Именинник дня. Универсальный солдат дизайна Марк Ньюсон

Надежда Богатая / Дизайн /

Автору «самого дорого предмета мебели когда-либо созданного живущим дизайнером», ушедшего с аукциона в Лондоне за рекордные 3 500 000 долларов, «гуру биоморфного дизайна» и единственному из коллег, кто выставляется в галереях Ларри Гагосяна, исполняется 56 лет.

Шезлонг Lockheed появился в 1988 году. Это самый известный предмет, созданный Марком Ньюсоном. Три года назад на аукционе Phillips в Лондоне он был продан за 2 434 500 английских фунтов.

о том, что движет

«Идея сделать что-то, что действительно трудно всегда мне интересна, причем на многих уровнях. Я люблю бросать вызов самому себе и делать то, что не могут другие, но мне также нравится идея отстаивать процессы и методы, которые по сути утрачены или на грани исчезновения».

Марк владеет многими уникальными ремеслами — от изготовления перегородчатой эмали до искусства создания японской катаны, а недавно стал изучать резьбу по нэцкэ.

Стул Orgone, алюминий, лак, дизайн Марка Ньюсона, 1993 г.

о своей команде

«Я говорю «нет» куче вещей, и вы должны расставлять приоритеты. У меня много разных проектов, но при этом небольшая студия — всего 15 человек. И так продолжается вот уже 20 лет. Я мог бы расширить ее, скажем, до 150 человек, но не хочу этого делать, не хочу так работать. Мы сосредоточены одновременно на целом ряде проектов, но все они находятся на разных стадиях — некоторые только в начальной, другие же на этапе завершения. Все, что я делаю как дизайнер — будь то сумки для Louis Vuitton или суперджет — все это занимает от начала до конца меньше двух лет».

Новая коллекция мягкого багажа для бренда Louis Vuitton, 2019 г.

Я никогда не мечтал о славе и деньгах, просто создавал то, что мне самому хотелось бы иметь

Колье Julia для Boucheron, 2009 г. На его создание ушло 2000 камней, 1500 часов ручной работы, а в основе дизайна — идея фрактального деления.

о брендах и компаниях

«У авиакосмических агентств и люксовых брендов есть общая черта — очень высокие требования к качеству. К тому же у них есть возможности, которые позволяют мне воплотить какие-то необычные идеи, а не просто создать практичную вещь. Я никогда не напрашивался, все компании находили меня сами».

Проект для Fondation Cartier, 2004 г. Джет для гражданских полетов назван Kelvin40 в честь известного британского физика XIX века лорда Кельвина и главного героя любимого дизайнером фильма Андрея Тарковского “Солярис”.

Новые материалы и технологии уже существуют, и их часто используют в обычной жизни. Со временем хороший дизайн смогут позволить себе все

о полетах в космос

«Раньше я мечтал о том, чтобы полететь в космос, но теперь у меня появились дети и приоритеты немного изменились. Но если бы мне пришлось лететь, то я бы выбрал российскую ракету, она кажется надежнее».

Самолет Spaceplane для путешествия туристов в космос, 2007 г. Концепт разработан для Astrium, подразделения EADS — крупнейшего европейского производителя ракет

о славе и ДНК

«Возможно, мне просто повезло. Конечно, приятно думать, что слава моих вещей основана на узнаваемости и преемственности, ведь в каждом проекте есть частица моего ДНК. Надеюсь, и в креслах, и в самолетах присутствует нечто вневременное».

Стул Embryo,алюминий, металл, текстиль, дизайн Марка Ньюсона, 1988 г.

о дружбе с Джони Айвом

Ньюсона и бывшего главного директора по дизайну компании Apple связывает давняя дружба. В 2013 году они создали «космический» стол из алюминия весом в полторы (!) тонны, а в прошлом году — кольцо из цельного алмаза, лишь с единственной целью — продать на Sotheby’s, а вырученные средства пустить на благотворительность: на борьбу со СПИДом, туберкулезом и малярией. А недавно они вместе основали новую дизайн-фирму под названием LoveFrom.

Марк Ньюсон и Джони Айв. Портрет сделан легендарной Энни Лейбовиц для Vanity Fair, 2013 

На самом деле мы никогда не думаем об этом как о сотрудничестве. Скорее это длинный разговор, который мы постоянно ведем. Мы просто сидим, говорим и рисуем вместе, думаем в том же духе. Многое из того, что движет нами, вызвано чувством неудовлетворенности тем, что нас окружает. «Гнев», вероятно, слишком сильное слово для этого. Но если бы мы были довольны тем, как все устроено, нам бы нечего было делать. Не надо далеко ходить, чтобы понять, что вещи могут быть значительно лучше и причина, по которой они таковыми не являются, заключается в том, что никто не подумал над этим достаточно, или подумал, но просто плохо реализовал».