Главный по цвету. Мастер-класс Дэвида Моттерсхеда в Одессе

Надежда Богатая / Интерьер /

Этим летом Украину посетил основатель и главный специалист по цвету английской фабрики красок и обоев Little Greene Дэвид Моттерсхед, который по приглашению компании Manders дал серию увлекательных мастер-классов для архитекторов и дизайнеров о философии и практике использования цвета в интерьере. Мы были так впечатлены услышанным и увиденным, что решили познакомить с основными тезисами Дэвида наших читателей. Давайте разберемся, зачем нужна многокомпонентность в оттенках, где лежат корни популярности тех или иных интерьерных цветов и почему те, кто легко комбинирует тона в своем гардеробе, не всегда справляются с выбором палитры для собственной гостиной.

В поиске идеального оттенка

Последние 25 лет своей жизни я провел в поиске идеальных цветов. Конечно, в коллекции Little Greene и нашего второго бренда Paint & Paper Library и без того есть множество прекрасных оттенков. Но я понял, что дело не столько в цвете как таковом, а в комбинации цветов. Их сочетание — вот что создает интерьер, способный восхищать.

Дэвид Моттерсхед, основатель и главный специалист по цвету английской фабрики красок и обоев Little Greene

Мне нужно было понять логику процессов, когда сочетание одних цветов нам нравится, а других — нет, хотел разобраться, почему так происходит. Сначала я выучился на химика, ну а потом моя деятельность стала синтезом искусства, колористки и химической науки.

(Ищет любимый оттенок) Вот этот оттенок очень популярен среди наших клиентов — дизайнеров интерьера. Он называется Celestial Blue. Это исторический цвет, обнаруженный во время изучения оформления пространств дворцов и поместий Англии. Мы задались целью с точностью воссоздать тот же цвет, который появился 200 лет назад, что потребовало разработки сложной химической формулы.

Cтены интерьера окрашены оттенками Livid 263 и French Grey 113 от Little Greene

В школе вас учили, что любой оттенок получается путем комбинирования трех-четырех основных цветов. На данной теории построен и принцип работы принтера. Однако вы знаете, что в действительности все далеко не так: если перед вами распечатанный на бумаге снимок и его же изображение на экране монитора, то они всегда отличаются. Чтобы упомянутый выше цвет получился идеальным, понадобилось включить в состав краски семь разных пигментов: немного красного, зеленого, желтого, конечно, белого и умбры. И тут обнаружилось, что он имеет прочную связь с цветами, которые вошли в его состав: Celestial Blue оказалось легко сочетать с ними. Похожего результата можно добиться, соединив все те же три основных колера, но тогда его связь с другими тонами значительно ослабнет и вариантов удачных комбинаций станет меньше.

Комбинация цветов — вот что создает интерьер, способный восхищать

Работа над Celestial Blue дала нам знание и понимание того, как именно мы должны создавать краски вообще, и открыла нам то, чего мы не разумели до этого. С тех пор мы применяем полученную технологию для создания основной части коллекции Little Greene и всей продукции Paint & Paper Library. Именно таким комплексным подходом наша фабрика отличается от других. Насколько мне известно, еще только одна компания в мире использует тот же составной метод — все остальные работают на трех базовых пигментах.

Важно понимать и значение качества добавляемых пигментов. Химики, к примеру, знают, что красный получается путем соединения трех ключевых компонентов. Если брать дешевое сырье, то уже через два года после нанесения такая краска станет розовой, к тому же ее укрывистость такова, что понадобятся целых четыре слоя, чтобы полностью покрыть поверхность. Тогда как в случае с Little Greene необходимо всего два слоя за счет применения самых дорогостоящих пигментов. Все это исключительно из соображений достичь наилучшего качества. Но ведь их цена раз в шесть выше дешевых аналогов. Казалось бы, можно сэкономить, но простой математический расчет показывает, что выбор в пользу дорогих красок выгоднее. К слову, в нашей красной краске мы применяем тот же пигмент, что и Ferrari для своих автомобилей.

