картахена-Ла-Унион — там же, где добывали полезные ископаемые еще карфагеняне и римляне.

Многослойная история Картахены превращает ее городскую ткань в поражающий воображение палимпсест

Центр Картахены. Фото: Ирина Исаченко / PRAGMATIKA.MEDIA

К тому же из Америки в Испанию возвращались разбогатевшие колонисты, и Картахена очень быстро отстроилась — в центре появились роскошные особняки и дворцы в стиле эклектичного модернизма. Затем очередной удар по развитию Картахены нанесла гражданская война. В середине XX в. промышленную добычу ископаемых в Ла-Унион стали вести открытым способом, что причинило серьезный вред экологии региона. Добычу запретили в 1991 г. И это снова привело к экономической депрессии Мурсии в целом и Картахены в частности.

 

Не военная гавань, а культурный порт: Cartagena Puerto de culturas

Все многочисленные взлеты и падения, вся многослойная история Картахены превращают ее городскую ткань в поражающий воображение палимпсест, где под руинами христианского храма обнажаются вдруг ступени римского театра, а в подвале скучного жилого здания вдруг обнаруживают яркие фрески в помпейском стиле. Здесь даже фрагменты серийной кафельной плитки на руинах рядового дома середины XX в. выглядят не банальным строительным мусором, а еще одним археологическим и смысловым слоем.

Активация набережной Альфонсо XII – один из стратегических урбанистических проектов Картахены

Испанский писатель и журналист Артуро Перес-Реверте в книге «Тайный меридиан» так описывает Картахену: «Здесь чувствуется душа Средиземноморья: оливковое масло и красное вино, ислам и Талмуд, кресты, сосны, кипарисы, могилы, церкви, закаты, красные, как кровь, белеющие вдали паруса, камни, тесанные человеком и временем…». И тут же этой средиземноморской душе города писатель противопоставляет современную архитектуру: «и стекло, и бетон, и сталь, и землечерпалки, и бесконечная цепочка подлых фонарей». Шедевры эпохи модерна, созданные архитекторами Виктором Бельтри, Марселиано Кокилатом, Томасом Рико и напоминающие о процветании города на рубеже XIX и XX вв., перемежаются скучными и невыразительными постройками — жилыми домами с тесными и неудобными квартирами, которые зачастую не соответствуют санитарным нормам.

Fuerte de Navidad – «Рождественский порт», восстановленный в 2004 г. по проекту Франсиско Хавьера Лопеса и Рикардо Санчеса. Источник фото: cartagena.es

Сложная орография территории среди пяти холмов — Молинете, Монс Сатурний, Алетис, Вулканий и Эскулапий — на протяжении двух тысячелетий была преимуществом для города и горожан. Холмы и скалы на входе в бухту являлись естественной преградой, защищавшей поселение от завоевателей и от природных катаклизмов. Но сейчас именно особенности природного рельефа ограничивают развитие города.

Дворец конгрессов El Batel на набережной Альфонсо XII, построенный по проекту архитектурного бюро Selgas Cano. Источник фото: Wikipedia Сommons

В начале 90‑х в муниципалитете Картахены признали, что градостроительные генеральные планы (первый, утвержденный в 1961 г., и его более поздние редакции) выполняются хаотично и даже противоречат друг другу. К тому же было непонятно, как разрешить конфликт между законом о сохранении и изучении археологического наследия и планами по реконструкции старого и строительству нового жилья. Множество зданий в историческом центре расположены на древнеримских руинах, и часто оба слоя, и нижний античный, и верхний средневековый или начала XIX в., относятся к категории BIC (Bien de Interés Cultural — актив культурного интереса) и охраняются Законом об испанском историческом наследии. Такие случаи ставили градостроителей в тупик — как реставрировать один из объектов, чтобы не нанести ущерб другому?

Традиционный подход к археологическому наследию в условиях плотной застройки чреват экономическими проблемами

Автором стратегии многослойного развития Картахены стал архитектор Педро А. Сан-Мартин, назначенный официальным Мадридом на должность комиссара по руководству археологическими изысканиями. Он прибыл в Картахену еще в 1954 г. и к концу века стал одним из самых авторитетных экспертов в области защиты и сохранения исторических ценностей.

Выкупить здание, разрушить его, провести раскопки и музеефицировать — таков традиционный подход к археологическому наследию. Но в условиях плотной застройки Картахены этот путь был чреват социальными и экономическими проблемами. Педро А. Сан-Мартин выступал противником экспроприации жилых зданий, под которыми археологи обнаружили исторические слои. Выкупить десятки многоквартирных домов? Сколько миллиардов песет необходимо потратить на это? И сможет ли успешно функционировать город, весь центр которого представляет собой однородный археологический раскоп, даже если сохранять его как доступный для посещения мегамузей?

Штаб-квартира ARQUA, построенная по проекту архитектора Гильермо Васкес-Консуэгра. Источник фото: Wikipedia Сommons

Инкапсуляция и точечные вмешательства с сохранением архитектурного слоя XIX—XX вв. — такой подход Сан-Мартин считал более обоснованным. Он настаивал на необходимости связать археологические находки со структурой современного живого города.

