Human based architects. Как создавать пространства для людей

editor / Архитектура /

Human based architecture наиболее близко можно перевести как «человекоориентированная архитектура». Не нужно путать с клиентоориентированностью: такой подход рассматривает в большей степени интересы клиента — заказчика архитектурного бюро. А человекоориентированный рассчитан на всех, кто будет взаимодействовать с архитектурным объектом. И при таком подходе зачастую архитектор вступает в дискуссию с заказчиком, в результате которой может родиться наилучшее решение, иногда превосходящее самые смелые ожидания заказчика.

У большинства людей, которые хотят что‑то построить, не важно, что — свой дом, офисное здание, завод, — есть общее: они хотят получить максимальную выгоду от вложенных в строительство денег.

Архитектор Павел Пекер, автор материала

Я сталкивался с разными заказчиками — и с богатыми, и с теми, кто рискует последними деньгами; с мечтателями и прагматиками, с крупными компаниями и стартапами, людьми разных рас и вероисповеданий. И ни разу я не слышал фразы, мол, Паша, я хочу такое здание, чтобы в твоем инстаграме его лайкнули N человек. Или никто не говорил: «Сделай мне такой проект, за который ты получишь Притцкеровскую премию». Либо: «Я хочу вложить деньги в строительство архитектурного шедевра».

Все говорят другое: «Вот бюджет, вот сроки, вот 300 моих работников, для которых я хочу построить новое офисное здание». Или: «В своем ресторане я стану кормить блюдами украинской кухни, чек будет 2 000 гри­вен на двоих, и нужно создать такую атмосферу, чтобы люди ко мне вернулись». Либо: «Здесь будет производство таких‑то и таких‑то продуктов, и мне необходимо, чтобы людям было безопасно здесь и чтобы они работали эффективно».

Чувствуете разницу? Архитектура важна архитекторам. Людям важно понятное, целесообразное и эффективное пространство.

Human based — это подход, который учитывает интересы людей и дает им возможность использовать созданное пространство наилучшим образом.

Современный многоквартирный дом. Берлин, Германия. Фото: Jonas

Как же создать архитектуру для людей?

Вот несколько принципов, которыми руководствуются в Peker & Partners:

1. Уметь слышать клиента, сформулировать для него то, что он НА САМОМ ДЕЛЕ ХОЧЕТ, и предоставить наилучший вариант решения. Для этого приходится изучать все детали его запроса. Если это проект частного дома, в котором клиент будет жить с семьей, необходимо познакомиться с каждым человеком и выяснить его ожидания. Если это проект для бизнеса, то мы разбираемся во всех его нюансах, изучаем технологии, знакомимся с работниками и клиентами, узнаем надобности всех, кто станет взаимодействовать с бизнесом.

2. Построить с клиентом доверительные отношения. Клиент должен доверять архитектору, как врачу. В большинстве случаев клиенты остаются нашими друзьями. Клиент нуждается в доводах, в объяснениях архитектурных решений. И чаще всего эти доводы базируются именно на том, что в итоге получат люди, использующие объект проектирования. Для того чтобы клиент нам доверял, мы должны быть открытыми и честными, исповедовать ответственное обращение с деньгами, сроками и документацией.

Архитектура важна архитекторам. Людям важно понятное, целесообразное и эффективное пространство

3. Предварительно обсуждать весь рабочий процесс. Наш клиент имеет доступ к процессам на всех этапах проектирования. В зависимости от сложности объекта мы используем различные способы обеспечения этого доступа. Но все они построены на том, что проект создается в BIM — Building Information Model. Это позволяет максимально точно, без ошибок моделировать объекты. То же касается расчетов трафика — маршрутов передвижения людей, того, что они будут видеть, с чем взаимодействовать, и клиент получает доступ к модели, где может отслеживать процесс проектирования. Таким образом, процесс и результат предсказуемы, что является залогом спокойствия и хороших отношений.

