Игорь Сатин: Инклюзивность в государственных строительных нормах

Ирина Исаченко / Урбанистика /

Введя в действие новые государственные нормы, касающиеся создания безбарьерной среды (ДБН В. 2.2—40:2018 «Будинки і споруди. Інклюзивність будівель і споруд. Основні положення»), в которых появилось около 100 ранее отсутствующих правил, направленных на повышение безопасности и комфорта людей, Министерство регионального развития практически сразу начало разработку изменений и дополнений к правилам благоустройства. И тоже — с фокусом на инклюзивность.

Первое открытое обсуждение поправок и дополнений к ДБН Б. 2.2—5:2011 «Благоустрій територій» состоялось в июле, второе — в августе. Работа над изменениями продолжается, и есть уверенность, что продолжится и далее, после того как один из главных инициаторов процесса Лев Парцхаладзе покинет должность замминистра. Чем продиктована необходимость внесения инклюзивных дополнений к правилам благоустройства, какие ключевые правки уже внесены и кто обязан обеспечить их имплементацию — об этом PRAGMATIKA.MEDIA рассказал заведующий отделом благоустройства и управления отходами Научно-исследовательского и конструкторско-технологического института городского хозяйства Игорь Сатин, который возглавляет команду специалистов, работающих над редакцией норм.

Игорь Сатин, заведующий отделом благоустройства и управления отходами Научно-исследовательского и конструкторско-технологического института городского хозяйства

PRAGMATIKA.MEDIA: Некоторые изменения в ДБН о благоустройстве дублируют или дополняют нормы ДБН «Инклюзивность зданий и сооружений», которые действуют с 1 апреля этого года. В чем причина такого перекрестного нормирования?

Игорь Сатин: У нас появился новый ДБН об инклюзивности и существуют ДБН, которые напрямую связаны с городской средой, затрагивающие процесс перемещения по городу, — с переходами через дороги, прогулками в парках и так далее. И в чем‑то новый и старые ДБН противоречат друг другу. Нельзя просто сказать: «А вот тут и тут используйте нормы инклюзивности». Надо вносить изменения и дополнения в существующие подзаконные акты. Кстати, кроме новых требований к паркам и скверам мы добавили требования к инклюзивности пляжей. Чтобы обеспечить доступ людям с инвалидностью к воде, чтобы они имели возможность въехать в воду по специальным пандусам, да и просто передвигаться на коляске по пляжу. Возле лавочек в парках теперь мы предусмотрели карманы для кресла-коляски. Прописали, чтобы минимум 50 % скамеек имели спинки. И поручни, которые помогут сесть и подняться. В целом мы учли большинство из пожеланий, которые получили от людей с ограниченной мобильностью, от активистов, волонтеров. Постарались сделать ДБН о благоустройстве максимально инклюзивными.

P.M.: Мы знаем, что группа ландшафтных дизайнеров «Другой путь» тоже направляла вам свои предложения. Там, кстати, предлагалось пересмотреть нормы доступности зеленых зон, законодательно закрепив, что парки должны находиться в пешей доступности от жилья. Эти пожелания будут учтены?

И. С.: Пожелания пришли, и они очень интересные. Но работая с ДБН, мы должны учитывать уже сложившуюся ситуацию в городах. У нас сейчас нет примера строящихся с нуля городов. Да, возводятся микрорайоны. Аналогичную ситуацию мы рассматривали, когда обсуждали нормы размещения площадок для выгула собак. Нереально сделать множество площадок в пешей доступности от жилья. Или они будут крошечными, или к ним все же придется чуть дольше идти, либо нужно искать какие‑то особые технические решения. Мы сейчас обсуждаем вопрос доступности парков и, думаю, придем к какому‑то консенсусу. Общая тенденция нашей политики — это увеличение норм озеленения на городского жителя. И в том числе это затрагивает нормы высадки и ухода за деревьями. Мы прописали, что в условиях тесной застройки высаживаемым деревьям нужно обеспечить полив, должны использоваться инженерные решения, чтобы избежать переуплотнения почвы. Во многих странах используют такие системы, пора бы и нам их применять.

Нельзя просто сказать: «А вот тут и тут используйте нормы инклюзивности». Надо вносить изменения и дополнения в существующие подзаконные акты

P.M.: Внедрение инклюзивных дополнений обычно если реализуют, то лишь при строительстве новых объектов. Заказчики отказывались выполнять требования инклюзивности, если шла речь о реконструкции или ремонте. Но вроде бы приняты изменения, которые обязывают предусматривать инклюзивные решения и в случае ремонтов? Так ли это?

