Хаос как новый тренд урбанизма

editor / Урбанистика /

Современный человек может работать и отдыхать в любой точке мира. Однако цифровизация не убивает цивилизацию, а усиливает ее, и это подчеркнул даже шагающий по планете коронавирус.

Альтернативы городам нет. Пройдя стадии крепости, торгового или религиозного центра, рабочих слободок вокруг промзоны, человечество возвращается к концепции античных городов-государств.

Есть ли общие тренды развития городов? Успешные города в борьбе за новых обитателей усиливают свою индивидуальность. Можно традиционно цитировать Григория Сковороду: «Всякому городу нрав и права; Всяка имеет свой ум голова». Но кандидат архитектуры Глеб Ушаков перефразировал эту идею более жестко: «Основной тренд урбанизма — хаос».

Фото: Valik Chernetskyi / Unsplash

Хорошие и плохие стороны урбанизации

Города строились и строятся для людей, под их актуальные и индивидуальные запросы. И тренды развитых стран разительно отличаются от менее успешных. «Мировые тенденции есть прогрессивно-утопические для развитых стран и деградирующе-антиутопические для менее развитых стран. У нас свои тенденции отдельно для городов, отдельно для остальной территории, отдельно для Киева. Это все абсолютно разные тенденции. Потом заходим в город, например, Киев, — и видим опять абсолютно разные тенденции для левого берега и правого, для центра и периферии. Внутри центра — разные тенденции для разных зон, даже противоположные.

А если совсем обобщать по планете, то будут наблюдаться противоположные тенденции для макрорегионов: Северная Америка, Западная Европа, часть Юго-Восточной Азии — прогресс, остальное — вниз», — отмечает Ушаков. Он констатирует, что основным определяющим фактором является экономика, и где она развивается прогрессивно — там позитивная урбанизация, и наоборот соответственно.

Фото: Sean Benesh / Unsplash

«Урбанизация неизбежна. Концентрация позволяет лучше управлять территориями — это шанс. А есть ли силы, желание и ресурсы им воспользоваться — зависит от многого, прежде всего от самих жителей», — считает урбанист Дмитрий Макагон.

Растущая концентрация населения при хороших сценариях приводит к росту комфорта и оптимальных решений. В случае слабой экономики болезни роста городов проявляются в существенном отставании в развитии социальной и инженерной инфраструктуры, расширении зон трущоб, усилении экологических проблем, связанными с автомобильными выхлопами и токсичными мусорными полигонами вокруг городов.

 

Украина: развитие без попыток анализа

Стас Демин обращает внимание, что на фоне «катастрофически положительной» мировой демографии в целом по Украине прослеживается тенденция уменьшения и старения населения. «Демография крупнейших украинских городов положительна, в основном за счет механической миграции населения в надежде на достойную жизнь и возможности. Демография сел и поселков, малых и средних городов за пределами системы расселения крупных городов (в границах ежедневных трудовых связей) отрицательная, даже в Киевской области», — констатирует Стас Демин.

Профилактика сегрегации и образования гетто — задача менеджмента города

Проблемы Украины широко известны: недоразвитость инфраструктуры страны в целом, отсутствие мест приложения труда, базового социального и культурно-бытового функционального обеспечения за пределами крупных городов, усугубленные полной стагнацией развития инженерно-транспортной системы страны. «Географическое положение Украины делает ее весьма привлекательной для развития объектов международной инфраструктуры, логистической, представительской, культурной и т. д., но политическое положение делает инвестиции в подобные объекты рисковыми», — говорит Демин. К примеру, Большая кольцевая дорога, которую пытаются строить с 2000‑х, теоретически могла бы решить массу вопросов — от международной логистики до стимулирования развития региона. На практике же нет стратегии социально-экономического развития, нет анализа целесообразности, нет механизмов.

«Будучи членом градостроительного совета Киевской области, часто наблюдаю ситуацию, когда градодокументация поселков выносится на совет безо всякой демографической и экономической теории и прогноза. Происходит примерно так: у нас 3 000 жителей, по Генеральному плану мы делаем поселок на 7 000. Исходя из 7 000, рассчитываем инженерно-транспортную и социальную инфраструктуру, но по факту у нас отрицательная демография, и откуда возьмутся еще 4 000 человек — мы не знаем», — рассказывает Демин. В результате выполненные расчеты экономически и социально не обоснованы, поэтому их реализация маловероятна.