 

Инкапсуляция, укрытие, симбиоз, консолидация

Сан-Мартин стал инициатором создания и автором архитектурного проекта Национального музея подводной археологии ARQUA, который был построен в 1985 г. в порту Картахены, на месте, где находились ангары с ценностями, обнаруженными в море, — финикийскими кораблями, античными амфорами и артефактами римской эпохи. ARQUA — первый в мире музей, деятельность которого посвящена подводной археологии. В 2008 г. он получил современное расширение: его новую штаб-квартиру построили по проекту севильского архитектора Гильермо Васкес-Консуэгры. Архитектурная концепция проекта предлагает метафорическое погружение в глубины моря, а само здание играет важную роль в активации набережной Альфонсо XII. В 2011 г. рядом с музеем появился Дворец конгрессов El Batel — его дизайн, разработанный Хосе Селгасом и Люсией Кано, продолжает и развивает идею Консуэгры. El Batel является важным звеном в туристической стратегии города — здесь находится многофункциональный зал, который используется для проведения конгрессов, всевозможных съездов и развлекательных мероприятий.

Жители потрепанных многоэтажек могут наблюдать за потоком туристов и культурными мероприятиями со своей «галерки»

В наиболее чистой форме отвечает принципам Сан-Мартина Музей римского театра (Museo del Teatro Romano), спроектированный лауреатом Притцкеровской премии Рафаэлем Монео. Решение Монео архитектурные критики называют гениальным. Архитектор сумел объединить в комплекс и соединить двумя подземными переходами два здания (эпохи модерна и современное), Старый собор Картахены (La Catedral de Santa María la Vieja) и грандиозный Римский театр.

Римский театр стал визитной карточкой Картахены и популярным местом для селфи. Фото: Ирина Исаченко/PRAGMATIKA.MEDIA

Раскоп римского форума и здания с современным стрит-артом в районе Молинете. Фото: Ирина Исаченко / PRAGMATIKA.MEDIA

Входная зона музея расположена напротив Дворца Консистории, который занимает мэрия города. «Пряничное» здание Дворца Рикельмо с богато украшенным лепниной фасадом и цинковой крышей было отреставрировано в 1908 г. в стиле каталонского модерна Томасом Рико Валарино — он же был автором проекта Дворца Консистории.

По подземному туннелю посетители переходят в современное здание с выставочными залами, а пройдя по другому переходу, попадают к руинам церкви и гигантскому амфитеатру. Остатки римского сооружения были обнаружены случайно в 1988 г., когда археологи проводили работы вокруг руин картахенского собора. Церковь, разрушенная авиабомбардировками франкистов в 1939‑м, находится в списке зданий, подлежащих восстановлению. Исследуя руины, археологи заметили в кладке фрагменты каррарского мрамора, что дало основание для проведения раскопок вокруг церкви. В итоге был обнаружен главный театр поселения Картаго Нова, построенный еще при императоре Августе.

Специфика Картахены — это тесная связь архитектуры разных эпох, где здания словно проросли друг в друга

Эту тесную связь архитектуры разных эпох, где здания словно проросли друг в друга, и старался подчеркнуть Рафаэль Монео. Эффект палимпсеста еще более усиливается тем фактом, что структуры находятся посреди плотной застройки — балконы жилых домов, построенных в середине и конце XX в., практически нависают над сценой театра. Жители потрепанных многоэтажек могут наблюдать за потоком туристов и культурными мероприятиями со своей «галерки». Им же предстоит стать свидетелями восстановления La Catedral de Santa María la Vieja — власти не отказались от идеи реставрации церкви в ближайшем будущем.

Фото: Ирина Исаченко/PRAGMATIKA.MEDIA

Открытие Museo del Teatro Romano состоялось в 2008 г., а в 2011‑м открылся для посещения комплекс Foro Romano. Для музеефикации руин римских бань и форума оказалось возможным использовать традиционный путь — построив укрытие над раскопом. Но структура, созданная архитекторами бюро Аmann-Canovas-Maruri не только укрывает археологические раскопки в парке Молинете, но и является связующим звеном между руинами, барочными и современными зданиями квартала.

Фрагменты фресок и мозаичных покрытий рассказывают о гедонизме римской эпохи

Визуально легкая и полупрозрачная конструкция из стальных перфорированных пластин и ярких поликарбонатных панелей предлагает посетителям Foro Romano набор защищенных от солнца инклюзивных маршрутов, которые позволяют осматривать раскопки с разных сторон и уровней по высоте. Это дает возможность оценить архитектуру и инженерные особенности римских терм с теплыми полами, горячими бассейнами, комнатами для отдыха — прародителями современных SPA и лаунж-зон. Фрагменты ярких фресок и мозаичных покрытий рассказывают нам о гедонизме в римскую эпоху. (Кстати, бюро Amann-Canovas-Maruri одержало победу в конкурсе на проект павильона Испании для EXPO 2020, предложив структуру в виде серии конусов, которые будут создавать комфортный микроклимат за счет естественного проветривания.)