И. С.: Действительно, в самом Законе о благоустройстве, подзаконным актом которого являются, собственно, ДБН, было обозначено, что такое «объект благоустройства», а в другом законе есть определение «объект строительства». И были манипуляции, мол, непонятно: дерево, лавочка, МАФ, тротуар — что же это конкретно? Поэтому мы конкретно прописали, что все положения ДБН, включая объекты благоустройства, должны применяться как при новом строительстве, так и при реконструкции, при капитальном ремонте, реставрации и техническом переоснащении, то есть при всех возможных вмешательствах в городскую среду. Они обязательны.

P.M.: Что касается имплементации новых ДБН — кто сегодня должен следить за их исполнением? Ну, кроме проектировщиков, которые обязаны предусматривать это в проектной документации. Как сделать, чтобы все улучшения не оставались только на чертежах?

И. С.: Вот этот вопрос очень сложный. Со своей стороны, мы старались прописать максимально широкий круг тех, кто обязан эти нормы применять. Есть понятие авторского надзора — то есть проектировщик заинтересован следить, чтобы его проект выполнялся в точности. Есть процедура принятия объекта в эксплуатацию, и этот момент можно и нужно контролировать. Но я считаю, что Минрегиону нужен курс на ужесточение контроля. Мы как специалисты, работающие над нормами, стараемся выявить и закрыть лакуны, позволяющие уклониться от выполнения. Но физический контроль за исполнением — уже не наша функция.

Инклюзивная игровая площадка Let’s All Play в больнице Салем (Орегон, США), спроектированная Scott Edwards Architecture в сотрудничестве с реабилитационными терапевтами согласно принципам универсального дизайна. Источник фото: 2inkstudio.com

P.M.: Как выстраивать приоритеты в благоустройстве объектов? Очевидно, что в бюджетах нет средств на то, чтобы модернизировать сразу все. Существует что‑то вроде установки — «сначала мы приводим в порядок вокзалы, затем среду вокруг госучреждений, а потом парки»?

И. С.: Сразу можно выделить два момента. Если строится новый объект или комплекс объектов, к примеру, новый торговый центр или жилой дом, то в этом случае очевидно, что придется придерживаться новых норм. Когда речь идет о вмешательстве в уже существующую застройку, то здесь сложнее — необходимо или ждать момента капремонта, или реконструкции, или отдельно искать средства на то, чтобы построить, к примеру, пандус. И не просто построить, а сделать еще так, чтобы к нему была возможность безбарьерного подъезда. Сложность еще и в том, что объект — тот же вокзал — это зона ответственности одного балансодержателя, а дороги — уже другого. Это требует комплексных решений. Но я вижу позитив в том, что политика министерства теперь стала человекоцентричной. Ведь в первую очередь государственные строительные нормы ориентированы на комфорт и безопасность людей — и теперь на это обратили внимание. Инклюзивность и доступность стали одним из приоритетов. Дело за исполнителями, за органами местного самоуправления, за балансодержателями.

Инклюзивность и доступность стали одним из приоритетов. Дело за исполнителями

P.M.: Сколько лет уже этой политике, когда именно были пересмотрены приоритеты? И что стало катализатором?

И. С.: Этой тенденции уже два с половиной года. Теперь уже экс-замминистра Лев Парцхаладзе ориентирован на то, чтобы слушать людей. И к нам поступало очень много обращений. В том числе даже люди с ограниченными возможностями приезжали из другой области. К тому же есть понимание, что мы, к сожалению, воюющая страна. У нас появилось очень много молодых ветеранов-инвалидов. Если мы не хотим, чтобы они чувствовали себя отрезанными от общества, то обязаны трансформировать наши города.

P.M.: Даже обновленные ДБН вряд ли устроят всех. Наверняка вы услышите много критических замечаний о несовершенстве документа. А когда планируете обновить или переработать его следующий раз?

И. С.: Нормы должны обновляться каждые пять лет. Мир стремительно развивается, появляются новые технологии, новые подходы. Поэтому нам каждые пять лет будет что добавить, что убрать за ненадобностью. Или, получив обратную связь, что‑то подкорректировать.