Генплан Киева 2040: pro & contra. Виктор Петрук

Ирина Исаченко / Интервью /

Летом 2020 г. на сессию Киевсовета должны вынести документ, в котором определены основные векторы развития украинской столицы на ближайшие два десятилетия. Кто‑то сравнивает Генплан по значимости с Конституцией города, кто‑то считает его юридически ничтожным, апеллируя к тому, что основные положения Генплана 2002 г. так и остались на бумаге.

Мы поговорили о концепции нового Генплана с руководителем компании-разработчика Сергеем Броневицким; узнали точку зрения эксперта в сфере охраны исторического наследия Ольги Рутковской; транспортного эксперта Виктора Петрука; дизайнера Елены Фатеевой, занимающейся защитой зеленых территорий города; представителя девелоперской компании Дарьи Кухаренко.

Это собрание субъективных мнений нельзя воспринимать как социологическое исследование, поскольку оно не может претендовать на какую‑либо репрезентативность. Наша цель — упростить задачу всем участникам будущих общественных слушаний, обсуждений, дискуссий и помочь им сфокусироваться на сильных и слабых сторонах такого важного для Киева документа.

 

Виктор Петрук

Транспортный эксперт

Виктор Петрук

PRAGMATIKA.MEDIA: У вас сложилась репутация одного из самых последовательных критиков деятельности коммунальной организации «Институт Генерального плана города Киева». В том числе презентованного в конце 2019 г. проекта Генплана 2040, который КО «Институт Генерального плана» разработала для украинской столицы. Чем же он нехорош, какие слабые места вы заметили?

Виктор Петрук: Если исходить из доступной 15‑страничной презентации, — поскольку полные материалы для общественности недоступны, — могу сказать, что новый Генплан 2040 — это на 99 % копипаст Генплана 2025, разрабатываемого КО «Институт Генерального плана» с 2008 г. Единственным видимым изменением кроме перелицовки названия с ГП 2025 на ГП 2040 является злоупотребление термином «агломерация».

Почему ГП нельзя принимать в таком виде? Прежде всего он не соответствует утвержденной «Стратегии развития Киева до 2025 г». Так получилось, что Стратегия была разработана и утверждена Киеврадой уже после начала разработки Генплана, и нужно было внести изменения в задание на разработку ГП, учитывая ее основные положения. Но никто этого не сделал.

Стратегия предполагает, что Киев должен развиваться как компактный город, а ГП 2040 предполагает расползание инфраструктуры города в агломерацию. Ассоциация «Киевская агломерация» была создана только 9 октября 2019 г., а уже 16 декабря необходимость принятия нового ГП 2040 обосновывалась в основном через необходимость решения задач агломерации. На основании чего агломерация попала в материалы ГП 2040, если задание на его разработку не менялось с 2008 г.?

КО «Институт Генерального плана» прогнозирует, что в пригородной зоне между Кольцевой и Большой окружной дорогой до 2035 г. станут проживать 2 млн человек. Причем расселение этих 2 млн человек будет организовано по типу спальных массивов, без обеспечения рабочими местами и социальной инфраструктурой. По мнению начальника управления транспортной инфраструктуры КО «Институт Генерального плана» Алексея Шаповала, город должен взять на себя обязанность построить инженерно-транспортную инфраструктуру, чтобы обеспечить возможность ежедневной маятниковой трудовой миграции этих людей в Киев, а также возможность использования пригородом киевских детсадов и школ. Это ошибка.

Если посмотреть, к примеру, стратегию агломерации «Большого Парижа» — там главной задачей было вынесение за границы города крупных офисных центров и промышленных предприятий с целью насыщения пригорода рабочими местами и сокращения ежедневной маятниковой миграции пригорода в малый Париж. К сожалению, в проекте ГП 2040 все с точностью до наоборот. Цель создания агломерации состоит не в том, чтобы уменьшить нагрузку на транспортную инфраструктуру, а в том, чтобы максимально удовлетворить спрос на рабочие места в Киеве. Результаты реализации такой стратегии будут катастрофическими для городской мобильности Киева.

