Идеальный сад для “Охматдет”. Особые правила гармонии

/ Ландшафт /

Если легкий доступ к открытому пространству и контакт с природой критически важны для благополучия обычных горожан, то тем более они важны для пациентов больниц. Болезнь делает людей уязвимыми и более впечатлительными. 

О принципах и правилах создания современных терапевтических садов в больницах, о дизайнерских кодах, возможностях и решении проблем, связанных с дефицитом места и бюджетов, а главное — о проекте озеленения для главной детской больницы Украины в рубрике «Ликбез» рассказывает основатель бюро Beloded Landscaping, действительный член Society of Garden Designers (SGD) и член правления Гильдии ландшафтных архитекторов Украины (GLAU) Людмила Белодед.

 

Людмила Белодед, ландшафтный дизайнер, директор и основатель бюро Beloded Landscaping

Больничные сады на пике популярности

Темы больничного сада я уже однажды касалась вскользь, рассказывая об инклюзивных городских зеленых пространствах в статье «От «карательного» ландшафта к терапевтическому», опубликованной в 16‑м томе PRAGMATIKA.MEDIA. Но сейчас мы в Beloded Landscaping в коллаборации с другими украинскими ландшафтными студиями работаем над проектом, который заставил всю нашу команду погрузиться в очень важную и чувствительную тему — создание современного озеленения вокруг нового корпуса Национальной детской специализированной больницы «Охматдет». Это была идея наших коллег — ландшафтных дизайнеров Юлии и Геннадия Рашковских, которые выступили инициаторами этого проекта и пригласили членов сообщества присоединиться к его реализации. В процессе подготовки концепта и базисного мастер-плана мы подняли множество актуальных тематических материалов, нашли десятки вдохновляющих примеров. Пришло время поделиться ценной информацией!

Сад в Nelson Mandela Children’s Hospital в Йоханнесбурге (ЮАР), реализованный по проекту студии GREENinc. Источник изображения: GREENinc

Терапевтический садовый дизайн для детской больницы можно охарактеризовать как контролируемый ландшафт, предназначенный для игр и релаксации. К сожалению, никакой шедевр садового искусства не может излечить онкозаболевания или вернуть зрение, но он способен значительно снизить уровень стресса, который переживают пациенты и их родные, тем самым высвободив жизненные силы организма. Персонал больниц тоже нуждается в восстановлении ресурса.

Еще в середине XIX в. сестра милосердия и общественный деятель Флоренс Найтингейл пришла к выводу, что интерес больных к красивым пейзажам за окном является признаком выздоровления. Ландшафтные архитекторы современности, работая над созданием садов для детских больниц, могут опираться на исследования шведского врача Роджера Ульриха, лидера в сфере научно обоснованного дизайна, который, подобно Флоренс Найтингейл, сравнивал самочувствие больных, имеющих возможность любоваться пейзажем, и тех, кто в силу своего состояния вынужден оставаться в замкнутом пространстве больничной палаты. В своем исследовании он доказал, что пациенты с доступом к природе выздоравливают быстрее. Идеально, если они получат возможность напрямую контактировать с ней. Современные знания о влиянии ландшафта на здоровье и поведение людей позволяют нам уже сегодня создавать максимально эффективные искусственные природные оазисы. Активный отдых на свежем воздухе повышает мотивацию, напоминая о прекрасном и манящем огромном мире за пределами больницы, пробуждает целый комплекс чувств, воспоминаний и ассоциаций. И все чаще, просматривая новые проекты из разных стран мира, я нахожу интересные и смелые ландшафты, созданные специально для больниц — частных и государственных.

Хотела бы подчеркнуть: сад в больнице, а особенно в детской, невозможно спроектировать, не вдаваясь в специфику, основы поведенческой психологии и не знакомясь с опытом коллег в данной сфере. Например, несмотря на инклюзивность больничных садов, они вряд ли должны находиться в легком доступе для прохожих или жителей близлежащих домов. Необходимо соблюдать требования приватности, в которой нуждаются многие больные. Не все они чувствуют себя комфортно, если открыты взглядам с улицы. У многих — повышенная сенсорная чувствительность. Поэтому все составляющие ландшафта должны подбираться в особой пропорции. Подобных нюансов достаточно много.

