Город с высоты: вся палитра мнений. Хироки Мацуура

Раскрыть магистральную тему майского тома PRAGMATIKA.MEDIA «Город с высоты» было бы невозможно без привлечения экспертов. Поэтому мы выясняли у влиятельных девелоперов, архитекторов и урбанистов, как они с высоты собственного опыта оценивают перспективы вертикального развития города? Можно ли считать высотную и сверхвысотную застройку однозначным злом или благом? Решит ли она насущные урбанистические проблемы или, напротив, усугубит их?

Продолжаем публиковать серию интервью. На вопросы PRAGMATIKA.MEDIA отвечает Хироки Мацуура, архитектор, основатель студии MADMA urbanism+landscape и MASA architects.

PRAGMATIKA.MEDIA: Насколько пандемия затормозит вертикальный прогресс и как новые волны и мутации вируса отразятся на перспективе высотного строительства?

Хироки Мацуура: Я пока не замечаю существенного влияния пандемии на вертикальное развитие архитектурных форм. Большинство новых вопросов, которые прямо продиктованы ситуацией, ориентированы скорее на поиск технических решений — внедрение современных систем вентиляции, бесконтактных устройств, разделение пространства и т. д. Однако в макромасштабе последствия могут быть глобальными. Многие люди начинают сомневаться в необходимости физического присутствия и собрания всех сотрудников в одном месте для рабочего процесса. Теперь мы поняли, что значительную часть нашей работы можно выполнять не менее эффективно из удаленных мест. Это сомнение закономерно приводит к пересмотру возможности аренды / покупки больших площадей в центре города. И, очевидно, это подводит к фундаментальному вопросу: вы действительно хотите и способны построить небоскреб?

Хироки Мацуура, архитектор, основатель студии MADMA urbanism+landscape и MASA architects. Фото: Максим Дробиненко

P.M.: Насколько оправдано высотное строительство в центре города? Допустимо ли «заступать за голубую линию», и если да, то в каких случаях?

Х. М.: Каждый город должен самостоятельно определить правила городского горизонта. Мораль в этом вопросе зависит от исторического и характерного фона для каждого из городов. Худшая ситуация — это когда городские власти теряют контроль над регулированием высоты зданий, не зная, что должно / не должно происходить в их городе. Честно говоря, Киев сейчас попадает в категорию подобных городов, и это нужно откорректировать.

Проект реинтеграции постпромышленной территории с созданием жилого квартала в Киеве. Изображение: Masa Architects

Проект реинтеграции постпромышленной территории с созданием жилого квартала в Киеве. Изображение: Masa Architects

P.M.: Может ли вертикальный рост городов решить такие насущные проблемы, как напряженный трафик, дефицит доступного жилья, ухудшение экологической ситуации? Или напротив — усугубит их?

Х. М.: Уплотнение городов действительно помогает смягчить такие проблемы, как пробки, нехватка доступного жилья. И действительно, это помогает сохранить природу, которая осталась за пределами существующей городской черты. Но мы должны осознать один важный факт. Уплотнение существующего города — это не то же самое, что строительство небоскребов. Такое вертикальное рвение — лишь один из способов уплотнения города. И среди прочих методов этот является наихудшим с точки зрения устойчивости и сохранения окружающей среды. Уплотнение города также может быть достигнуто путем реконструкции существующих зданий, а не только сноса и последующего строительства. К сожалению, повсеместно очень часто можно увидеть, что строится множество новых небоскребов, тогда как в городе достаточно пустующих зданий. И еще один хороший способ уплотниться — это выделение пустующих участков земли на постпромышленных территориях в центре города для новой застройки. UNIT.City — хороший тому пример. Для увеличения доступного жилья существует единственное простое решение, которое такие страны, как Нидерланды, применяли на протяжении веков. Городские власти должны установить в нормах застройки процент включения доступного (арендного) жилья в любую новую жилую застройку.

Хироки Мацуура. Максим Дробиненко

P.M.: Почему не оправдались прогнозы футуристов начала XX в., предрекавших, что уже вторая промышленная революция приведет к появлению многоуровневых городов? Какими будут высотки будущего через 2–5 десятилетий?

Х. М.: Почему этого не произошло? Просто потому что это было легко сказать (нарисовать) и сложно сделать. И, пожалуй, в этом не было особого смысла, но так или иначе нечто подобное уже было реализовано. Например, автомобили по‑прежнему ездят по дорогам на черных резиновых колесах, а не летают в воздухе, как многие люди когда‑то ожидали.

Небоскреб — одна из самых знаковых архитектурных / экономических типологий XX в., основанная на почти религиозной вере в модель «вечно растущей экономики». В наши дни эта теория раскрывается для всех нас как утопическая. Я предполагаю, что эта типология будет медленно умирать в течение ближайшего столетия. Но в обозримом будущем нас ждут башни, украшенные зеленью и «зеленые» во всех отношениях, а деревянных конструкций будет все больше и больше, поскольку типология небоскребов, безусловно, требует серьезных обоснований и компенсаций для того, чтобы существовать в новой мировой эпохе.

 

/Материал опубликован на страницах #31 тома PRAGMATIKA.MEDIA/