Jean-Christophe Bonis. Эмоциональная связь человека с искусственным интеллектом неизбежна

Искусственный интеллект, биотехнологии, робототехника, нанотехнологии — Жан-Кристоф Бонис готов отвечать на любые вопросы, связанные с инновациями. Чтобы не перечислять все титулы «самого влиятельного на планете француза в сфере искусственного интеллекта», Жан-Кристофа часто представляют как футуролога.

Популярный лектор и спикер TED колесит по миру с исследовательской и образовательной целями — Жан-Кристоф выступает наставником и консультантом для основателей стартапов и сам готов инвестировать в идеи, которые считает прорывными, придерживаясь при этом принципа tech for good. 

Темой интервью PRAGMATIKA.MEDIA, которое состоялось в киевском шоуруме Davis Casa, конечно же, стала метавселенная и ее перспективы.

PRAGMATIKA.MEDIA: В своих интервью еще до пандемии вы говорили о том, что виртуальная реальность — один из главных рисков для человечества: «Можно потерять себя и свою настоящую реальность». С другой стороны, вы комплементарно высказывались в адрес Цукерберга. Что скажете сегодня о концепции глобальной метавселенной и амбициях Марка Цукерберга, который развивает свою Meta? 

Жан-Кристоф Бонис: Вы, конечно, помните фильм Стивена Спилберга «Первому игроку приготовиться» про игру, в которую люди играют внутри цифрового мира? Сегодня мы все оказались в точке входа именно в такую же ситуацию. Пока виртуальная реальность всего лишь инструмент, но уже завтра это будет глобальная виртуальная вселенная, столь же многообразная и сложная, как наша реальная жизнь. 

Жан-Кристоф Бонис. Фото: Максим Дробиненко

В настоящий момент все, что касается метавселенной, звучит очень концептуально. Обычным людям сложно ментально перестроиться и начать покупать недвижимость в виртуальном мире. Но уже вот-вот в цифровом мире мы свяжем друг с другом все: вещи, процессы, людей. 

Μετάверсия нового мира: от интерактивности в виртуальность

Мы начнем создавать новые сервисы, новые продукты параллельно и в реальности, и в виртуальности — работать на два мира. Пару лет назад была очень популярна игра Second Life. Зайдя на сайт, вы получали возможность прожить альтернативную жизнь, ту, о которой мечтаете.

(Second Life — виртуальный мир, в котором пользователи не состязаются за рейтинги в игре, а проживают жизнь в том формате, который им нравится, — застраивают новые территории, занимаются искусством, общаются по интересам — прим. ред.)

Концепция метавселенной сама по себе — хорошая идея, потому что у нас появляется новый мир для освоения. Но угроза приватизации этой идеи действительно существует. Метавселенная, которую мы строим, не должна принадлежать одной крупной корпорации. 

Мы можем увидеть миллионы людей, отрезающих себя от реальности, полностью погруженных в прекрасный цифровой мир, тогда как их настоящая жизнь становится все более и более сложной

Я действительно говорил в одном из интервью, что Марк Цукерберг делает хорошую работу, помогая людям общаться между собой в Facebook и Instagram, но я категорически против идеи принадлежности метавселенной одной компании. Еще одна проблема заключается в том, что реальное положение дел на планете не так хорошо. И люди болезненно реагируют на ситуацию. 

Большинство обитателей Земли недовольны своей настоящей жизнью. Что произойдет, если завтра вы сможете создать полноценную жизнь в альтернативном цифровом мире по сценарию, который вы выберете сами? Мы можем увидеть миллионы людей, отрезающих себя от реальности, полностью погруженных в прекрасный цифровой мир, тогда как их настоящая жизнь становится все более и более сложной.

P. M.: Существует ли точка невозврата для нашего погружения в виртуальную реальность? Может ли реальный мир затормозить развитие альтернативного? 

Ж.‑К. Б.: Нет, и в этом вопросе мы должны быть прагматичными. Невозможно остановить эволюцию инноваций. Но мы можем и должны контролировать процесс. Нам необходимо глобальное международное законодательство, которое защитит интересы обычных граждан, таких как мы. Законодательство, которое защитит нашу персональную информацию и четко обозначит границы дозволенного. 

Жан-Кристоф Бонис и Анастасия Белецкая, креативный директор MAЇNO Design Ukraine. Фото: Максим Дробиненко

И я считаю, что огромная ответственность за то, в каком направлении будет развиваться параллельная реальность, лежит на нас — интеллектуалах, инфлюенсерах. Мы должны постараться научить людей безопасно использовать возможности метавселенной. Это примерно то же самое, как мы учим своих детей не публиковать что‑то излишне личное или откровенное в Instagram — то, что можно использовать во вред. 

P. M.: В 2021 г. метавселенная стала активно монетизироваться, дошло до того, что появились компании, которые торгуют недвижимостью в виртуальности. Вы еще не приобрели участок земли где‑то в Decentraland? 

Ж.‑К. Б.: Я ничего не приобрел в цифровом мире по одной простой причине: в настоящий момент не вижу в этом ценности. Я не тот, кто увлекается спекуляциями на криптовалютах или, как мы еще их называем, DeFi (децентрализованных финансах). 