Уроки сада Праути

Сад в центре детской больницы Бостона был спроектирован в 1956 г. студией Olmsted Brothers, основанной еще в конце XIX в. сыновьями знаменитого американского ландшафтного дизайнера Фредерика Лоу Олмстеда. Создание сада профинансировала Олив Хиггинс Праути — писательница и поэтесса, потерявшая двух своих дочерей. В память об этой утрате Олив решила подарить пациентам больницы и их родителям, находящимся в тревоге и отчаянии, маленький зеленый рай для утешения. На площади в 0,2 гектара была создана лаконичная ландшафтная композиция в натуралистическом стиле с зеленой поляной, небольшим круглым фонтаном под березами, широкой дорожкой с плавным радиусом поворотов. В углу между двумя корпусами росла раскидистая метасеквойя, со временем достигшая высоты в 20 м, а под низкими кустарниками по периметру — цветущие и декоративно-лиственные многолетники. Шпалерная пираканта и глициния смягчали кирпичные стены, окружающие пространство.

Места для уединения в саду на крыше в детской больнице Бостона (США), заменившем демонтированный сад Праути. Источник изображения: MYKD

Кто‑то, взглянув на этот пейзаж, назвал бы его достаточно обычным. Но талант дизайнеров проявился в том, что в этом саду, совсем небольшом по площади, был достигнут удивительный баланс во всем — между светом и тенью, водой и землей, между открытыми и уединенными пространствами, между мощением и зеленью, природой и искусственными элементами, мебелью и скульптурой. Одним из лучших качеств Праути Гарден была его иммерсивность — по утверждению пациентов, он погружал в себя, позволяя людям отрешиться от печальных мыслей. В профессиональной среде ландшафтных архитекторов и дизайнеров XX в. считали, что Праути можно рассматривать как образцовый, идеальный терапевтический сад.

Современные знания о влиянии ландшафта на здоровье и поведение людей позволяют создавать максимально эффективные природные оазисы

Ландшафтный архитектор Томас Пейн, работавший над обновлением Праути в 1976 г., сформулировал пять основных качеств полноценного сада для больницы. И хотя с его мнением можно в чем‑то не соглашаться, оно является важным, поскольку основано на эмпирическом опыте:

1. Сад расположен на открытом воздухе, доступен в любое время года и все в нем должно быть живым и настоящим. Никакие имитации ландшафта, звуков природы не заменят натуры. Лишь открытое пространство и прямой контакт позволяют человеку облегчить стресс от пребывания в стенах больницы с ее специфичным освещением, звуками, длинными коридорами и чувством потери контроля над происходящим. Большие деревья под открытым небом создают ощущение постоянства, как и большая лужайка, где можно пройти по траве или даже прилечь на нее. Никакие приподнятые грядки не в счет.

2. Сад безопасный, успокаивающий и тихий во всех смыслах: его пространство свободно от механического шума или звуков автомобильного движения. В планировке отсутствуют резкие, заостренные, угловатые формы или длинные прямые. Выбирая объекты искусства, следует избегать абстрактных. Роджер Ульрих писал: «Абстрактное искусство, которое человек в уравновешенном состоянии воспринимает как интересное или провокационное, пациенту в состоянии тревоги может показаться пугающим». Расположение объектов на уровне земли более безопасно и устойчиво.

Пациенты детской больницы Бостона, играющие в новом саду на крыше, спроектированном студией MYKD. Источник изображения: Boston Children’s Hospital
Скульптурная группа в старом Праути Гарден, демонтированном ради строительства нового корпуса детской больницы Бостона. Источник изображения: Boston Children’s Hospital

3. Сад иммерсивный: пространство достаточно велико, чтобы можно было почувствовать себя окруженным природой и совершить небольшую прогулку. Доля мощения — совсем небольшая, не доминирующая.

4. Сад конфиденциальный: кроме мест для совместного времяпрепровождения, есть как минимум одна скамеечка для уединения. Не все в тяжелые моменты жизни стремятся к общению, и хотели бы побыть в одиночестве, но при этом осознавать, что где‑то недалеко есть другие люди.

5. Сад вовлекающий и приглашающий исследовать: кроме общего открытого пространства, в саду также есть множество разнообразных по характеру уголков — солнечных и тенистых, предназначенных для отдыха и активности. Сад включает в себя элементы неожиданности и игры, к примеру, небольшие статуэтки животных. И обязательно водный объект, приглашающий к взаимодействию. Вся площадь сада не должна быть доступна обзору с одной точки.