 

Как важно быть гармоничным

Расскажу немого о палитре Little Greene. С коммерческой точки зрения самая важная ее часть — крайняя правая, где собраны оттенки белого. Собрание темных тонов содержат немного черного или умбры. А в средней части нашей палитры вы видите яркие насыщенные цвета.

Палитра Little Greene

Если у клиента имеются, к примеру, великолепные произведения искусства, прекрасная мебель и вам необходимо создать соответствующий фон — берите эти тона (указывает на крайнюю правую часть цветовой раскладки Little Greene, где собраны оттенки белого). Особенно если владелец не склонен к экспериментам. Если все же заказчик предпочитает темные оттенки, то можно использовать эту часть палитры (указывает на гамму серого) для создания гармоничных сочетаний. Поскольку все оттенки тут взаимосвязаны, то возможны сотни различных комбинаций, которые будут работать. Цвета здесь созданы по тому же принципу, что и мой любимый Celestial Blue из семи пигментов. А вообще их число в наших красках может доходить до девяти.

Благодаря специальной формуле мы выстраиваем «генетические связи» между цветами

Перейдем к палитре Paint & Paper Library. Мы решили построить ее структуру совершенно по другому принципу. К примеру, наш клиент выбирает какой‑то определенный цвет — конкретный прямоугольник в раскладке — и тут мы ему говорим, что все оттенки колонки, в которой он располагается, превосходно сочетаются друг с другом, поскольку взаимосвязаны и похожи друг на друга. Это как члены одной семьи, как братья и сестры, а цвета в соседних колонках, скажем, как дяди или дедушки. Благодаря специальной формуле мы выстраиваем эти «генетические связи» между ними.

Краски Little Greene можно применять и во влажных помещениях. Оттенок Boringdon Green 295

Палитра Paint & Paper Library кажется проще, чем Little Greene, прежде всего благодаря своей выразительности, акцентности. Кто‑то из дизайнеров предпочитает работать с Little Greene, кто‑то с Paint & Paper Library. Выбрав бренд, который нравится, ты, как правило, остаешься верен ему. Честно говоря, работа с палитрой Little Greene сложнее, поскольку требует больше навыков. В то же время лондонским дизайнерам, использовавшим Paint & Paper Library на протяжении последних 20 лет, нравится эта система именно потому, что она помогает им в обсуждении решений с клиентами.

 

Цвет и экология

Около 70—80 % наших красок производятся на основе натуральных пигментов. Но я достаточно зрел, чтобы помнить культурную революцию 60‑х. Невозможно создать цвета и популярные в то время оттенки без синтетических, химических красителей. В первой половине XX в. разработка таких пигментов проводилась в Германии и Великобритании. Именно те технологии наряду с промышленным производством новых видов пластика и сделали поп-революцию 60‑х. Сейчас такие красители выпускают всего несколько компаний, и это хорошо контролируемый, в том числе с точки зрения безопасности окружающей среды процесс. Если кто‑то скажет вам, что производит вот такую яркую красную краску с помощью натурального пигмента — это будет неправдой. Данный природный пигмент был обнаружен в Италии, но чтобы добывать его в промышленных масштабах, придется разрушить целую экосистему, да и с точки зрения европейского законодательства этого никто не позволит сделать.

Оттенки Woad 251, Mono 218, Juniper Ash 115, Wood Ash 229 от Little Greene

Палитра наших красно-коричневых оттенков основана на самом распространенном пигменте на Земле — железе. Мы знаем, что под влиянием внешней среды оно покрывается ржавчиной, окисляется. Подвергая железо воздействию кислорода при разных условиях, мы можем добиться всех этих оттенков. Это самый простой способ, который мы используем для создания красок. К тому же данный металл нетоксичен и препараты с его содержанием даже назначают беременным. На мой взгляд, такой подход еще и экологичен, поскольку не требует разрушения природных памятников каких‑либо стран.

