Юрий Корольчук: Природа не терпит пауз. Выживание городских парков в кризис

Ирина Исаченко / Ландшафт /

Состояние городских зеленых территорий – парков, бульваров, скверов и клумб перед деловыми, административными зданиями является маркером, своеобразной «лакмусовой бумажкой», быстрым тестом экономической ситуации. Речь не только об имидже города. Пандемия показала, как велика ценность и значение природных оазисов для физического и психологического здоровья горожан. И все же зеленая сфера может стать одной из первых жертв вынужденной тотальной экономии. Насколько оправдано урезание бюджетов на уход за городскими зелеными зонами даже в условиях жесткого экономического кризиса? И где грань допустимой экономии? Эти вопросы мы обсуждали с директором ландшафтного бюро TOPIAR Юрием Корольчуком.

PRAGMATIKA.MEDIA: Вполне ожидаемо, что в условиях кризиса, который, похоже, неминуем, городам предстоит перестроить свой метаболизм в экономный режим. Что произойдет с новыми и старыми скверами, парками Киева и других городов, если сократить мероприятия по уходу в целях экономии бюджетов, городского и коммерческих?

Юрий Корольчук: Весь вопрос — насколько долгим и глубоким будет кризис. Пока мы его ощутили еще в слабой степени. Если взять нашу компанию, то апрель мы закончили с эффективностью в 35 % от поставленных планов. По итогам мая ситуация будет более позитивной. Но в конце мая заканчивается сезон, мы входим в низкое межсезонье — это опять спад деловой активности. Впрочем, возможно, вынужденный простой в марте-апреле приведет к тому, что лето мы пройдем на повышенных скоростях, компании будут стараться наверстать упущенное и готовиться к осени. А осенью прогнозисты-скептики обещают нам вторую волну пандемии, экономический коллапс и политическую нестабильность. Как и все прогнозы, этот негативный сценарий может и не осуществиться.

Юрий Корольчук, директор ландшафтного бюро TOPIAR

Один из наших постоянных клиентов — крупная международная агрокомпания, вернее, ее филиал в Украине. Мы ухаживаем за территорией вокруг офиса, обслуживая почти 2 га газонов. Также в позапрошлом году реализовали проект по внутреннему озеленению офиса этой компании. Поставили комнатных растений на сумму более миллиона гривен, за которыми наши специалисты тоже осуществляют плановый уход. Когда Украина ушла на карантин, руководство компании приняло решение полностью закрыть офис, исключив какой‑либо доступ даже для нашего персонала. Мы задали закономерный вопрос: «Что будем делать, если растения пропадут? Банально засохнут без полива?» Ответ: «Если пропадут — будем восстанавливать». Через месяц мы смогли оценить уровень потерь. Часть растений погибла, даже засухоустойчивые суккуленты. Но это было осознанное решение нашего клиента, вернее, их центрального офиса в Бельгии — пожертвовать растениями. Это, разумеется, мелочь в сравнении с ценностью человеческого здоровья.

Есть другой пример. Мы обслуживаем одно из иностранных посольств. Наши садовники зашли на территорию до карантина — и до сих пор оттуда не выходят. Там и живут. Мы доставляем им продукты, материалы, которые необходимы для работы. Да, мы тоже не имеем доступа на территорию в период карантина, но я уверен, что наши сотрудники профессионально выполняют свои обязанности и там все в порядке.

В этом году в нашей сфере не станут реализовываться крупные инвестиционные проекты

На днях мы встречались с руководителем девелоперской компании, который принципиально готов выполнять намеченные работы по ландшафтному проектированию, благоустройству и озеленению. Но лишь в том случае, если продажи квартир будут идти хорошо. Будут ли? Сложно предсказать, я читаю совершенно разные, диаметрально противоположные мнения по поводу того, как все происходящее отразится на рынке недвижимости.

