Интерьер Года 2019. В поисках своего ДНК

Елена Панченко / Украина /

Украинский «Оскар» в сфере интерьерного дизайна — именно так организаторы называют конкурс «Интерьер года», который прошел уже в 11‑й раз. Количество номинаций, экстравагантность платьев ведущей и полный зал на церемонии награждения, которая состоялась 6 декабря в столичном КВЦ «Парковый», подтверждают статус мероприятия. Впрочем, для приставки «украинский», по мнению международных экспертов, ему не хватило национальной аутентичности.

С каждым годом архитектурный конкурс «Интерьер года» набирает обороты. На этот раз организаторы получили рекордное количество заявок на участие — 852. Впервые созвали квалификационную комиссию, которая уже на предварительном этапе отсеяла самые слабые проекты. В финале работы оценивало международное жюри, в состав которого вошли известные дизайнеры — Ричард Хаттен (Нидерланды), Матали Крассе (Франция), Кристина Петтенуццо и Доменико Диего (Италия), а также Слава Балбек (Украина). Судейская коллегия провела голосование в два тура, выбрав победителей в 10 номинациях, а также обладателя Гран-при.

Пуфы от мебельной студии DONNA

Скульптуры Юрия Мусатова из проекта «Вторжение»

 

Члены жюри Доменико Диего и Кристина Петтенуццо рассматривают вазы от Vahan Avakian

Анастасия Белецкая (справа) рассказывает о предметах, выставленных в зоне Yellow в рамках «Интерьера года»

В отдельный спецпроект в этом году выделили предметный дизайн. На первом этаже КВЦ «Парковый» функционировала зона YELLOW, кураторами которой выступили Анастасия Белецкая и Сана Шевченко (MAINO Design Ukraine), Ольга Богданова (Bogdanova Bureau), Фериде Аджиниязова («Дом и интерьер»). В пространстве, вдохновленном супрематизмом Казимира Малевича, можно было посмотреть и пощупать объекты украинских дизайнеров, которые уже побывали на европейских выставках или только готовятся на экспорт.

Столик Sofi от innazimina

Светильник от Next Level Design Studio

Церемония награждения победителей собрала полный зал в «Парковом»

Матали Крассе, Кристина Петтенуццо и Доменико Диего

Куратор зоны YELLOW Анастасия Белецкая

 

 

«ИНТЕРЬЕР ГОДА 2019»

Гран-при

Shkrub House

Авторы: Сергей Махно, Александр Махно, Сергей Филончук, Ольга Собчишина, Марина Гречко (Sergey Makhno Architects)

 

Интерьер общественно-административных зданий

1 место Toronto Bridge (Киев)

Авторы: Максим Пароконный, Валентина Перевалова, Александра Корпусова, Наталья Пыхтеева (5point.space)

2 место Лаборатория Amel Cad/Cam (Днепр)

Авторы: Сергей Готвянский, Михаил Темников (Nottdesign)

3 место Лобби Tetris Hall (Киев)

Авторы: Виктория Оскилко, Анна Каплонская, Дмитрий Козиненко (MONO architects)

Обладатель Гран-при Сергей Махно и представители студии Sergey Makhno Architects

Нереализованный интерьер общественно-административных зданий

1 место Стоматологическая клиника в Техасе

Автор: Елена Фатеева (Fateeva Design)

2 место Dnipro Center for Contemporary Culture

Авторы: Наталья Погорелова, Александра Тесля, Никита Момот, Анастасия Тимченко (Opiat’design)

3 место SPA на крыше

Авторы: Виктория Бахова, Бето Морено, Екатерина Бахова, Елена Мазниченко («АРХиАРТ»)

Интерьер торговых помещений и объектов HoReCa

1 место Ресторан быстрого питания «ПАРККАФЕ» («Весна круглый год»), Киев

Автор: Наталия Поплавская (NP Studio Interior Design)

2 место Необистро «Ассамблея», Киев

Авторы: Александр Ивасив, Юлия Ткаченко (Ater.architects)

3 место Owntown Apart Hotel, Киев

Автор: Андрей Степаненко (PLUR)

Члены жюри и ведущие оглашают победителей

Нереализованный интерьер торговых помещений и объектов HoReCa

1 место Lounge Bar

Авторы: Надежда Чохань, Татьяна Гнип, Виктория Марчук, Мария Кныш, Елена Залужная (logro)

2 место Фестивальное пространство рынка городской еды

Автор: Анна Искиэрдо (АIММ)

3 место Винный ресторан

Автор: студия ISTO

 

Объект в классическом стиле

1 место Не присуждено

2 место Апартаменты с историей

Автор: Алла Степанченко (AS interiors)