Новый Генплан 2040 — это на 99 % копипаст Генплана 2025

ГП 2040 — это план экстенсивного развития, ориентированный на освоение новых территорий и строительство максимально возможного количества инфраструктуры: вынос аэропорта «Киев» в Рославичи, станции «Дарница» — в Дымерку, Киевского речного порта — в Украинку, четыре новых мостовых перехода через Днепр, включая железнодорожный, две линии метрополитена, десятки транспортных развязок и сотни километров новых магистральных улиц и дорог. И все это — в абсолютно неадекватном отрыве от реальных финансовых возможностей города и государства.

Сергей Броневицкий оценивает стоимость реализации первой очереди Генплана в 80 млрд грн, что, конечно же, не соответствует действительности, поскольку только на строительство только одной Подольско-Выгуровской линии метрополитена нужно более 50 млрд грн.

Все эксперты международных финансовых институций, сотрудничающих с Киевом, дают абсолютно одинаковые рекомендации — город должен развиваться не экстенсивно, за счет реализации новых инфраструктурных мегапроектов, а интенсивно — путем небольших инклюзивных вмешательств в систему обеспечения городской мобильности, интенсификации использования и оптимизации управления существующей инфраструктурой. Вся эта гигантомания с точки зрения практической экономики абсолютно неэффективна в наших реалиях.

Фото: Юрий Ферендович

P.M.: Кстати, Сергей Броневицкий, когда парировал критику в отношении строительства метрополитена, вроде бы совершенно закономерно отметил, что те же европейские города-флагманы ударными темпами строят метро. От себя можем отметить, что в Копенгагене, Амстердаме, Хельсинки действительно очень активно развивают метрополитен. Так почему же вы считаете, что для Киева это противопоказано?

В. П.: Те города, которые ограничены в возможностях улучшения городской мобильности другими способами кроме метрополитенов (в силу сложившейся плотности и ценности застройки, например), и могут себе позволить строить ударными темпами метрополитены — делают это. Другие идут иным путем. Я не назвал бы активное строительство метро общей тенденцией для Европы. Это скорее исключение. В то же время в Европе в последнее десятилетие чрезвычайно активно реконструируются трамвайные линии и строятся новые линии LRT, которые по соотношению капиталозатрат на строительство и эксплуатацию в пересчете на провозную способность примерно в 5—7 раз выгоднее метрополитенов. Расположенный на площади почти в 850 кв. км Киев (что в 8 раз больше площади Парижа (!) имеет громадные территориальные ресурсы для реализации таких систем.

Специалисты Мирового банка, которые в 2015 г. исследовали возможности оптимизации транспортной системы Киева, давали рекомендации по созданию 8 коридоров скоростного автобусного сообщения — BRT и трех линий LRT. Городом один из этих коридоров в настоящее время не изучается, и создание систем BRT и LRT в этих коридорах материалами ГП 2040 не предусмотрено. Мы уже 5 или 7 лет бьемся за продление Борщаговской линии трамвая до Дворца спорта — подготовлено обоснование, проведена большая аналитическая работа, включая транспортное моделирование, результаты которого вызвали бы восторг мэрии любого европейского города, кроме Киева. Киевская же мэрия упрямо сопротивляется строительству этой линии, и в материалах ГП 2040 она не предусмотрена. Зато ГП 2040 предусматривает строительство двух новых линий метрополитена.

Специалисты Мирового банка давали рекомендации по созданию в Киеве 8 коридоров скоростного автобусного сообщения — BRT и трех линий LRT

P.M.: А включено ли создание этих линий скоростного трамвая и автобуса в транспортную стратегию развития Киева?

В. П.: Отдельной транспортной стратегии Киева не существует, но в составе Стратегии развития Киева до 2025 г. есть раздел «Транспорт и городская мобильность». Как автор этого раздела ответственно заявляю: то, что там написано, абсолютно не коррелирует с материалами ГП 2040. В Стратегии помимо сдерживания территориального разрастания города и перехода к полицентричной модели планирования прописано изменение транспортных приоритетов: развитие безбарьерных пешеходных пространств с инженерно-оборудованными наземными пешеходными переходами, велоинфраструктуры. Чрезвычайно важным элементом Стратегии является повышение транспортной эффективности существующих мостовых переходов через реку Днепр путем реализации в составе каждого из них систем массовых пассажирских перевозок (Mass Rapid Transit), повышение транспортной эффективности отрезков уличной сети путем ликвидации избыточной пропускной способности перегонов и распределения поперечного профиля улиц между другими категориями участников дорожного движения — общественным транспортом и велосипедистами. И десятки других важных инициатив. Но ничего этого в ГП 2040 нет. В нем, например, вообще нет такого раздела, как «Велоинфраструктура». Зато есть десятки объектов, которые совершенно не соотносятся с приоритетами развития городской мобильности.