Сложный экстерьер Тулеторгет создает интересную игру теней и бликов. Сундбюберг, Швеция

4. Отношение к архитектору строится на его компетентности. Есть прямая зависимость между тем, насколько смелые и новаторские идеи предлагает архитектор и насколько эти решения могут быть ошибочными. Всем свойственно ошибаться. И мы не боимся этого. Наша задача — вовремя выявлять и исправлять ошибки. Для этого мы моделируем, проверяем и ставим под сомнение каждый шаг. Проверяем, насколько то или иное решение соответствует бизнес-модели заказчика. И насколько безопасно, эффективно и комфортно будет людям в каждом проектируемом пространстве. Вариативность рождает наиболее удачное решение, за которое мы отвечаем.

5. Ответственность за проект на всех этапах его создания от идеи до реализации и на определенное время эксплуатации. Необходимо контролировать процесс строительства и запуска объекта.

Чем раньше нас привлекают к проекту, тем выгоднее это для заказчика. Мы проводим анализ места, и иногда это становится поводом отказаться от заведомо неподходящей для проекта локации. Здесь могут влиять разные факторы — от градостроительной ситуации до проблем с тем, как сюда вписывается бизнес-модель. Например, ко мне как‑то обратилась заказчица, которая хотела организовать производство в помещении на Крещатике. Проанализировав ее бизнес, определив логистику, я указал на то, что стандартные ящики для доставки не поместятся в старенький лифт, а многочисленные грузовые курьеры в канун праздников станут в пробках. Это привело к тому, что заказчица отказалась от помещения в центре Киева и выбрала место в пригороде. Вроде бы очевидные вещи, но обратите внимание, как много закрывается ресторанов, как вы отказываетесь ехать на деловую встречу или в спортзал из‑за того, что «это займет полдня» и «у вас негде припарковаться».

Если архитектура работает для человека — это хорошая архитектура

Мы вместе с заказчиком составляем так называемое задание на проектирование. Это важный документ, от которого в дальнейшем все отталкиваются. Согласно этому заданию, мы создаем архитектурную концепцию или предпроект. Все себе сразу представляют красивые визуализации с вечерней подсветкой в дождливую погоду. Да, это будет обязательно красиво, но заказчик смотрит в первую очередь не на это. И даже не на планы. И не на генеральный план. Он в первую очередь ищет табличку ТЭП (технико-экономические показатели). Это единственный убедительный аргумент. Здесь он найдет понятные цифры — общую и полезные площади, количество людей, строительный объем и, самое главное, ожидаемую стоимость реализации проекта. И только выдохнув с облегчением от того, что все учтено, в хорошем настроении рассматривает планировочные решения и красивые визуализации.

Конечно, ошибочно полагать, что объектом проектирования является набор документации. Важна реализация — постройка объекта. Сам процесс строительства является стресс-фактором. А причина стресса в большинстве случаев — в несоответствии результата ожиданиям. Чтобы этого избежать, детализация проекта обязана быть максимально высокой, все процессы строительства учтены и проконтролированы, а заказчик должен быть в курсе всего, что происходит на объекте. В процессе строительства мы проводим встречи с заказчиком на объекте и в офисе, объясняем решения.

В итоге мы получаем архитектурный объект, где предусмотрены, срежиссированы и учтены все факторы. Все пути оптимальны, чтобы человек мог добраться из пункта А в пункт Б кратчайшим путем, а если путь долгий — чтобы он мог им насладиться. Предусмотрены параметры освещения: температура света, яркость и масса направлены на то, чтобы человек мог сконцентрироваться и не заснуть на рабочем месте или расслабиться и отдохнуть в ресторане. Акустические свойства пространств позволяют исключить шум и эхо, все, кто хотят пообщаться, хорошо слышат друг друга и не мешают другим. Материалы приятны и уместны: массивный деревянный стол в хорошем ресторане или из практичного искусственного камня в закусочной задают тон всему заведению, а керамическая плитка или ковровое покрытие на полу свидетельствует об уровне отеля.

Если архитектура работает для человека — это хорошая архитектура.

 

Текст: Павел Пекер