3 место V House

Авторы: Екатерина Марданова, Анастасия Винидиктова, Мария Драга, Наталья Данилина, Ксения Рекун, Анастасия Курилова, Лина Киштаари (Mdesign Architecture Interior)

 

Интерьер дома в современном стиле

1 место Serenity

Авторы: Виктория Шкляр, Ольга Антонцева (FORM bureau)

2 место STEP-UP House

Авторы: студия SVOYA Studio

3 место SVOYA VEZHA

Авторы: SVOYA Studio

В этом году организаторы конкурса «Интерьер года» получили рекордное количество заявок на участие

Интерьер квартиры в современном стиле

1 место VOV Apartment

Александр Ивасив, Юлия Ткаченко (Ater.architects)

2 место Love, love, love

Авторы: Ночек Прокопенко, Алена Королева

3 место SWEET HOME

Автор: Виктория Шкляр (FORM bureau)

 

Интерьер smart-квартиры (30–40 кв. м)

1 место Lama Beige

Авторы: Яна Осипенко, Анастасия Курбакова (Sobo)

2 место Apartment L

Автор: Леся Миколюк (DA GROUP)

3 место Indigo Apartment

Автор: Денис Бондаренко (BondarenkoDesign)

Федор Возианов и Анна Манако получают награду за первое место в конкурсе предметного дизайна

Конкурс предметного дизайна Yellow

1 место Люстра OVAL и стол RECTANGLE (проект ONE PATTERN)

Авторы: Федор Возианов, Анна Манако

2 место Кресло OM от ODESD2

Авторы: Игорь Пинигин, Сергей Чеботарев (студия Dorogaya)

3 место Коллекция уличной мебели BUBBLES Collection 1.0 и 2.0 (DOBRO DESIGN STUDIO)

Авторы: Назар Павлеса, Владимир Павлеса

 

Кристина Петтенуццо и Доменико Диего

(Studio Otto – Paola Navone, Италия)

Кристина Петтенуццо и Доменико Диего

PRAGMATIKA.MEDIA: Какие в целом ваши впечатления от конкурса?

Кристина Петтенуццо: Мне кажется, что конкурс очень хорошо организован, было интересно. И мы отметили некоторые продукты, на которые позже хотим еще раз взглянуть. Что касается проектов, то иногда они были слишком интернациональными, лишенными украинской специфики. Я ожидала увидеть больше ваших традиций, ваших корней, вашего ДНК. Однако то, что мы посмотрели, очень сильно напоминает то, что уже видели в Париже, в Лондоне и так далее. Это трендовые вещи, которые на самом деле убивают традиции.

P.M.: И все же вам удалось заметить хоть какую‑то украинскую идентичность в проектах, представленных на этом конкурсе?

Доменико Диего: Я бы хотел отметить, что качество представленных проектов было достаточно высоким. Особенно интересной оказалась категория «Интерьер smart-квартиры». Я так понимаю, эта тенденция распространена в вашей стране. Возможно, все больше людей переезжают в города, а пространства недостаточно, поэтому популярными становятся квартиры с небольшой площадью. А большие дома, наоборот, теряют популярность. Мы увидели, что многие дизайнеры пытаются разрабатывать интересные проекты для маленьких квартир. Не знаю, касается ли это только Украины или подобная проблема распространена по всему миру, но на такой момент я обратил внимание.

P.M.: В какой категории были представлены самые сильные, а в какой — самые слабые проекты?

К. П.: Те, где представлены общественно-административные здания и торговые помещения, — самые сильные.

Д. Д.: А самые слабые, наверное, те, где объекты в классическом стиле. Я люблю этот стиль, но, возможно, в данном случае интерпретация была не самой лучшей — слишком старомодно, нагроможденно, тяжеловесно. Верю, что украинским дизайнерам под силу хорошие классические проекты, но им стоит обратиться к корням, к архитектуре предыдущих периодов. А так эта категория была достаточно слабой. Я ожидал чего‑то более впечатляющего.

К. П.: Наша студия создала много классических интерьеров, но мы всегда делаем это по‑своему, не в традиционном классическом стиле, а переосмысливая присущие ему черты на современный лад. В представленных проектах не было такой современной интерпретации классики.

Сейчас мы наблюдаем коллаборации, которые совмещают вещи и явления, которые нам не пришло бы в голову сочетать

P.M.: Это ваше первое знакомство с украинским дизайном?

К. П.: На Венецианской биеннале мы видели работы украинской художницы Жанны Кадыровой: она представляла колбасу и фрукты, сделанные из мозаичной плитки.

Д. Д.: Она нам очень понравилась, но это не дизайнер, а художник. С украинским дизайном мы не были знакомы.