«В этом году деньги выделять не станут. Пусть будет как будет», — сообщили нам в мэрии одного из украинских городов, где мы обслуживали общественный парк. Что ж, отнесемся философски: какие‑то растения, не исключено, погибнут, но большинство — выживут, поскольку деревья в грунте более жизнестойки в сравнении с горшечными цветами.

Загородный комплекс Shelest. Источник фото: TOPIAR

Что бы кто ни говорил, но в этом году в нашей сфере не станут реализовываться крупные инвестиционные проекты. Будет неплохо, если сохранится минимальная финансовая поддержка парков — на уход и плановые агротехнические работы. Если вы видите, что коммунальные службы проводят какие‑то работы по высадке новых насаждений — это прекрасно, но это значит, что деньги были выделены еще до локдауна. Я читаю, что в прошлом году профицит государственного бюджета за первый-второй квартал составлял около $ 700 млн, а в этом году — уже дефицит $ 1,8 млрд, и безусловно, нам предстоит затянуть пояса.

P.M.: Если кризис продолжится, то как быстро деградируют наши парки без должного ухода и что именно будет происходить с растениями? Кто одичает, кто выживет, а кто станет вести себя как агрессор?

Ю. К.: Что произойдет с нашими парками без ухода в долгосрочном сценарии? Ситуация достаточно предсказуемая. Есть немало научных работ, составленных по результатам изучения многолетней деградации зеленых насаждений. В Западной Европе таких опытных участков не так уж много, а вот в Восточной — и особенно на территории постсоветских пространств — к сожалению, достаточно.

В 2012 г. в научном вестнике Львовского национального лесотехнического университета Украины вышла статья «Таксономичная деградация насаждений старинных парков Львовщины» (автор — Р. Б. Дудин, кандидат наук НЛТУ Украины, Львов. — Прим. ред.). Ученые НЛТУ выяснили, как за 20—30 лет изменились Стрыйский парк (расположенный в черте города), Оброшинский дендропарк (в предместье) и усадебный парк в селе Черница Николаевского района Львовской области.

Парки Киева не смогут функционировать как самодостаточный устойчивый биотоп

Источник фото: TOPIAR

Если не углубляться в детали, то вывод однозначный: городской парк пострадал сильнее всего. Там исчезли ценные и редкие виды деревьев и кустарников, а их жизненное пространство захватили малоценные породы. Исчез каштан конский бауманни с крупными махровыми соцветиями, исчез каштан павия. А их простые формы благополучно выжили. Стрыйский парк полностью лишился миндаля, который не является эндемиком для этой климатической зоны, исчезли декоративные формы сосны, декоративные разновидности кленов — пестролистный или пурпурный. Погибли даже неприхотливые аралия маньчжурская (чертово дерево) и гледичия, которую сегодня западные озеленители называют самым устойчивым городским деревом! А вот клен ясенелистный, клен остролистный, ясень обыкновенный, береза, граб, вяз, черноплодная рябина прекрасно себя чувствуют и размножаются, постепенно занимая доминирующее положение. Общий список потерь очень длинный. В целом памятник садово-паркового искусства национального значения вдвое утратил свое видовое разнообразие. Из 179 сортов осталось 97. Для сравнения: дендропарк в предместье и сельский сад потеряли всего по 5 сортов.

Обслуживание зеленых территорий с выполнением всех мероприятий по уходу — необходимое условие поддержания жизнедеятельности больших и малых парков. Источник фото: TOPIAR

Длительный период упадка прежде всего пагубно отражается на биоразнообразии парков. А ведь это именно то, что делает их такими привлекательными. Особенно в парадигме европейского садоводства — «удивлять и развлекать». Обратите внимание: весной наибольшей популярностью среди посетителей в киевских ботанических садах — большом и малом, университетском — пользуются участки, где высажены коллекции магнолий и азалий. Кстати, именно по этой причине Ботанический сад им. Гришко и закрыли на время карантина, ведь невозможно заставить людей соблюдать дистанцию под цветущими магнолиями, невозможно предотвратить столпотворение.