Фактически Генплан 2040 — это переработка старого советского Генплана 1986.

Фото: Юрий Ферендович

P.M.: Так если новый проект, по вашему мнению, никуда не годится, то как вы предлагаете с ним поступить?

В. П.: Я думаю, что есть только один способ создать хороший Генплан для Киева — заказать разработку нового. Написать новое техническое задание в соответствии со Стратегией развития Киева до 2025 г. и прогрессивными предложениями от Мирового банка по созданию коридоров LRT и BRT.

P.M.: Но на это уйдет еще минимум год-полтора, если не больше. Киев продолжит жить без утвержденных правил и ограничений по застройке, неминуемы новые строительные скандалы…

В. П.: Опыт показывает, что поспешное решение городских проблем в условиях искусственно созданного цейтнота, — как, к примеру, реконструкция Шулявской развязки, на которую потребовалось уже 13 лет, или строительство Подольского моста, которое длится уже 16 лет, — не дает выигрыша в сроках. Как с Шулявской развязкой и Подольским мостом, так и с новым Генеральным планом — разумнее было взять тайм-аут для устранения критических противоречий. Если бы это было сделано, город выиграл бы по 10 лет на реализации каждого объекта. КО «Институт Генерального плана» и Департамент градостроительства и архитектуры КГГА годами паразитировали на разработке нового ГП, всякий раз спекулируя: «Ой, как же нам прожить еще год без Генерального плана!»

Если мы примем ГП 2040 в таком виде, то последствия для города в перспективе будут значительно более тяжелыми, чем если мы потеряем еще год-полтора на разработку нового, качественного документа.

Разработкой Генерального плана должна заниматься не коммунальная организация, а независимая

P.M.: Как же нам прожить эти год-полтора? Смириться с хаосом в транспортной и строительной сферах?

В. П.: Точно так же, как мы жили без Генерального плана последние 12 лет.

Мы давно уже знаем об ужасном дисбалансе системы расселения Киева. Каждый второй трудоспособный житель левого берега не обеспечен работой и вынужден ежедневно ездить на работу на правый. Это главная наша транспортная проблема. И что проект ГП предлагает в качестве решения? Он предполагает строительство на левом берегу целой Винницы. Только согласно утвержденным ДПТ, на левом берегу в ближайшие 5—7 лет планируется поселить еще 375 тыс. человек без рабочих мест. Это еще одна Винница, которая поедет работать на правый берег! Так что в спешке нас принуждают принять Генплан, который ведет Киев к реальному коллапсу, хоть это не совсем корректный термин для описания будущей трагедии.

Корень всех проблем Генерального плана — в исполнителе. Почему не получается разработать качественный документ, почему каждый раз, снова и снова, нам пытаются впихнуть нечто нелепое, из‑за чего закономерно возникает логичное противостояние с экспертной средой? Потому что разработкой Генерального плана должна заниматься не коммунальная организация, а независимая. Генеральный план как градостроительный документ — это баланс интересов. А подконтрольное КГГА коммунальное объединение априори не может его обеспечить.

Фото: Юрий Ферендович

Я предлагал и предлагаю, поручить разработку сбалансированного документа одной из известных консалтинговых компаний с высокой репутацией: PricewaterhouseCoopers, например, которая фактически была разработчиком Стратегии развития Киева до 2025 г.

Генплан — это всего лишь набор градостроительных расчетов и обоснований, для разработки каждого из которых рационально подобрать компетентную профильную компанию. Таким образом, функция PW или другой подобной консалтинговой компании заключается в подборе качественного пула соразработчиков ГП и организации необходимых консультационных процедур. А в этом им нет равных. В итоге мы получим сбалансированный документ высокого качества, который будет поддержан экспертной средой. Это лучший сценарий мягкой легитимизации нового Генплана.