Сложный выбор и тяжелое решение

Праути Гарден отвечал всем пяти условиям идеального больничного сада. Говорим о нем в прошедшем времени, поскольку многолетняя привязанность персонала, благодарные отзывы пациентов и их родителей, золотая медаль Массачусетского садоводческого общества и звание «Лучший больничный сад в США» его не защитили. Несмотря на то что Олив Праути, инвестируя в создание больничного сада, подписала с руководством договор о том, что он будет существовать и поддерживаться до тех пор, пока будет нужен маленьким пациентам, в 2015 г. администрация приняла решение построить на этом участке лечебный корпус с просторными палатами и самым современным оснащением. И хотя сложно ставить под сомнение необходимость расширения больницы, сама новость о том, что знаменитый сад Праути будет уничтожен, повергла жителей Бостона в шок.

Новый сад на крыше, спроектированный студией MYKD для детской больницы Бостона. Источник изображения: Boston Children’s Hospital

Городские чиновники оказались перед тяжелым выбором — новый 11‑этажный больничный корпус, стоимостью 1,5 млрд долларов или сад, который более полувека был радостью и утешением для больных детей и их родных? Сам мэр Бостона в детстве перенес онкологическое заболевание и помнит дни, проведенные в саду, куда его привозили на кресле-каталке. Но, выступая перед горожанами, он рассказал, что не менее отчетливо помнит, как находился в тесной больничной палате, в которой не было места его родителям. Расширение больницы позволит создать комфортные условия для сотен больных детей — и жребий был брошен.

Отчаянно сражаясь за сохранение Праути, группа хранителей в ходе кампании сумела привлечь к теме больничных садов внимание миллионов американцев. Эта история стала для многих людей настоящим откровением — ведь мало кто в повседневной жизни задумывается о роли растений и их влиянии на здоровье. Обычно приверженность к зеленым пространствам продиктована интуицией, а не знаниями.

Сад Morgan Stanley, расположенный на крыше одного из корпусов детской больницы в Лондоне. Источник изображения: chrisbeardshaw.com

В знаменитой песне Big Yellow Taxi популярной певицы 70‑х Джони Митчелл есть такая фраза, посвященная деревьям, уничтоженным ради строительства автопарковок: «Вы не знаете, чем обладаете, пока оно не исчезнет». И эти слова можно отнести к истории сада Праути, который запомнился американцам, как утраченное сокровище, но положил начало буму на создание десятков новых терапевтических садов в больницах по всему миру.

Альтернатива и компромисс, которые нас вдохновляют

Сложно не согласиться с Томасом Пейном, который утверждал, что ни один сад на крыше не сравнится с натуралистическим пейзажем, созданным на земле. Но что нам делать, если все увеличивающийся дефицит свободной земли в городах ставит нас перед выбором — или сад, или новый лечебный корпус? Иногда администрация больниц, построенных еще в советские времена и имеющих просторные озелененные территории, легко жертвует зелеными зонами ради расширения автопарковки — и такой выбор вряд ли можно назвать правильным. Или же, когда во многих старых киевских больницах мы видим огромный, выгоревший, заросший сорняками газон, высаженные рядком лилейники и старые, неухоженные деревья, то понимаем — здесь просто никому не приходит в голову, что эта территория — ценнейший и неиспользуемый ресурс! Но если больницу уплотняют, чтобы построить новые операционные, лаборатории или палаты, — это другое дело. Так что же, придется отказаться от зелени вообще?

В той же больнице Бостона, пытаясь хотя бы частично компенсировать потерю Праути Гарден, на крыше нового корпуса создали небольшой новый сад, куда перенесли скульптуры и некоторые растения из старого. Площадь сада на крыше втрое меньше, чем Праути, и, конечно, все понимают, что здесь невозможно высадить гигантскую метасеквойю, здесь не будет белок, ежиков и других мелких животных, которые придают наземным зеленым пространствам колорит. Но все же в условиях дефицита площади во дворе, сад на крыше — хороший компромисс. Если, конечно, проектировщики будут помнить о том, что главная цель лечебного сада — это релаксация, и не сделают его похожим на оживленную палубу-кафе круизного лайнера.