Болезни роста городов проявляются в расширении зон трущоб, усилении экологических проблем и токсичными мусорными полигонами вокруг городов. Фото: Victor Xok / Unsplash

Несмотря на эффектность небоскребов, эксперты убеждены, что гораздо комфортнее и удобнее в эксплуатации относительно малоэтажная застройка. Фото: Serhii Butenko / Unsplash

С другой стороны, мы видим активный процесс агломерации. «Это явление в Украине возможно только в крупнейших городах сегодня, и для большинства формирование субурбий, жилых районов за пределами городской черты, проходит вполне естественно. Болезни же роста связаны с диспропорцией вводимой в эксплуатацию инженерно-транспортной инфраструктуры, застройкой зеленых зон, формирующих экологический каркас города, увеличением антропогенной нагрузки на зеленые зоны и водные ресурсы», — говорит Демин.

Без попытки стимулировать какие‑то определенные генпланами направления агломерации будут развиваться бессистемно, усугубляя проблемы и города, и пригородов.

В столичном регионе к традиционным болячкам добавляются административные. По Конституции Украины, город Киев — отдельный регион внутри столичного региона. На практике это значит, что граница города Киева — это граница региона, а все вопросы между Киевом и областью — межрегиональные вопросы. Фактически любой из них, касающийся отношений между, к примеру, киевской Борщаговкой и Софиевской Борщаговкой, жители которых пешком ходят друг к другу, — это вопрос межрегионального значения. «Такая искусственная административная граница сильно осложняет решение административно-планировочных вопросов между Киевом и областью. Я считаю, что с Киева необходимо снять статус региона и дать ему возможность создать объединенную территориальную общину, что позволит централизованно планировать как минимум вошедшие в состав ближайшие территории, использующие преимущественно киевскую инфраструктуру», — говорит Демин.

 

Создание комфорта для горожан — дело рук самих горожан

Опрошенные эксперты подчеркивали, что профилактика сегрегации и образования гетто — задача менеджмента города. Именно местные власти должны заботиться о создании дружелюбной среды обитания, удобной для всех категорий горожан. Рецепты опробованы во многих странах: малоэтажная застройка, пешеходные зоны, много зелени и открытых общественных пространств.

Повышение норм комфорта зависит от требовательности жителей и готовности бизнеса и власти их слышать

Однако из реализованных позитивных примеров эксперты смогли назвать лишь парковые зоны — «Наталка», Бучанский парк и др. «И большая часть таких примеров — от противного. Хорошие парки у нас «рождены» ужасным отношением местных властей к менеджменту зеленых зон. В результате так называемой низовой инициативы со стороны жителей у нас появились неплохие примеры парков», — говорит Макагон.

«Очеловечивание» застройки частично прописано обновленными Государственными строительными нормами — ограничение плотности и высотности застройки, доля зеленых зон и обязательная социальная инфраструктура, дворы без машин и пр. «С одной стороны, нормы идут за рынком. Потребитель становится более требовательным. К тому же, подписав Ассоциацию с ЕС, Украина взяла обязательство гармонизировать свое законодательство с европейским», — напоминает Макагон. Если по части техстандартов это длинный, но понятый путь, то архитектура не имеет жестких рамок, и внедрение новых норм комфорта зависит от требовательности жителей и готовности бизнеса и власти их слышать.

Инженерно-транспортная инфраструктура — слабое место городов. Фото: Eugene Chystiakov / Unsplash

Тренды планирования городской среды

Несмотря на желание очень многих увидеть в наших городах небоскребы, эксперты убеждены, что гораздо комфортнее и удобнее в эксплуатации относительно малоэтажная застройка. «Я в принципе за использование моделей, которые показали свою устойчивость и адаптивность на протяжении времени. Квартальная застройка в 5—7 этажей — это как раз такой вариант. Можно судить даже по Киеву. Квартальная застройка Подола, Шевченковского и Печерского районов создает намного более привлекательную для жизни и практичную среду, нежели застройка новых районов», — говорит Демин.

«Нам не надо смотреть на Ванкувер с небоскребами на стилобатах, нам надо ориентироваться на Европу, на «взрослые» города с вековыми кольцами. Среднеэтажная плотная застройка позволяет относительно дешево содержать территории. Мы получаем больше первых этажей, с которыми удобнее взаимодействовать», — говорит Макагон.

Готовы ли застройщики создавать открытые пространства? Это вопрос компромисса. Нет внятных требований городов к балансу общественных открытых пространств и личных пространств жителей ЖК. «Большинству застройщиков, грубо говоря, все равно. Это бизнес и способ заработать побыстрее деньги. Покупатели желают закрытую территорию, парковки во дворе — и проекты создаются, исходя из озвученных требований», — констатирует Макагон.

К счастью, кроме полностью закрытых территорий новостроек появляются новые форматы. Относительно доступными для широкой публики можно считать суперкварталы (как в «Рыбальском»), где бульвары открыты, а внутренние дворы — только для жителей комплекса. Есть также вариант крупных комплексов — например, «Файна Таун» от КАN, доступ на территорию которого имеют жители соседних комплексов и другие посетители по специальным пропускам.

