Интенсивная терапия для городов: идеи, концепции, решения

Ирина Исаченко / Урбанистика /

Города всегда были целью завоевателей и способом удержать власть. Падение города означало проигрыш сражения, а падение столицы — проигрыш войны. Эпидемия по сути та же война, которая угрожает прежде всего городам, поскольку плотность населения делает их уязвимыми. Мы решили собрать мнения о будущем городов после вирусной интервенции, которые ведущие мировые архитекторы-практики, урбанисты и социологи высказали для статей авторитетных западных профильных изданий, информационных ресурсов The New York Times и The Guardian, сюжетов телекомпании CNN.

В постпандемической реальности городам придется конкурировать за жителей. Поэтому урбанисты в разных уголках планеты пребывают в поиске краткосрочных и долгосрочных решений и стратегий, которые помогли бы не только ликвидировать последствия локдауна и закономерного экономического кризиса, но и сделать городские условия в будущем безопасными. При этом важно не пожертвовать тем, что делает современный lifestyle таким привлекательным. Не потерять все то, что так ценит креативный класс, который остается наиболее активной частью городского сообщества.

Фрэнк Ллойд Райт (в центре, в берете) контролирует создание выставочного макета модели Broadacre City в школе Taliesin West. Источник изображения: franklloydwright.org

Призрак Broadacre City

Сегодня все чаще вспоминают об архитектурном и социальном манифесте Фрэнка Ллойда Райта — Broadacre City. 15 апреля 1935 г. архитектор представил на выставке в Рокфеллер-центре в Нью-Йорке утопическую модель поселения в сельской местности с инфраструктурой, которая полностью удовлетворяет потребности 1 400 семей. Городской суете, скученности, высоким арендным ставкам, изолированности от природы Райт противопоставил самодостаточный плоский город-деревню, где каждая семья владеет жилым домом и земельным наделом площадью в один акр. Это неотъемлемый капитал каждой семьи, который жители Broadacre City не имеют права продавать или сдавать в аренду, а лишь возделывать собственными силами.

Предполагалось, что работе на земле жители будут уделять всего несколько часов в неделю, а остальное время проводить «по‑городскому» — занимаясь общественной деятельностью, учебой и отдыхом. Райт называл свою модель примером радикальной децентрализации и вызовом обществу потребления и конечно, понимал ее нежизнеспособность. Но провокация удалась — выставка вызвала бурную дискуссию. Отцы города и политики обвинили архитектора в том, что он посягает на незыблемость столпов капиталистического американского общества, критики-журналисты называли идею одновременно коммунистической, фашистской и социалистической, а способ администрирования — «архитократией». Газеты разразились статьями в защиту городов, описывая преимущества, свободы и возможности развития, которые они предоставляют.

План Broadacre City. Фото: Skot Weidemann. Источник изображения: franklloydwright.org

Утопия Райта часто просматривалась за идеями современных экоактивистов, но теперь, когда городская плотность в условиях пандемии воспринимается как прямая угроза жизни и здоровью, призрак Broadacre City обретает угрожающую реалистичность. Возможно, пришло время напомнить о преимуществах города даже тем, кто не является целевой аудиторией Ричарда Флориды и не стремится проводить большую часть суток, общаясь в кафе и клубах. Пандемия COVID-19, как и манифест Райта, тоже является провокацией в том смысле, что выявляет слабые места и пороки инфраструктурного, общественного и политического устройств, в итоге — помогая их качественно улучшить.

 

Уроки COVID-19

В истории эпидемии часто приводили к революционным изменениям в градостроении. Так, страх перед новой вспышкой холеры в 1858 г. заставил власти Лондона проложить централизованную канализационную магистраль, а реформы барона Османа подарили Парижу не только водопровод и канализацию, а и крупные городские парки — «легкие города». «Если современные правительства и городские власти сумеют извлечь уроки из пандемии коронавируса, наши города станут намного комфортнее», — считает Дэвид Барнс, адъюнкт-профессор истории и социологии Школы искусств и наук Пенсильвании. А по мнению Ричарда Фойта, президента и руководителя компании Econsult Solutions, Inc., ничто не заменит способность городов объединять людей, стимулируя творчество.

