Инго Маурер. Маг симфонии света

Надежда Богатая / Декор /

21 октября ушел из жизни немецкий дизайнер Инго Маурер, чье неожиданное, по-детски озорное обращение с таким тонким инструментом как свет снискало ему всенародную любовь и негласный титул «поэта света».

Маурер родился в период недолгого затишья между двумя Мировыми войнами, в 1932 году, на острове Райхенау, что раскинулся посреди Боденского озера. Сам он из многодетной семьи и о своем детстве вспоминал так: «Я думал о себе как о сорняке. Я просто вырос, ведь сорняк всегда пробивается. Из-за войны я ходил в школу всего шесть лет. Вот и все».

Инго Маурер, 2015 г. Портрет: Tom Vack

Сын простого рыбака поначалу он освоил мастерство типографского наборщика, а затем решил изучать рекламную графику в Мюнхене. «На самом деле, сначала я занимался графикой: обучался графическому дизайну и потом несколько лет работал в типографиях. Идея лампы пришла ко мне как-то вдруг, а потом и другие идеи, еще и еще. Но я не стал продавать свои изобретения. Что я сделал сразу, так это создал свое предприятие по производству светильников. Так началась история компании Ingo Maurer GmbH». А основал он ее в 1960 году, когда вернулся после трех лет жизни в США, проведенных между Нью-Йорком и Сан-Франциско.

Светильник Bulb, 1966 г.

Маурер восхищался творческим гением Томаса Эдисона, поэтому главный герой его произведений — обыкновенная голая лампочка. Мы, например, влюбились в Инго, когда увидели его трогательную Jonny B. Butterfly на шнуре, с неожиданно присевшими на нее «бабочками». А первым его трибьютом знаменитому изобретателю стал светильник Bulb, — эдакая лампочка в лампочке, играющая роль настольной лампы.

«Я хочу, чтобы мои объекты люди просто переживали, и никак не анализировали»

Лампа Johnny B. Butterfly, тефлоновый «абажур», модели насекомых ручной работы, 2011 г.

Позже он станет приделывать им крылышки, привязывать яркие бутылочки, обертывать рисовой бумагой, обвешивать их фарфоровыми головами Будды, тюбиками зубной пасты или листами с надписями: «Я люблю тебя» на разных языках, а еще поместит в металлические клетки с «крысами» и даже «окунет» в воспетую Уорхолом жестяную банку супа Кэмпбел. В его руках простая электрическая лампочка превращалась в ироничную, забавную скульптуру, вызывающую неподдельный детский восторг.

«Быть оригинальным несложно, если следовать зову своего сердца. Лучший свет исходит прямо из самой души»

Подвесной светильник Campari Light из 10 съемных оригинальных бутылочек содовой Campari, 2002 г.

«В начале своей деятельности я очень много работал над формой светильников. Это видно даже по одной из моих первых работ — Bulb, которая появилась в 1966 году. Позже, изобретая лампы, я понял, что свет сам по себе намного важнее формы, так как свет — это уникальное явление, от которого зависит бытие всего живого и просто наше самочувствие. С тех пор как я это осознал, я стал стремиться в своем творчестве к тому, чтобы в моделях светильников свет и форма гармонично сочетались».

Светильник I Ricchi Poveri — Toto, сталь, лакированная латунь, низковольтная галогеновая лампа, 2014 г.

«В детстве я хотел быть жонглером или канатоходцем. Баланс так же важен, как и игра. Моей мечтой было, чтобы местный цирк в Баварии принял меня в свою труппу». А еще говорят, что он избегал красного цвета в одежде, любил красивых женщин, латиноамериканскую музыку, зажигательную сальсу и романы Габриэля Гарсия Маркеса. Когда его Bulb исполнилось полвека — он перевыпустил ее ограниченным тиражом, украсив цитатой любимого писателя на испанском.

Люстра Breaking Buddha из разбитых фарфоровых голов улыбающегося Будды. Фото: Tom Vack

За его творческим «баловством» и «легкомысленностью» скрываются высокотехнологичные решения, которые он разрабатывал на протяжении пятидесяти с лишним лет вместе со своей верной командой из 70 человек у себя на производстве. Bulb сразу же попала в коллекцию MоMA в Нью-Йорке. Благодаря инсталляции Ya Ya Ho в Центре Жоржа Помпиду в Париже в 1985 году из обычного кабеля и галогенных ламп, он ввел в моду так называемые струнные светильники. Маурер концептуализировал дизайн освещения, всегда первым адаптируя последние технические инновации. Никто так много не экспериментировал со светодиодами (LED), еще до того, как те стали трендом, и никто так не увлекался их органическим вариантом (OLED).

Низковольтная моделируемая система освещения YaYaHo, 1984 г.

 

Его завораживала магия света, поэтому он с упоением работал над масштабными световыми инсталляциями, фантастически красиво преображающими пространство. Например, он оформлял светом подиум для показов Иссей Мияке, атриум знаменитой Galeries Lafayette в Париже, башню Веласка в Милане, не говоря уже об ежегодных авторских экспозициях в дни Миланского мебельного салона. «Свет влияет на нас и на наши чувства сверхъестественным образом. Изменяя освещение в помещении, можно очень сильно изменить все пространство. Свет обладает огромным потенциалом, имеет сотни возможностей для превращения обстановки в нечто новое».

Если окажетесь в мюнхенском метро — непременно выйдите на станции Westfriedhof, даже если вам туда не надо. Еще в далеком 1995 году Маурер украсил ее вестибюль огромными светильниками-куполами диаметром почти четыре (!) метра. Они светятся разным цветом, отчего пространство вокруг наполняется необъяснимой теплой магией. К слову световое оформление станций Moosfeld, Münchner Freiheit и, наконец, алой Marienplatz — тоже дело рук Инго.

Станция Westfriedhof в мюнхенском метро. Дизайн светильников — Инго Маурер, 1995 г.

«Мои герои — это Акилле Кастильоне и Вико Маджестретти. Они отважились на многое и сделали огромный прорыв вперед. Еще я обожаю то, что делает Исаму Ногучи. Его светильники из японской бумаги просто восхитительны! И, конечно, Гаэтано Пеше. Мне очень нравятся его идеи».

Напоминающая изящную танцовщицу лампа Kokoro, красная бумага, металл, нержавеющая сталь, стекло, пластик, зеркало, 1998 г.

Маурер работал до последнего дня. «Когда я основал фирму, то взял на себя большую ответственность за этих людей, потому я хочу поддерживать и продвигать компанию как можно дольше. После этого им придется обойтись без меня, но я больше чем уверен, что они справятся».

Последняя инсталляция Инго, Residenztheater, Мюнхен, 2019 г.

Его последняя инсталляция — протяженная люстра из более 3000 посеребренных листьев, — была завершена 18 октября, за несколько дней до его смерти. Ее установили в отреставрированном Residenztheater, примыкающем к Мюнхенской резиденции, а освещает она «Зимний сад» (Wintergarten) — комнату, которую используют и как кафе и как место с видом на площадь Макса Йозефа.

Инго Маурер, 2019 г. Фото: Ingo Maurer GmbH

Мастер ушел и теперь им действительной придется справляться без него. Нам же останутся его по-детски озорные работы, поэтичные художественные образы, наполненные светом его души.

 

Фото предоставлены: Ingo Maurer GmbH