 

Сорок слоев истории

Итак, Little Greene всегда обращает внимание на историческую отделку старинных дворцов и резиденций наших герцогов, королей и королев — она всегда была настолько богатой, насколько возможно. Как и цвета нашей палитры, многие знатные семьи тех времен были связаны между собой, нередко имели родственные связи с другими известными европейскими аристократическими домами, а еще — часто конкурировали друг с другом.

Обои Carlton House Terrace в оттенке Blue Plume, краска Нicks’ Blue® 208 от Little Greene

С развитием химической промышленности все новые и новые цвета появлялись в интерьерах их дворцов и особняков. Цвета, которые выбирали их владельцы, были символичны для того исторического периода. Зная, скажем, что берлинская лазурь, или Prussian Blue была изобретена в 1704 г., то, обнаружив ее в каком‑либо старинном интерьере, можно приблизительно определить, когда он был создан. Это часть наших научных исследований. Попадая на подобный объект, мы, как правило, берем небольшой соскоб, образец отделки для изучения. И случается, что обнаруживаем в нем до сорока (!) слоев краски. Сегодня благодаря современным технологиям, например, масс-спектрометрии, мы способны определить пигментацию каждого слоя.

 

Оттенки белого и современность

Что же происходит сейчас, в XXI в.? С моей точки зрения, еще 25 лет назад все вокруг было бежевым. Идея изменить положение вещей появилась во Фландрии: там в интерьерах стали использовать темные цвета наряду с серым и белым. Влияние тенденции усилилось и благодаря Little Greene в том числе. Например, гамму серых оттенков мы разработали, чтобы помочь людям ориентироваться в тончайших нюансах серого. Тогда существовало заблуждение, что есть только один серый — смесь белого и черного. Следуя изложенному выше принципу комплексности, мы разработали составную формулу для серых красок: так появились, к примеру, оттенки Blue Gray, Green Gray, Brown Gray и Pink Gray. Постепенно серый стал популярен, а сегодня его место занял белый.

Многие считают, что белый — лишь белый и все. Но и у него есть оттенки

Оттенок Linen Wash 33 от Little Greene

Многие считают, что белый — лишь белый и все. Но и у него есть оттенки. Например, дизайнеров интерьера заказчики часто просят выкрасить потолок в белый цвет. И тут стоит пояснить, что такое дешевая белая краска: мел, разведенный в воде. Но получается эта краска совсем не белой, и тогда в нее добавляют немного синего, чтобы исправить ситуацию, придать этому белому сияния. Если покрыть такой краской потолок, то все, кто приходят в дом, будут то и дело неосознанно смотреть на него: следы синего пигмента и вообще яркий белый цвет автоматически станут притягивать взгляды.

Дэвид Моттерсхед

Другая проблема — белый в сочетании с другими цветами может казаться грязным. Мой совет: если выбрали цвет для стен, не останавливайтесь и продолжайте его на потолке. Да, он вполне может быть один, но разной насыщенности. Такой же прием можно применять при создании фона для арт-объектов и произведений искусства. Замечу также, что нам подсознательно нравятся цвета, которые использовали наши родители! А они, в свою очередь, выбирали те оттенки, что видели в доме своих родителей — таким образом осуществляется эта историческая преемственность.

Цвета Welcome 109, Welcome Pale 179, Pale Lupin 278, Yellow Pink 46, Mister David 47 от Little Greene

Дэвид Моттерсхед, Алена Сидоренко и Анна Бердичевская во время мастер-класса в одесском шоуруме Manders

Я всегда задаю дизайнерам вопрос: «Почему ваши клиенты вас нанимают? Каждый из них умеет одеваться, подбирать тона в одежде. Зачем им вы?». Моя версия: чтобы им дали официальное разрешение на использование того или иного цвета в интерьере. Ведь ошибку в выборе цвета наряда легко исправить, вернув его обратно в шкаф, а вот если вы выкрасили кухню в неудачный оттенок, то ваши друзья и родственники определенно могут посчитать вас глупцом.

Прочесть эту статью на английском можно здесь.