Фрагмент плана лоскутного озеленения территории вокруг нового корпуса больницы «Охматдет» в Киеве. Источник изображения: Beloded Landscaping

Чтобы вас вдохновить, расскажу историю еще одного сада — в Лондоне. В начале 2000‑х финансовая корпорация Morgan Stanley выделила 12 млн фунтов стерлингов на строительство нового клинического корпуса для больницы на Грейт-Ормонд-стрит. Надо ли напоминать лишний раз о том, насколько дорога земля в Лондоне? Но проектировщики все‑таки нашли резерв площади — на одной из больничных крыш. Размеры площадки, по периметру которой находились выходы инженерных систем — отопления, вентиляции, — случайно совпали с размерами выставочных садов для цветочного шоу в Челси, и это натолкнуло разработчиков на великолепную идею. Они пригласили к сотрудничеству Криса Бердшоу, известного садового дизайнера, телеведущего и многократного призера Chelsea Flower Show. Крис создал для больницы настоящий шедевр, который сначала был представлен на выставке 2016 г. и получил золотую медаль.

«Тенистая, безветренная и довольно влажная среда на крыше, окруженная высотными зданиями, сразу же направила мои мысли к тенистому лесному саду с его разнообразием уровней лиственных деревьев, с цветами у их подножия. Японские клены с нежной листвой являются главными актерами, а окружающие здания маскируются подстриженными грабами, дубами и грушами», — рассказал Бердшоу журналистам.

После завершения шоу сад переместили на больничную крышу. Поразительно, но на участке поместились 30 взрослых деревьев и в общей сложности более тысячи других растений! Чтобы они чувствовали себя комфортно в экстремальной среде, строители подняли кранами более 30 т грунта, смешанного с вулканическим пеплом. В саду нашлось место для небольшого пруда с кувшинками, скульптур, садовой мебели и перголы, увитой лианами. Поскольку крыша не проектировалась как эксплуатируемая, то есть не была рассчитана на дополнительную нагрузку, то ее усилили бетонными колоннами и защитили водонепроницаемым барьером. Во время монтажа и садовники, и строители помнили, что прямо под ними находится МРТ-аппарат стоимостью в несколько миллионов фунтов, которому даже чайная ложка воды могла нанести серьезный ущерб! Вы представляете себе сложность задачи и степень риска? Просто дух захватывает от смелости самой идеи и ювелирного воплощения. Этот больничный сад на крыше — живое доказательство того, что в самых сложных условиях можно найти решение.

Что еще мы можем сделать?

Наблюдая за растениями, и, возможно, участвуя в уходе за садом, дети становятся увереннее в себе. Сегодня часто проектируются интерактивные больничные сады, которые предусматривают возможность участия маленьких пациентов в выращивании каких‑то простых растений, зелени и овощей. Приподнятые грядки позволяют детям, прикованным к коляскам, нюхать цветы и прикасаться к ним. Терапевтический сад предоставляет возможность для комфортного и взаимозаинтересованного общения, а совместная деятельность как минимум — это физические упражнения на свежем воздухе, как максимум — акт творчества.

Сад в больнице невозможно спроектировать, не вдаваясь в специфику, основы поведенческой психологии и не знакомясь с опытом в данной сфере

Можно создать один «сад для всех», придерживаясь принципов универсального дизайна. Или интегрировать в большую территорию многопрофильной больницы тематические блоки. Например, детская больница Филадельфии (CHOP) располагает сразу пятью садами с разными характерами. Специализированные клиники ориентируются на потребности пациентов с конкретными видами заболеваний. Так, сенсорный сад при The Els Center of Excellence во Флориде (США), спроектирован для детей с аутизмом, а Горацио Гарден в Глазго (Великобритания), находящийся в Национальной больнице травм позвоночника, помогает в реабилитации детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата.

Скетч к проекту сада Morgan Stanley, разработанного ландшафтным дизайнером Крисом Бердшоу. Источник изображения: chrisbeardshaw.com

Проектируя в условиях ограниченного бюджета и места, мы не должны забывать о том, что лучше что‑то, чем ничего. О роли крошечных пространств я рассказывала в статье «Карманные парки. Маленькие оазисы с большим потенциалом» в 19‑м томе PRAGMATIKA.MEDIA. Даже небольшое число растений, сконцентрированных на ограниченной площади, формируют микроклимат, очищают воздух, приглушают шум.