Еще больше слов и тезисов в защиту городов вы найдете в первой подборке статей «Города и заражение: уроки COVID-19». Так называется инициатива Penn Institute for Urban Research — Института городских исследований Пенсильвании. Ее цель заключается в том, чтобы собрать вместе экспертов из разных стран для обсуждения воздействия пандемии на города, а также возможных ответных мер в будущем. Прежде всего — практических.

Графика UK Urban Task Force, с помощью которой Эжени Берч в статье «Cities of the Future Will …?» демонстрирует, что среднеэтажная застройка обеспечивает разнообразие пешеходных маршрутов, что снижает риск заражения и во многом повышается качество жизни сообщества. Источник изображения: penniur.upenn.edu

Эжени Л. Берч, директор Института городских исследований Пенсильвании и профессор урбанистики, прогнозирует, что плотность жилой застройки в городах не будет снижаться, напротив, уплотнение продолжится. Но теперь застройщикам необходимо задуматься о том, как повысить пешеходную проходимость территорий и позаботиться, чтобы люди меньше пересекались друг с другом, а при встрече имели возможность соблюдать безопасную дистанцию. Графика, которую приводит Берч, демонстрирует, что высотные здания даже с двумя входами являются строениями, где высок риск заражения респираторными заболеваниями. Как и линейная малоэтажная застройка, таунхаусы. Люди там неизбежно сталкиваются друг с другом, передвигаясь по узким улицам. А вот квартальное каре средней этажности со сквером в центре и сквозными проходами относится уже к зонам среднего риска, поскольку у пешеходов существует несколько вариантов маршрута. При этом все три варианта имеют одинаковую плотность жилых юнитов на единицу площади.

Ничто не заменит способность городов объединять людей, стимулируя творчество

Эжени Берч просит читателей продолжить фразу «Города будущего будут…» и в качестве примеров предполагает, что они станут более стерильными — с совершенной системой здравоохранения и просторными общественными пространствами. Уличная торговля под открытым небом потеснит мелкие розничные магазины, районы станут смешанными, поскольку люди сократят свои передвижения по городу, а все крупные гражданские здания — конференц-центры, спортивные арены — будут конструироваться с возможностью трансформации в кризисные центры или госпитали.

Пример среднеэтажной квартальной застройки: ЖК «Республика», Киев, спроектированная архитекторами бюро archimatika. Фото: Александр Ангеловский

Маурисио Родас, бывший мэр столицы Эквадора Кито, где осенью 2016 г. на Конференции ООН Habitat III приняли «Новую повестку развития городов», рассказал о своем сотрудничестве с Карло Ратти, архитектором и руководителем лаборатории Senseable City Lab Массачусетского технологического института (MIT). Команда Carlo Ratti Associati разработала госпитальные капсулы CURA. Переоборудованные 20‑футовые транспортные контейнеры решают проблему нехватки отделений интенсивной терапии для лечения пациентов с COVID-19. Каждый контейнер — это мини-палата интенсивной терапии с двумя кроватями, отвечающая стандартам биозащиты. Преимущество капсулы CURA в том, что она может быть оборудована в течение нескольких дней и доставлена в любую точку. Цена переоборудования контейнера в капсулу втрое ниже, чем изготовление нового больничного модуля. И это решение, по мнению Ратти и Родаса, является оптимальным для бедных стран и труднодоступных районов.