P.M.: Вы верите, что те предметы украинских дизайнеров, которые увидели в рамках конкурса, имеют экспортный потенциал и станут интересны европейцам?

К. П.: Если они не будут копировать самих европейцев, то да. Потому что похожие вещи мы видим в Милане, в Париже, в других местах по всему миру. Это не плохо. Но никто не будет покупать подобные работы тут, если то же самое есть в Европе. Поэтому, повторюсь, вы должны найти свой ДНК.

Д. Д.: Как я говорил, качество проектов достаточно хорошее, мне лично понравилось много дизайн-объектов. Но, опять же, всегда более интересен тот проект, в котором читается некое национальное наследие, местные корни. Какие‑то методы ручного производства, например. Если взять такую технику и привнести в нее дизайнерское мышление, то у полученного предмета будет гораздо больший потенциал.

P.M.: Вы сказали, что на конкурсе были некоторые предметы, на которые вы позже хотите взглянуть. О каких именно объектах идет речь?

К. П.: Мы видели светильник, похожий на арт-объект, отметили вазы с золотой текстурой. Конечно, у таких предметов мало шансов победить, потому что это всего лишь ваза, не такой сильный объект по сравнению с креслом, например. Но тем не менее это интересно. Мне они понравились больше, чем какие‑то кресла.

Д. Д.: Потому что в этом больше креативности. Особые тени, внимание к форме. Керамические предметы, которые мы видели в зоне YELLOW, сделаны вручную, что можно было понять по соответствующей текстуре. Это интересно, в таких предметах есть душа. Другие работы более индустриальные, они технично выполнены, но похожее мы и так встречаем по всему миру.

P.M.: Также хотели поговорить с вами о коллаборациях — между дизайнерами, брендами, дисциплинами. Что вы об этом думаете?

К. П.: В зоне Yellow мы видели проект, который создан в сотрудничестве фэшн-дизайнера и предметного дизайнера. Я думаю, что тема очень интересная, но может быть развита и по‑другому. Сейчас мы наблюдаем коллаборации, которые совмещают вещи и явления, которые нам не пришло бы в голову сочетать. Рэперы создают обувь, художники пишут музыку. Эта связь между людьми очень интересна. В Италии есть режиссер, который при этом еще и архитектор. Он может делать интерьеры, которые выглядят как локации из фильмов. Это очень интересно.

Кристина Петтенуццо, Доменико Диего и Елена Панченко. Фото: Юрий Ферендович

P.M.: У вас есть подобный опыт коллабораций?

К. П.: Да, например, мы создали дизайн торта-мороженого для большого продуктового магазина. Это был совместный проект с кондитерами. Конечно, мы любим еду, но это совсем новая область для нас. Для этого нужно было понять специфику производства подобных десертов. Но тем не менее это оказалось очень интересно.

P.M.: По-вашему, дизайн — это индивидуальный процесс? Ваша индивидуальность должна проявляться в нем?

К. П.: В нашем офисе Паола научила нас многим вещам: как работать, подходить к делу, изу­чать, наблюдать. Это образ жизни, который вы должны разделять с тем, с кем сотрудничаете. И затем все привносят что‑то свое в совместный проект. Когда каждый добавляет собственный ингредиент, блюдо получается насыщенным и вкусным.

Д. Д.: Да, нам, итальянцам, проще объяснять свои мысли на примерах с едой. Вот мы устраиваем обед — и каждый гость приносит что‑то с собой. Тогда у нас хороший аперитив, хорошая паста, качественные мясо, фрукты и, в конце концов, хороший разговор за десертом. Мы не верим в какое‑то «материнство» по отношению к проекту. У меня появилась идея, затем Кристина или Паола видоизменили ее, и каждый внес свой вклад, чтобы сделать проект сильным.

К. П.: Но, конечно, направление движения задает Паола.

 

 

Матали Крассе

(Франция)

Матали Крассе

PRAGMATIKA.MEDIA: Вы не впервые в Украине и уже чуть‑чуть знакомы с украинским дизайном?

Матали Крассе: Да, я уже была в качестве лектора на подобном мероприятии и совсем немного знала об украинском дизайне. А сегодня увидела гораздо больше, поскольку мы пересмотрели очень много проектов.

P.M.: Какое впечатление от увиденного?

М. К.: Я была удивлена высоким качеством работ. Не заметила большой разницы между реализацией проектов тут и, например, во Франции. Нужно понимать, что в сфере дизайна также происходит процесс глобализации. Все имеют доступ к интернету, больше нет недостатка в информации, можно легко узнать о новых проектах известных студий и дизайнеров. В каком‑то смысле это хорошо, потому что повышает качество дизайна. Сначала вы убеждаетесь в том, что способны на это, достигаете высокого уровня. И потом приступаете к следующему этапу — находите свою неповторимую особенность, собственный подход. Точно так же происходило у вас с индустрией моды. А теперь должно произойти со сферой дизайна.