Фрески в помпейском стиле в Foro Romano и Domus de la Fortuna сохранили яркость красок. Фото: Ирина Исаченко/PRAGMATIKA.MEDIA

Руины Domus de la Fortuna — жилища богатой римской семьи времен конца I в. н. э. — были обнаружены в подвале обычного жилого дома во время проведения ремонтных работ. Находка стала поводом для очередной дискуссии о том, возможно ли проведение раскопок с сохранением современной надстройки. Решение мадридского архитектора Андреса Кановаса Алкараза позволило сохранить многоквартирный дом. Конструкцию усилили с помощью стальных опор, которые приняли на себя нагрузку, а археологи смогли расчистить домус до уровня пола и даже углубиться под его фундамент, где была вскрыта система водоотведения и канализации, сопряженная с водостоком, проложенным римскими строителями вдоль улицы, кальсады с мощением, тротуарами и бордюрами.

Вход в жилище отмечен мозаикой на тротуаре с благопожелательной надписью Fortuna propitia. При раскопках нашли множество артефактов — посуду, косметические принадлежности, иглы для шитья. На стенах домуса остались фрагменты фресок, краски которых сохранили поразительную насыщенность цвета, на полах — мозаика. Удивительная сохранность полов и простенков дала ученым и историкам массу новой информации о типологии жилья в Картаго Нова. На сегодня это единственный уцелевший образец жилого дома древней Картахены, который удалось обнаружить.

El Plan de Fachadas de Cartagena предполагает радикальную реконструкцию ветхих строений с реставрацией фасадов

Процесс реставрации фасадов исторических зданий. Фото: Ирина Исаченко/PRAGMATIKA.MEDIA

Еще один масштабный проект — восстановление римского амфитеатра эпохи Флавиев (I век н. э.). В 1854 г. поверх монументального амфитеатра, используя его в качестве фундамента, построили арену для корриды. Перед археологами, архитекторами и строителями стоит непростая задача — восстановить амфитеатр, сохранив Plaza de Toros. Планируется, что аркадная галерея амфитеатра в форме эллипса будет восстановлена по древним технологиям вокруг круглой стены арены. Такой подход назвали «консолидацией».

 

В чем профит?

Работы с наследием на протяжении двух десятков лет финансируются из местного, регионального и государственного бюджетов, а также за счет программ развития ЕС и грантов от разнообразных фондов. В 2018 г. новые музеи и памятники привлекли в Картахену около полумиллиона туристов, и сегодня объекты Cartagena Puerto de culturas на 80 % обеспечивают свое содержание за счет продажи билетов. По прогнозам, уже в 2020 г. музеи должны выйти на полную самоокупаемость, а к 2025 г. обеспечить сотни миллионов евро поступлений в городскую казну.

Работы с наследием финансируются из местного, регионального и государственного бюджетов, а также за счет программ развития ЕС

Появление все новых и новых объектов стимулирует не только туристическую отрасль, строительство музеев сопровождается работами по благоустройству города и постпромышленных территорий в порту. Активно строятся новые жилые кварталы, в том числе прилегающие к промзоне Ла-Унион, которую тоже развивают как туристический центр. Старые шахты и карьеры переживают процесс конверсии в промышленные музеи под открытыми небом.

Римский форум в районе Молинете, Картахена. Проект Amann-Canovas-Mauri. Фото: Ирина Исаченко/PRAGMATIKA.MEDIA

Власти Картахены продолжают активно преображать город и сегодня. Туристы, впервые прибывшие в Картахену, обращают внимание на множество стройплощадок в старом городе. Десятки домов разрушены до основания, от них остались лишь фасады, тщательно укрепленные и окруженные строительными лесами. Непосвященный может подумать, что Картахена практически лежит в руинах подобно древней финикийской столице. Между тем, эти фасады — признак действия особой программы сохранения зданий конца XIX — начала XX в. El Plan de Fachadas de Cartagena предполагает радикальную реконструкцию ветхих строений с реставрацией фасадов, представляющих эстетическую и архитектурную ценность.

В 2018 г. новые музеи и памятники привлекли в Картахену около полумиллиона туристов

Перед археологами и архитекторами стоит непростая задача – восстановить амфитеатр, сохранив Plaza de Toros. Фото: Ирина Исаченко/PRAGMATIKA.MEDIA

«Развивать новое, не уничтожая старое» — подобные обещания от украинских градостроителей воспринимаются как откровенный популизм. Но испанские археологи и архитекторы демонстрируют, что даже самые масштабные действия по музеефикации исторического наследия не означают снижения активности современного города, а напротив — могут ее стимулировать. Кейс испанской Картахены, несмотря на свою уникальность, достоин детального и углубленного изучения. Особенно на фоне дискуссий о способах охраны редких и тем еще более ценных материальных артефактов на территории Украины и Киева, к примеру, следов средневекового города на Почтовой площади или следов древнерусского городища в Китаево.

Просто надо копать глубже.