Карло Ратти, архитектор и руководитель лаборатории Senseable City Lab Массачусетского технологического института (MIT)

Деннис Калхейн, профессор-социолог и преподаватель Penn IUR, обращает внимание на то, что пандемия обострила проблему малообеспеченных и бездомных горожан. По его мнению, социальную политику и помощь этой самой уязвимой категории жителей необходимо в корне пересмотреть. Ночлежки и приюты в том виде, в котором они существовали, из относительно защищенных мест превращаются в очаги смертельной опасности. В городах достаточно пустующей недвижимости, которая на время кризисов может использоваться для того, чтобы обеспечить крышу над головой неимущим, избегая при этом антисанитарии и скученности. Для того чтобы временно использовать вакантные квадратные метры для решения острых общественных проблем, необходимы новые принципы управления недвижимостью и новые законы. Продолжая мысль Калхейна, можно добавить, что рабочие и студенческие общежития в той форме, в которой они существуют в Украине, во время эпидемии превратились в очаги заражения. Поэтому в украинских реалиях в улучшении жилищных условий нуждаются не только бездомные.

Городские парки следует воспринимать как составляющую системы здравоохранения, а не роскошь. Соня Дюмпельманн, доцент кафедры ландшафтной архитектуры Школы дизайна Стюарта Вейцмана, напоминает, что в середине XIX в., до того как ученые врачи нашли причину возникновения эпидемий, считалось, что их вызывают миазмы — некие ядовитые газы. Бытовало также мнение, что деревья способны рассеивать эти вредоносные испарения. Поэтому власти городов решили впустить природу в каменные джунгли. Так появились парки. Ошибаясь в причинах, вызывавших болезни, врачи XIX в. были правы по сути. Именно доступ к природе и свежему воздуху оказался одной из наивысших ценностей, особенно во время пандемии коронавируса.

Доступ к природе оказался одной из наивысших ценностей во время пандемии

Всемирная организация здравоохранения рекомендует не менее 150 минут физической активности в неделю. Остро необходимо не только увеличивать зеленые территории, но и повышать транзитные способности городской инфраструктуры для велосипедистов, а также расширять тротуары, чтобы прохожие могли проходить мимо друг друга на безопасном расстоянии, — акцентирует Кэролин Коуски, исполнительный директор Центра управления рисками и принятия решений компании Wharton. Эти городские решения уже активно внедряют власти Берлина, Парижа, Милана и Нью-Йорка. Уличное пространство в авральном порядке перераспределяют в пользу пешеходов и велосипедистов. В странах Северной Европы от автомобилецентричности отказались еще задолго до пандемии COVID-19.

Serres Séparées — кабинки в виде маленьких теплиц, для романтического и безопасного ужина в ресторане Mediamatic, урбан-сообщества Mediamatic Biotoop, Амстердам, Нидерланды. Фото: Willem Velthoven. Источник изображения: mediamatic.net

По мнению Мэри Фрэнсис Берри, профессора истории и африканских исследований Школы искусств и наук Пенсильвании, после победы над COVID-19 общества испытают душевный подъем, подобный тому, что последовал за преодолением эпидемии испанки и завершением Второй мировой войны. И на этом фоне города сохранятся как места, где человек может одновременно жить в комфорте, работать, развиваться и развлекаться.

 

Надо поторопиться

«Мы должны думать о решениях, которые будут служить общему благу. Не обязательно переворачивать архитектуру с ног на голову, но станут полезны идеи, которые помогут нам всем. Это может быть проект зданий из сборных конструкций, которые легко использовать в случае эпидемии», — считает парижский дизайнер Ора Ито, основатель студии Ora-ïto. Ему вторит Том Линдблом, заведующий сектором Lifestyle в компании Gensler: «Мы ждали достаточно долго! Соедините теорию и практику воедино для реальных решений и новых направлений. Мы не можем ждать до 2030 или 2050 года». Линдблом и Ито наряду с другими известными архитекторами и дизайнерами вошли в жюри открытого конкурса идей PANDEMIC ARCHITECTURE, который еще в начале марта объявил профильный исследовательский ресурс archisearch.gr. Он посвящен поиску практических архитектурных и дизайнерских решений для безопасных городов будущего. Организаторы конкурса призывают архитекторов, урбанистов и художников консолидироваться для поиска ответов на новые вызовы, и, кстати, прием конкурсных заявок открыт до конца мая.