Редкие для наших широт экзоты, новые сорта, которыми так щедро радуют нас селекционеры, топиары — это почти стопроцентная гарантия привлекательности общественного парка. Старинные европейские парки, которые не были заброшенными даже во время мировых войн, а их коллекции лишь дополнялись, поражают сложным, богатым тезаурусом, своей историей, задокументированной в ландшафтном дизайне и в самом составе насаждений. В этом их шарм, их ценность.

Длительный период упадка пагубно отражается на биоразнообразии парков

Стрыйский парк, Львов. С 1990 года коллекция растений в парке-памятнике садово-паркового искусства национального значения сократилась вдвое. Фото: Alina Vozna. Источник фото: Wikimedia Commons

Да, сейчас в оппозиции к этой парадигме выступает когорта садоводов «новой волны», которые призывают использовать растения-эндемики, создавать максимально естественные, природные биотопы, а художественного эффекта добиваться «методом широких мазков» — создавая дизайн с помощью массивов растений, лугов. Но ленд-арт восхищает нас на больших открытых пространствах, когда мы можем взглянуть на него откуда‑то с холма или любуемся аэрофотосъемкой. А на уровне прогуливающегося человека такие посадки часто выглядят однообразными. Впрочем, я бы не хотел противопоставлять эти два подхода, поскольку в идеале в больших городах должны быть парки разных форматов, для разных сценариев времяпровождения.

Юрий Корольчук, директор ландшафтного бюро TOPIAR. Фото: Юрий Ферендович

Зеленый каркас Киева, требующий равномерного размещения, непрерывности и структурной целостности, до сих пор не сформирован. Поэтому зеленые территории не могут функционировать как самодостаточный устойчивый биотоп. Особенно в условиях аномальной жары, засухи или морозов. Без заботы садовников наши парки деградируют достаточно быстро. Первыми пострадают небольшие скверы, бульвары и деревья вдоль автодорог. Парки площадью 50—100 га продержатся дольше, но за несколько лет тоже придут в упадок.

Экономический кризис ко всему прочему приводит еще и к маргинализации общества, а случаи вандализма у нас и ранее происходили нередко. Даже во время карантина, в середине апреля, с клумбы возле памятника Магдебургскому праву неизвестные выкрали растения, которые были там высажены коммунальщиками месяц назад. Если мы войдем в крутое экономическое пике, то процесс маргинализации тоже усугубится. Но это совсем уж пессимистический сценарий.

Наибольшей популярностью среди посетителей пользуются коллекции растений-экзотов

Аллея магнолий в Ботаническом саду им. А. В. Фомина, Киев. Фото: Андрей Ветошкин

P.M.: Есть ли в ландшафтном проектировании такое понятие, как «заморозка, консервация проекта»? Недостроенное здание возможно законсервировать на время кризиса, а затем снова приступить к работам, когда ситуация улучшится. Можно ли поставить на паузу проекты по озеленению?

Ю. К.: В какой‑то момент производственного цикла это возможно. Если мы еще не приступили к высадке растений, а лишь закончили подготовительные работы, то саженцы могут переждать в питомниках или садовых центрах. Это самый благоприятный вариант. Если растения уже высадили, а уход за ними обеспечить нельзя — то, конечно, что‑то выживет, а что‑то погибнет. Мы сталкивались с подобными ситуациями и до карантина. К примеру, заказчик из Конча-Заспы построил дом, оплатил работы по озеленению участка, а затем на два года уехал из страны, и молодой сад все это время находился без ухода специалистов. Какие‑то люди приходили, поливали — это максимум. Когда он вернулся, снова обратился к нам. Никаких претензий не предъявлял, понимая, что растения погибли не по нашей вине. Попросил привести участок в порядок, восстановить сад, оплатил новую смету — и мы все выполнили. Каких‑то невосполнимых потерь не бывает — посадочный материал есть в наличии, а технологии только совершенствуются. Но придется платить снова. И это немалая сумма, даже когда речь идет о приусадебном участке. А если это городские проекты на больших территориях? Там восстановительные работы потянут на десятки миллионов.