Город для человека: малоэтажный, пешеходный, много зелени и открытых общественных пространств

Малыми шагами к инклюзивному городу

Огромный ментальный прорыв сделан‑таки в вопросе инклюзивности. «Пять лет назад никто не говорил на эту тему, сейчас все чиновники сами пиарят вопрос доступности. Есть уже понимание, что это важно, другое дело — как это реализуется. Подъемники, которые работают только в день открытия, пандусы со странным углом. До инклюзивного города еще очень далеко», — говорит Макагон.

А вот вопрос интеграции гендера и гендерного равенства в проектные решения или в планирование инфраструктуры в Украине пока в диковинку. «Когда мы приезжаем в города в рамках проектов, финансируемых МФО, и говорим о гендере, поначалу это вызывает только улыбку. Но уже есть интересные примеры. В одном из городов при планировании проекта по модернизации систем уличного освещения в приоритет ставились улицы с бОльшим количеством школ, садиков, поликлиник, больниц, парков и других объектов важного социального значения. Ведь гендер в городской инфраструктуре — это не просто про женщин, это про равные права и удобства для женщин, мужчин, мальчиков и девочек. Город с интересом отнесся к нашему анализу объектов на предложенных улицах и поддержал приоритетность. Будем надеяться, после реализации проекта мы действительно сможем показать, что, учитывая гендерные аспекты при планировании инженерных решений, можно положительно влиять на качество жизни в городе», — прокомментировала Елена Рыбак, исполнительный директор iC consulenten в Украине.

Инклюзивность стала обязательным требованием для всех проектов. Фото: Paula Prekopova / Unsplash

Вопросы экологии пока не в приоритете

Промышленность уходит из городов, однако экологическая ситуация оставляет желать лучшего. Макагон убежден, что рост городов в целом приведет к улучшению экологии: меньше производств, меньше передвижений. «Основная причина загрязнения — это транспорт. Готовы ли города стимулировать электротранспорт? Есть таможенные и налоговые льготы для электротранспорта. Но у нас еще не выстроена велоинфраструктура, не говоря уже о монотранспорте. Работы еще очень много», — говорит Макагон.

«У киевлян преимущественно очень низкий запрос к городской среде и экологии, хотя, надо заметить, за последние годы ситуация улучшилась, и это обнадеживает. С городом происходит то, что население позволяет, чтобы с ним происходило. Позволяет, так как не видит проблематики в целом, поскольку низкий уровень жизни заставляет большую часть людей фокусироваться на простейших проблемах выживания сегодня, не особо думая о проблемах, которые ждут их в самом ближайшем будущем. Думаю, что со стабилизацией политической и экономической ситуации придет и забота об окружающей среде, а пока, к сожалению, это преимущественно дело активистов», — считает Демин.

К сожалению, у украинцев преимущественно очень низкий запрос к городской среде и экологии

Общемировым трендом является увеличение доли зеленой энергетики. Города строятся, например, учитывая розу ветров, чтобы «городской ветер», который, как известно, дует всегда в лицо, подпитывал ВЭС, стоящие за границами населенных пунктов. До такого планирования нам еще далеко. Но шаги в сторону экоэнергосознания уже есть, убежден Макагон. По его мнению, даже латочное утепление фасадов или использование солнечных батарей для освещения ЖК — уже акт осознанности, экономии ресурсов.

Болезненный вопрос отходов сейчас системно возможно решить лишь на уровне городов. Реальных шагов к этому пока нет. Однако есть инициативы со стороны жителей, раздельный сбор — уже не редкость на уровне новостроев. Полная утилизация на уровне микрорайона (как, например, в Японии) — слишком дорогое решение, чтобы оно было реализовано в условиях нашей экономической ситуации. «Современные технологии частично позволяют решать эти вопросы, но это очень дорого и в ближайшее время их внедрения я не вижу. Дешевле не производить мусор», — убежден Макагон.

Фото: Marcus Lenk / Unsplash

«Успешно развитые страны должны не отмежевываться от стран с социально-экономическими и экологическими проблемами, а объединенными силами (ООН) помогать им видоизменять трущобы, обучать население и давать возможности для решения урбанистических, социальных, экологических проблем и устойчивого использования своих природных ресурсов. Иначе при разрастании этих трущоб даже на большом расстоянии в зоны благоденствия будут приходить и новые вирусы, и новые волны стихийных переселений, — резюмирует Ушаков. — Не повторять судьбу Древнего Рима и развиваться дальше поможет одна схема: глобализация решения проблем общими усилиями при создании возможности для развития там, где это необходимо».

Как видим, все вопросы развития городов — от планирования территорий до отношения к отходам и производства энергии — все чаще решаются при активном участии жителей. Это значительно удлиняет период реализации и добавляет хаоса. Но ведь хаос и есть основной тренд урбанизма. Именно он — источник развития.

 

Текст: Оксана Гришина