Ора Ито, парижский дизайнер, основатель студии Ora-ïto

Итальянские архитекторы, урбанисты и ученые недавно опубликовали открытое письмо к президенту Серхио Маттарелле. Они обращают внимание, что пандемия четко выявила катастрофическое несовершенство системы здравоохранения: «Система здравоохранения большей части Европы — продукт Usines à Santé («Фабрики здоровья»), поскольку наша среда обитания также является по сути продуктом Usines à Vivre («Фабрики жизни»). Чрезвычайная ситуация, вызванная пандемией, высветила нашу неподготовленность к таким ситуациям». Авторы обращения (текст которого можно найти на сайте архитектурной студии Массимилиано и Дорианы Фуксас Studio Fuksas) предлагают оснащать жилые юниты наборами для телемедицины — термометрами, пульсометрами, дозаторами кислорода, которые скоммуницированы со смартфоном или компьютером, чтобы пациенты находились под наблюдением врачей, не выходя из дома. Также предлагается строить жилые здания с гибкими общественными пространствами, которые в случае пандемии возможно трансформировать под дополнительное жилье, учебные классы, а также для оказания первой помощи или изоляции заболевших.

Госпитальные капсулы CURA из морских контейнеров, разработанные командой Carlo Ratti Associati в железнодорожном депо Турина, где развернут полевой госпиталь для зараженных COVID-19. Фото: Max Tomasinelli. Источник изображения: archpaper.com

Особую тревогу итальянских архитекторов вызывает кондиционирование воздуха в помещениях, что в условиях жаркого лета может вызвать новые вспышки заражения. Они предлагают отказаться от повсеместного использования кондиционеров, напоминая, что еще ранее эти системы являлись распространителями возбудителей «болезни легионеров» и других инфекционных заболеваний: «Одной из основных задач новых зданий и архитектурных пространств должна быть очистка и обеззараживание воздуха с помощью простых и эффективных устойчивых систем, к примеру UV-ламп, способных за короткое время дезинфицировать любую среду».

Недостаточно просто теоретизировать и ждать, пока в обществе произойдет сдвиг парадигмы от массового потребления к самоограничению, и люди осознают, что торговые центры вредны для здоровья, а парки — полезны. Необходимо действовать решительно и быстро.

Массимилиано и Дориана Фуксас, Studio Fuksas

Уильям Фрей, демограф из Брукингского института, утверждает, что в последние несколько лет наметилась тенденция к оттоку населения из мегаполисов. Нью-Йорк, Лос-Анджелес и Чикаго все еще растут, но динамика роста резко сократилась в 18—19 гг. Миллениалы и беби-бумеры предпочитают центру пригороды из‑за высоких цен и стрессов. Не исключено, что пандемия резко ускорит этот процесс и приведет к реальному сокращению городского населения. Особенно если учесть, что множество людей за время локдауна приобрели новый опыт дистанционной работы и общения.

Власти мегаполисов обеспокоены перспективой резкого сокращения налоговых отчислений. Мэр Нью-Йорка Билл де Блазио в интервью CNN заявил, что потери бюджета от недопоступления налогов от туризма и гостиниц составят около 10 млрд долларов за год: «Мы не сможем предоставлять базовые услуги и на самом деле иметь нормальное общество, если не получим помощи от федерального правительства».

Парк Parc de la Distance — проект разработан австрийской студией Precht для городов после локдауна. Лабиринт позволяет создать множество безопасных маршрутов. Источник изображения: Precht

Базовые услуги — это уже не про летние площадки кафе и музыкальные фестивали. Это инфраструктура, последняя линия обороны городов. И если речь идет о том, что базовые услуги могут быть сокращены, то риск падения городов действительно велик. А если города падут — то, стало быть, войну мы проиграли.