В апреле и марте, когда Кабмин запретил вход в городские парки, они уже финансово пострадали. Феофания, Ботанический сад им. Гришко, Сырецкий дендропарк, Межигорье, Софиевка и другие парки с платным входом. Да, средства, которые собираются с посетителей, — это лишь часть финансирования, все же такие территории субсидируются из городской или государственной казны. Но продаж билетов не было, и это уже дыра в их и без того скудных бюджетах.

Запрет на посещение парков нанес сильный удар по их бюджетам

Очевидно, что финансово пострадал Добропарк, открытие которого должно было стать едва ли не главным ландшафтным событием этой весны. Это территория бывших полей для гольфа вдоль Житомирской трассы. Когда стало очевидно, что гольф не может быть в наших условиях прибыльным проектом, собственник решил создать общественный парк по примеру голландского Кекенхофа. Подобные парки не создаются за один сезон, но именно на первый сезон приходится основная масса работ и вложений. Там высадили миллионы луковичных, сотни других декоративных растений и деревьев. Судя по фото, в апреле в Добропарке была настоящая цветочная феерия, но ее почти никто не смог увидеть вживую. Инвестор потерпел серьезные убытки. И вот вопрос: выдержит ли этот новый парк такой удар? Согласно агротехнологии, все луковичные сейчас необходимо выкопать, высушить, отсортировать, а осенью вновь посадить. То есть предстоит выполнить минимум два этапа трудоемких работ. И, конечно, докупить новые луковицы. Голландцы, которые специализируются на выращивании луковичных, сообщают, что терпят убытки в миллиарды евро. Их продукция неизбежно подорожает.

P.M.: Существует ли некое среднее решение, которое позволяет, с одной стороны, сократить расходы на содержание зеленых зон, если компании или городские власти вынуждены будут экономить, а с другой — не допустить серьезных потерь? Подлежат ли ошибки и недостаток ухода исправлению или эти зеленые зоны придется полностью переделывать?

Ю. К.: Каждый объект и ситуация индивидуальны, поэтому обобщать нельзя. Пример: гостиница, ресторан с большой открытой территорией. Владелец терпит убытки и не может оплачивать наши работы по уходу в прежнем масштабе. Тогда мы составляем и предлагаем какую‑то программу минимум. Можем отказаться от стрижки газона или не внесем весенние удобрения. Какими последствиями обернется эта вынужденная экономия? Вместо красивого партерного газона мы получим луговую траву с сорняками. Да, в первый сезон территория по‑прежнему будет выглядеть зелено, и, возможно, кто‑то и не заметит особой разницы. Удастся ли затем справиться с сорняками с помощью специальных препаратов — увидим. Не исключено, что года через два, если финансовая ситуация улучшится, все равно газон будет лучше переделать полностью, снять дерн, привезти новый грунт, заново засеять. В любом случае такая работа над ошибками не будет стоить дороже первоначальной сметы. Ведь речь не идет о том, что у нас из‑за кризиса полностью изменится ландшафт на участке, а ландшафтные работы обычно самые ресурсоемкие.

«Добропарк» — новый парк в Киевской области, открытие которого должно было стать одним из главных событий весны 2020. Фото: Alla Provizion. Источник: medium.com

P.M.: В материале «Интенсивная терапия для городов» мы цитируем Соню Дюмпельманн, доцента кафедры ландшафтной архитектуры Школы дизайна Стюарта Вейцмана (США), которая считает, что городские парки следует воспринимать как составляющую системы здравоохранения, а не роскошь. Насколько вы согласны с ее утверждением? Действительно ли из‑за пандемии роль общественных зеленых пространств так возросла?