Больничный сад должен быть защищенным от звуков города, чтобы пациенты могли услышать шелест трав и листвы, колышемых ветром. Навесные текстильные системы позволяют не только создавать тень над игровыми площадками в летние месяцы, их можно также использовать в качестве ярких, «витальных» дополнений к дизайну.

Принципы проектирования больничного сада

Сад для больницы — это в последнюю очередь место для дизайнерского самовыражения или манифестации. Все в нем должно быть подчинено двум задачам — общему расслаблению и точечной активации. В любом случае мы не должны использовать сложную геометрию и сложные концепции. Эстетика остается главным и ведущим принципом создания. Но наша цель — максимально ориентировать дизайн к потребностям пациентов.

Игровая площадка в саду Nelson Mandela Children’s Hospital в Йоханнесбурге (ЮАР). Источник изображения: GREENinc

К примеру, в ландшафтах для онкобольных необходимо предусматривать защиту от солнца — перголы и навесы, места для уединения и тихих игр. Надо дозировать использование ароматных трав, и нежелательно интегрировать в сад фуд-корт, поскольку после химиотерапии пациенты очень чувствительны к запахам и звукам. Если условия на участке позволяют высадить деревья, то предпочтительно выбирать те, что создают прозрачную тень — приглушенные солнечные блики на траве и цветах уже сформируют умиротворяющую атмосферу. А вот сад для детей с ментальными нарушениями может предлагать большее разнообразие для физической активности.

Хотя ничто не сравнится с естественным пейзажем, в условиях дефицита площади сад на крыше — компромисс

Если возникает вопрос, где выбрать место на территории для обустройства сада, то прекрасно было бы расположить его примыкающим к внутренним пространствам с панорамным остеклением — таким образом мы делаем зеленое пространство визуально доступным для людей, находящихся внутри. Фактически мы расширяем площадь нашего оазиса.

Оснащая сад подсветкой — достаточно деликатной, чтобы не раздражать пациентов по ночам, — мы повышаем его эффективность, ведь такое пространство можно использовать в вечерние часы и после захода солнца. Лучшим выбором будет низкая подсветка, поскольку прожекторное и верхнее освещение сделает пространство неуютным.

Игровая площадка в саду Nelson Mandela Children’s Hospital в Йоханнесбурге (ЮАР). Источник изображения: GREENinc

Если мы хотим, чтобы сад использовался на протяжении всего года, то должны учесть это при выборе уличной мебели, устойчивой к перепадам температуры и не покрывающейся льдом. Мощение не должно быть скользким, в идеале — дорожки могут подогреваться.

«Убежище» — это может быть укромная скамейка на одного или на двоих — позволит ребенку снизить сенсорную нагрузку, уединиться, при этом оставаясь на свежем воздухе.

Можно разнообразить ландшафт необычными арт-скульптурами, которые одновременно могут использоваться как сенсорные или моторные тренажеры. Наверняка среди местных художников найдутся люди, которые с радостью пойдут на коллаборацию и предложат интересные варианты для того, чтобы привнести в сад элементы творчества. Но в выборе арт-объектов, игровых элементов и тренажеров всегда необходимо помнить о специфике. Главное — безопасность! У пациентов может быть нарушена координация движений, и они часто нуждаются в дополнительных точках опоры, а если привлекший внимание ребенка яркий объект оказался хрупким, холодным, скользким, острым, он может быть случайно разрушен или нанести вред пациенту. В этом вопросе всем соавторам проекта придется проявить изобретательность и готовность к поиску оптимальных решений.

Безопасность и нормы

Опыт соприкосновения с природой должен быть щедрым. Она не может быть «стерильной» — ящерицы, насекомые, лягушки, червяки, улитки, птицы — неотъемлемые составляющие живых ландшафтов. Да, больничный сад, пожалуй, не самое удачное место для высадки цветущих массивов с медоносами, но, комбинируя цветущие и лиственные растения, мы можем достигнуть баланса. Учитывая специфику ландшафта, хорошей идеей будет предусмотреть наличие кнопки срочного вызова персонала больницы. Впрочем, помня о безопасности, не стоит вдаваться в крайности, ведь если мы предъявим к садовому пространству требования абсолютной безопасности, то окажется, что мы проектируем изолированную пустую комнату с мягкими стенами.

