Eliza Jane Hotel. Оммаж Новому Орлеану

Надежда Богатая / Uncategorized /

Нью-йоркская практика Stonehill Taylor оформила в Новом Орлеане отель внутри семи бывших промышленных зданий. Главная задача заключалась в том, чтобы создать характерный для города микс старого и нового, отдавая дань историческому контексту места.

Eliza Jane Hotel неподалеку от Французского квартала Нового Орлеана стал еще одной жемчужиной сети отелей Hyatt. Мастерская Stonehill Taylor оформила здесь не только внутренние пространства, но и французский ресторан под названием Couvant.

Небольшая лаунж-зона перед входом в ресторан. Кирпичная стена с арочным проемом — фрагмент старого завода по производству биттеров

Отель на 196 номеров занимает семь бывших складских и торговых помещений XIX в. постройки по улице Мэгезин-стрит. На первый взгляд каждое имеет свой вход, но внутри они соединены в роскошные апартаменты отеля вокруг внутреннего дворика под открытым небом площадью 186 кв. м.

Ресторан отеля разместили внутри бывшего завода Peychaud’s Bitters, создав аллюзию на типичные французские брассери

Команда Stonehill Taylor, вдохновленная красотой этих исторических зданий, сделала отсыл к каждому из его первоначальных «обитателей» — газете The Daily Picayune, компании Gulf Baking Soda, Peters Cartridge Shop и заводу Peychaud Bitters. Углубившись в исследования, они выяснили, что одно из зданий арендовала первая в стране женщина-издатель газеты Элиза Джейн Николсон для своей The Daily Picayune. Так отель получил свое название. К слову, выходит издание до сих пор под названием The Times-Picayune и является обладателем нескольких Пулитцеровских премий.

Первый зал ресторана Couvant с характерной деталью — черно-белым кафельным полом

Сначала попадаешь в экстравагантное лобби, акцентированное живой зеленью и полом с оригинальным рисунком, выложенным из плитки шестигранной формы. Лаунж-зону от основного публичного пространства отделяет перегородка со вставками из рифленого стекла, служившая раньше частью фасада магазина, а чуть дальше в глубине открывается 60‑метровый атриум. В нем посередине устроен длинный бар с мраморной столешницей, окруженной барными стульями из тисненой крокодиловой кожи. Большое окно в крыше и пышная зелень повсюду несколько смягчают брутальность открытой оригинальной кирпичной кладки и стен в штукатурке грифельного цвета, а вместе с укрытой листвой стеклянной решеткой навеса над баром создают ощущение теплицы или оранжереи. Старинные восточные ковры и эклектичная коллекция декоративных светильников с латунными деталями завершают антураж.

Эстетика индустриального пространства здесь сочетается с легким французским флером

Глубокий клюквенный цвет фасадов барной стойки продолжается на обшитых панелями стенах и книжных полках The Press Room. Старенькие пишущие машинки и книги, антикварные вещи и прочие аксессуары — это похожее на большую уютную гостиную помещение cтало своеобразной данью уважения к газете The Daily Picayune и ее редакции.

Основной зал французского ресторана Couvant

Небольшой устричный бар ресторана Couvant

Вполне логично, что ресторан отеля Couvant расположили внутри бывшего завода Peychaud’s Bitters, производившей знаменитые биттеры Пейшо: в 1830 г. их создал обосновавшийся в Новом Орлеане креольский аптекарь Антуан Амеди Пейшо. Эстетика индустриального пространства здесь сочетается с классическим новоорлеанским стилем и легким французским флером. Акцент в первом зале — черно-белый кафельный пол. Широкий бар площадью 28 кв. м сделан из дуба, а у исторических окон, выходящих на Мэгезин-стрит, установили стойки и разместили барные табуреты, от чего помещение стало еще больше напоминать традиционное брассери. Но дальше оно разворачивается в более современное пространство обеденного зала, а пол из кафельного становится бетонным.

Внутренний дворик в самом центре отеля окружен аутентичными кирпичными стенами соседних зданий

В нем предусмотрено два вида рассадки — на диванах из седельной кожи коричневого цвета или как в типичном бистро — за расставленными повсюду квадратными столиками. Маленький устричный бар со стойкой из кварца облицован белой плиткой. Он обрамлен деревянной рамой с красиво выложенным по бокам узорчатым «кантом» из шестигранной плитки — и это еще один изящный намек на французское брассери.

Патио служит продолжением ресторана и связывает его с основной частью отеля

Отель носит имя первой в стране женщины-издателя газеты Элизы Джейн Николсон

Исторический завод по производству биттеров обнаруживает себя в открытых кирпичных стенах за баром и в приватных зонах ресторана, в том числе устроенной под сохранившейся старой лестницей и намеренно оставленной отчасти оригинальной штукатурке в отдельных зонах отдыха заведения.

The Press Room — дань уважения к издававшейся здесь знаменитой газетеThe Daily Picayune

Книжные полки, кожаные кресла, обтянутые бархатом сиденья у мраморного камина, изготовленная на заказ большая латунная люстра — обстановка The Press Room напоминает скорее уютную гостиную

Небольшие арочные проходы соединяют ресторан и гостиницу через внутренний двор. Вдохновленный влиянием испанского стиля на архитектуру Нового Орлеана, он расположен в самом центре отеля и окружен старыми кирпичными стенами соседних зданий и зеленью. Архитекторам удалось расширись это удлиненное пространство, что позволило создать органичную планировку и разместить здесь среди растений разные по формату и габаритам группы посадочных мест. Старинные цветочные горшки, винтажные столы во дворе подчеркивают атмосферу аутентичности этого места. Здесь же расположен фонтан, облицованный черно-белой цементной плиткой. Он украшен скульптурой местного художника Брента Барниджа с неоновым знаком Bisous наверху, навеянным образом богини Венеры, а обрамляет его пергола с подвесными газовыми фонарями и потолочными вентиляторами.

Основное публичное пространство с длинным баром, зонами отдыха и атриумом высотой 60 м

Лаунж-зона в вестибюле отеля. Перегородка с окнами из рифленого стекла служила когда‑то частью фасада магазина

Номера отеля занимают верхние этажи. Специально для этого проекта был разработан дизайн обоев, выстраивающий своеобразную визуальную параллель с историей этих семей. Обоями оформлены коридоры и общие пространства Eliza Jane Hotel. Гостевые комнаты решены по двум цветовым схемам — в теплых красновато-коричневых или голубых тонах, а характерным дизайнерским приемом стали кожаные изголовья цвета чернил с вертикальной стяжкой, мебель с эклектичным акцентом, цветочные узоры, детали из латуни и ореха.

Интерьеры номеров решены по двум цветовым схемам, а характерной деталью являются кожаные изголовья чернильного цвета с вертикальной стяжкой

Многие комнаты несут в себе признаки оригинальных зданий — кирпичные стены и потолок балки, органично включенные в современный дизайн интерьера.

 

/Опубликовано в #10 томе Pragmatika, апрель 2019/