P.M.: Но вы согласны с Кристиной и Доменико, что представленные проекты очень похожи на то, что есть в Европе?

М. К.: Преимущественно да. Но я не вижу в этом такой большой проблемы. Вы ведь так быстро прошли этот путь, у вас много энергии, чтобы продолжать в том же духе. К тому же это значит, что ваши дизайнеры могут работать где захотят, не обязательно в Украине.

P.M.: Можете ли вы оценить, как эволюционировал украинский дизайн?

М. К.: Если раньше дизайнеры брались за проекты премиум-класса, то теперь мы видим, что они приступают к таким объектам, как столовые, например. Все типы проектов охватываются дизайнерами, не только самые высокобюджетные. Дизайн проникает во все типы пространств — офисы, административные помещения и так далее.

Матали Крассе изучает предметный дизайн в зоне YELLOW. Фото: Юрий Ферендович

P.M.: Если говорить о категориях, в каких украинские дизайнеры все же более сильны?

М. К.: Наверное, в категории офисных помещений. Я думаю, это потому что компании, в отличие от частных заказчиков, заинтересованы в том, чтобы иметь свою айдентику, и обращаются к дизайнерам с тем, чтобы они помогли отобразить ее в интерьере. Кроме того, компании больше тяготеют к современности, а не к классике.

P.M.: Вам кажется, украинский предметный дизайн интересен европейскому рынку или нам стоит предлагать что‑то более аутентичное?

М. К.: Я думаю, что через какое‑то время дизайнеры придут к тому, что им все же стоит черпать вдохновение в своих корнях. На это нужно время, но я уверена, что у вас все получится. Чувствую, что ваши архитекторы и дизайнеры к этому готовы, у них есть запал. Вероятно, даже больший, чем во Франции. Потому что мы вроде как уже чего‑то достигли и теперь не знаем, куда дальше двигаться.

P.M.: Что вы думаете о таком тренде в дизайне, как коллаборации?

М. К.: Дизайн сейчас очень сильно меняется. Я плохо представляю, чему сейчас учат в школах дизайна, но там уже никто не делает просто стул. А изобретают новые материалы, потому что хотят избежать повсеместного распространения пластика. Для этого дизайнеры должны сотрудничать с химиками, биологами, другими специалистами. Но мы не должны быть наивными. Понятно, что такое сотрудничество не обязательно приведет к быстрым результатам. Чтобы изобрести новый материал, нужно много времени.

P.M.: Что насчет вашего собственного опыта в этом?

М. К.: Я делаю очень много совместных проектов. Иногда работаю с маленькими населенными пунктами, с общественными организациями. Самый важный момент в дизайне — найти логику того, как мы создаем вещи. Для этого нам нужно изучить контекст и понять нужды потребителя. Проект не падает с небес. Если у нас появляется идея, нужно понять, где и как мы ее можем применить. Сейчас профессия дизайнера трансформируется. Мы не просто проектируем вещи, а решаем проблемы. Все больше и больше дизайнеров начинают работать вместе с местными властями или организациями, чтобы помочь им внедрить изменения.

Матали Крассе и Елена Панченко. Фото: Юрий Ферендович

P.M.: По-вашему, дизайн — это искусство, наука или ремесло?

М. К.: Все вместе. И доля того или другого зависит от проекта. В одном вам нужно больше ремесленнического подхода, в другом — вы должны мыслить как ученый, в третьем — быть художником. В зависимости от проекта вы выбираете разные инструменты и привлекаете разные аспекты дизайна. Дизайн — это удивительный процесс. Он подразумевает бесконечное обучение, постоянную постановку вопросов. Мне это очень нравится.

P.M.: Вам лично было бы интересно посотрудничать с украинским дизайнером или брендом?

М. К.: Да, конечно. Я открыта к этому. Подобные коллаборации помогают осознать многообразие жизни, понять, почему другие люди живут не так, как ты, работают по‑другому. Сейчас, в эпоху глобализации, мы как раз теряем это разнообразие, а нам стоило бы пытаться его вернуть.

P.M.: У вас есть какие‑то любимые украинские бренды?

М. К.: Я знаю не так много брендов. Но когда была в Украине в прошлый раз, меня очень заинтересовал совместный проект дизайнера Маши Ревы и фэшн-бренда Syndicate. Это была превосходная работа, я была поражена картинкой, которую увидела. Маша Рева также занимается керамикой, одеждой, иллюстрацией. Люблю таких разносторонних людей.