Сад Горацио для пациентов с нарушением опорно-двигательного аппарата в The Robert Jones & Agnes Hunt Orthopaedic Hospital, Великобритания

Кстати, немало общественных инициатив обернулись ничем именно потому, что руководство больниц вдруг проявляло сверхосторожность. Конечно, проще ничего не делать, ведь сегодня законы Украины не предписывают, чтобы на территории больницы обязательно был сад для пациентов. Да, таких норм не существует! В действующем ДБН В. 2.2 – 10:2001 «Будинки і споруди. Заклади охорони здоров’я» находим только положения о том, как должен быть организован хоздвор и технические проезды. А вот какова доля озеленения в современной украинской больнице? Общую информацию рекомендательного характера можно найти в учебном пособии «Справочник архитектора. Ландшафтное озеленение» Ивана Родичкина, 1990. Там целая глава посвящена озеленению больниц, функциональному зонированию и особенностям генеральных планов. Но вся эта, безусловно, полезная информация ни к чему не обязывает ни проектировщиков, ни заказчиков, ни государство.

Что касается общих требований к инклюзивности, то теперь у нас существуют даже два ДБН, в которых они прописаны: ДБН В. 2.2 – 40:2018 «Будинки і споруди. Інклюзивність будівель і споруд. Основні положення» и ДБН Б. 2.2 – 5:2011 «Благоустрій територій». Не думаю, что нам необходима разработка каких‑то особенных нормативов для создания больничных ландшафтов — достаточно было бы гида с рекомендациями по подбору растений и планировкам. А вот строгой нормы о процентном озеленении территории больниц — нам остро не хватает.

«Охматдет» — мечты и реалии

Узнав так много об организации терапевтических пространств, конечно, мы бы мечтали воплотить все эти прекрасные идеи в создание идеального сада для «Охматдет» — самой крупной детской больницы в стране. Как мы все знаем, резерв земли был использован для возведения нового корпуса. Но окружающая его территория выглядела откровенно грустно. Здесь отсутствовали деревья и цветы, зато была велика площадь асфальтового мощения, которое раскаляется под солнцем в жаркие дни.

Участки сада трав у входа в новый корпус больницы «Охматдет» в Киеве. Проект Beloded Landscaping. Фото: PRAGMATIKA.MEDIA

Внимательно изучив план участка, мы выявили несколько вакантных мест для лоскутного озеленения. Тонкий слой грунта сильно ограничивает нас в выборе ассортимента, мы не можем позволить себе высадку крупных деревьев и даже кустарников, а вынуждены использовать только растения с мелкой корневой системой. Но к счастью, озеленение из многолетников может быть достаточно эффектным и разнообразным.

Несмотря на небольшую площадь лоскутков, мы создаем на каждом из них плотные и динамичные посадки. В качестве основы используем мискантус китайский Cosmopolitan, пеннисетум лисохвостный Hameln, спирею японскую Вальбума. В композиции можно включать молинию голубую Variegata, овсяницу, живучку. Поскольку проект реализуется как благотворительный, а для создания плотных и эффектных уже на старте клумб необходимо высаживать даже не сотни, а тысячи саженцев, на призыв Юлии и Геннадия Рашковских откликнулись десятки наших коллег, в том числе и владельцы питомников, предоставившие возможность расширить ассортимент используемых растений. Оживить пространство между больничными корпусами поможет оригинальная и инклюзивная уличная мебель, арт-объекты, садовая скульптура — и они уже появились! Недавно входную зону в новый корпус украсили необычные фонари в виде одуванчиков, которые сразу вызвали интерес и радость у маленьких пациентов. Такой отклик и неравнодушие — безмерно воодушевляют!

Участки сада трав у входа в новый корпус больницы «Охматдет» в Киеве. Проект Beloded Landscaping. Фото: PRAGMATIKA.MEDIA

Ребенок обычно не способен словами выразить, почему ему так важно контактировать с цветами и деревьями, слушать пение птиц, наблюдать за насекомыми и сменой сезонов. Но мы, понимая причинно-следственные связи, вполне можем запрограммировать зеленое пространство так, чтобы оно приносило максимальную пользу. И воплотить идеи в жизнь. Так давайте сделаем это!