Я родом еще из тех времен, когда все было настоящим и физически ощутимым — дерево деревянным и так далее. И разглядеть ценность в виртуальных артефактах метавселенной для нас является довольно сложной задачей. А чтобы стремиться владеть чем‑то, необходимо, чтобы это нечто представляло для вас логичную и естественную ценность. 

Фото: Максим Дробиненко

P. M.: Но почему тогда люди ринулись покупать объекты цифрового искусства за миллионы долларов? 

Ж.‑К. Б.: Ими движет уверенность, что купленное сегодня за миллион, завтра будет стоить десять. Это похоже на игру в казино. Для меня спекуляции не представляют ни интереса, ни ценности. Но вспомните историю с рисунком Бэнкси, уничтоженным прямо во время проведения аукциона, — предмет искусства должен был превратиться в концепт, нечто нематериальное, но при этом его ценность только повысилась. 

Фото: Максим Дробиненко

Сегодня, когда вы покупаете NFT, можете заплатить напрямую художнику, автору этого произведения, и это сокращает дистанцию между вами. Но, с другой стороны, новая технология не решает проблему воровства объектов искусства, а создает очередные возможности для конфликта. К примеру, если я сделал фотографию, а кто‑то оцифровал ее и превратил в NFT-токен, то кому принадлежит авторское право на этот предмет искусства? Мне или ему?

P. M.: Более-менее понятно, каким образом метавселенная может нас развлечь, но способно ли ее развитие помочь в решении каких‑то глобальных общечеловеческих или экологических проблем? 

Ж.‑К. Б.: Цифровой мир — это прежде всего инновация. И как любая инновация, он открывает перед нами множество новых перспектив. Поскольку главное качество метавселенной — возможность создавать новые взаимосвязи и коллаборации, то, безусловно, это открывает новые перспективы для сферы здравоохранения, благополучия, повышения качества жизни, для окружающей среды, энергетики, науки и так далее. 

Людьми движет уверенность, что купленное сегодня за миллион, завтра будет стоить десять. Это похоже на игру в казино

P. M.: Один из глобальных вызовов, стоящих перед нашей цивилизацией, — это проблема одиночества. Может ли развитие метавселенной как‑то решить ее? 

Ж.‑К. Б.: Пока я жил в Японии, в Южной Корее или вот недавно в Каталонии, то наблюдал за тем, как растет популярность сайтов, где искусственный интеллект — цифровой ассистент — помогает людям устроить их сексуальную жизнь. В Барселоне подобные услуги уже повсеместно оказывают роботы. Я не даю оценки плохо это или хорошо. Сам факт означает, что существует возможность закрыть некоторые потребности общества с помощью искусственного интеллекта. 

Фото: Максим Дробиненко

Когда кто‑то из ваших близких достигает преклонного возраста, то что является более правильным решением — поместить его в дом престарелых или прибегнуть к помощи смарт-технологий, когда цифровой ассистент сможет следить за распорядком дня одинокого человека, контролировать состояние его здоровья и при необходимости мгновенно связывать его с врачами и родственниками? 

Возможно, проявление любви — это возможность с помощью технологий и искусственного интеллекта позволить всем людям сохранять свою независимость. Через 10 лет подобного рода инструменты (умные вещи и роботы-помощники) в наших домах станут повседневной обыденностью. И эти инструменты, эти цифровые нейросети будут взаимодействовать с людьми — они будут с ними разговаривать и слушать. 

Проявление любви — это возможность с помощью технологий и искусственного интеллекта позволить всем людям сохранять свою независимость

Неизбежно, подобно тому как у людей возникает эмоциональная связь с домашними питомцами — с крейзи-котом или глупым псом, — у них возникнет эмоциональная связь с искусственным интеллектом рано или поздно. И это тоже способ противостоять одиночеству. Будет это во благо или во зло — пока невозможно предугадать. 

P. M.: Мы в нашей редакции дискутируем, а не открыть ли нам офис в одном из виртуальных миров, где‑нибудь на игровой платформе Minecraft? Что порекомендуете? 

Ж.‑К. Б.: На мой взгляд, размещать журнал именно в Minecraft — вряд ли удачная идея. Но присутствие СМИ на некоторых игровых платформах действительно целесообразно. Как только вы кооперируетесь с издателем и размещаете свое издание в игре, автоматически увеличиваете свою аудиторию на сотни тысяч новых подписчиков. Это не значит, что все игроки будут читать журнал, но здесь важен принцип присутствия. Присутствие — это типичная цель всех, кто размещает свои продукты и бренды в метавселенной.

 

* В феврале 2022 года Жан-Кристоф Бонис и нейрофилософ Ольга Дуда проведут мастер-класс для бизнес-лидеров, топ-менеджеров и лидеров сообществ в рамках воркшопа «Нейросистема собственника — инструмент моделирования будущего компании».

Организаторами мероприятия выступили: нейрофилософ Ольга Дуда (Open Circle: University of generations), креативный директор MAЇNO Design Ukraine Анастасия Белецкая, Ольга Бут (Skills. Образовательная компания). 

 

Беседовала Ирина Исаченко