Ю. К.: Судя по информации в СМИ, чаще всего люди нарушали карантин ради прогулок в парках. Это превратилось в глобальную проблему: запрет на прогулки нарушали во всех странах. Даже в Швеции, где власти были настолько уверены в самодисциплине своих граждан, что не вводили карантин, а лишь рекомендовали не собираться группами, — люди все равно выходили на прогулки. Чтобы предотвращать массовые сборища, городским чиновникам пришлось проявлять изобретательность. В университетском городке Лунд, чтобы избежать традиционного массового празднования Вальпургиевой ночи 30 апреля, на газоны центрального парка выгрузили несколько тонн органического удобрения. Звучит забавно, но это действительно помогло. И к тому же пошло на пользу растениям. В обычной ситуации садовники не могли использовать навоз из‑за запаха.

Полицейские и нарушители карантина в Гринвичском парке, Лондон. Фото: London News Pictures. Источник фото: thesun.co.uk

Представители Альянса городских парков США открыто выступали с критикой власти, требуя отменить запрет на посещение: «Во время пандемии свежий воздух и доступ к зеленым зонам имеют решающее значение для психического здоровья и укрепления иммунной системы». Кстати, несмотря на то, что американские парки тоже терпят катастрофические убытки из‑за локдауна, они не сворачивают свои программы по развитию. Недавно власти Лос-Анджелеса утвердили выделение $ 70 млн на создание нового общественного парка Magic Johnson, который станет самым крупным в округе.

В целом пандемия подчеркнула особую важность парков для городских жителей, и общественный запрос на озеленение только вырос. Поэтому я не думаю, что даже в условиях жесткого экономического кризиса украинские власти пойдут против общественного мнения. Чиновники, которые отвечают за озеленение, или девелоперы не откажутся полностью от мероприятий по обслуживанию. Да, их минимизируют, но не откажутся. Все понимают, что современные парки — это дорогостоящее имущество, которое нельзя просто забросить, махнув рукой.

Пандемия подчеркнула особую важность парков для городских жителей

Коттеджный городок Riviera Villas, Киев. Источник фото: TOPIAR

P.M.: Но в соцсетях уже критикуют действия «Киевзеленстроя», призывая их к разумной экономии. К примеру, активисты пишут, что можно было бы не тратить средства на раннюю стрижку газонов, мол, это только вредит травяному покрову, который из‑за засухи в марте-апреле плохо развивался. Как считаете, в данном случае зеленстроевцы поступают правильно?

Ю. К.: У нас уже настолько не доверяют действиям «Киевзеленстроя», что любой их шаг подвергают критике. Но в данном случае они поступают правильно. В марте необходимо проводить работы по скарификации, по аэрации почвы и подготовке газонов к развитию, подвергая их стимулирующей стрижке. Насколько я видел, все основные весенние мероприятия проводились по графику. В какой‑то степени полуторамесячный локдаун пошел только на пользу растениям, можно сказать — они отдохнули от людей. Никто не вытаптывал молодую траву, не обламывал цветущие ветки. Не было массовых мероприятий, после которых обычно остаются кучи мусора. На снижение антропогенной нагрузки природа всегда реагирует благоприятно. Так что после смягчения карантина мы увидим парки в прекрасном состоянии.

Королевский парк цветов Кекенхоф, Нидерланды, который обычно открывается для посещения только на время цветения самой крупной в мире коллекции тюльпанов, в этом году был закрыт из‑за карантина и потерпел убытки на $ 25 миллионов. Фото: Luu. Источник фото: Wikimedia Commons

Но оптимизация расходов неизбежна. Как и выводы, которые мы все сделаем из всей этой ситуации. Какие? Думаю, станем реже использовать в озеленении экзоты, требующего дорогого ухода, то есть стабильного финансирования. Очевидно, что легче всего переживут кризис парки, которые строились грамотно, с прокладкой систем орошения. Там не нужна армия садовников с шлангами или дорогостоящий подвоз воды в бочках. Полив будет осуществляться автоматически с минимальным расходом воды и усилий. Поэтому я бы рекомендовал воспринимать локдаун, карантин, кризис как тест на прочность, на технологичность. Проверим наши зеленые зоны на устойчивость.

 

Беседовала: Ирина Исаченко