Драматический ландшафт в эпоху метамодерна

Метамодерн поощряет иронию, но отрицает искусственную декоративность, точнее, сегодня она уже не в почете. Честность, осознанность, экологичность, устойчивость — все это признаки новой «эпохи искренности». А поскольку ландшафтная архитектура и дизайн уже давно стали синтетическим мастерством, в котором разные виды искусств дополняют друг друга, глобальная культурологическая тенденция повлияла и на них.

Как трансформируются частные и городские ландшафты в «эпоху новой искренности»? И какие сценографические приемы помогают выводить на главные роли новых героев — полевые цветы, травы, обгоревшее дерево и ржавое железо? Об этом в традиционной рубрике «Ликбез» PRAGMATIKA.MEDIA рассказала основатель бюро Beloded Landscaping, действительный член Society of Garden Designers (SGD) и член правления Гильдии ландшафтных архитекторов Украины (GLAU) Людмила Белодед.

Людмила Белодед, ландшафтный дизайнер, директор и основатель бюро Beloded Landscaping

Сезон колышущихся трав

Осень — время драматических пейзажей, а осень 2021 г. я бы назвала «сезоном колышущихся трав». Динамичные, волнующиеся на ветру, сверкающие в росах под косыми солнечными лучами травы превращаются в неотъемлемый элемент наших городских ландшафтов. В их серебристой оправе яркими красками пылают клены, гинкго роняют золотую листву, багряные болотные дубы и огненно-рыжие метасеквойи принимают на себя лидирующую роль.

Серебряный призер RHS Chelsea 2021 – сад Bodmin Jail: 60° East – A Garden Between Continents. Дизайн Карли Кершоу совместно с Екатериной Засухиной. Фото: RHS/Neil Hepworth

«Модерн смотрел в будущее, постмодерн оглядывался назад, а метамодерн сфокусирован на настоящем и данности сущего» — примерно так философы описывают тот культурный период, в который человечество вошло еще на рубеже тысячелетия, но к его осознанию мы подходим лишь сейчас. Люди чаще проявляют свои искренние эмоции и смелее экспериментируют. Мы осознали, что genius loci — это не визуальные качества пейзажа. Это контекст, включающий и человеческую деятельность, и физический ландшафт, и связанные с ними значения и ценности.

Сегодня динамику мы предпочитаем статике и начинаем ценить в пейзажах изменчивость. Помните ажиотажную моду на вечнозеленые хвойники? Все уверенно утверждали, что крайне важно, чтобы зелень радовала нас круглый год. Все очень радовались возможности купить вечнозеленые: ели, можжевельники или сосны. Но теперь маятник качнулся, вечнозеленая статика уже неактуальна — и это тоже один из признаков перехода в новую культурную парадигму. Теперь ценится динамизм: в композиции, в окраске, в движении. Для нас стало недавно личным открытием, как интересно на склоне под ветром смотрится ива пурпурнолистная карликовая (Salix purpurea Nana) с очень гибкими ветвями и узкими тонкими листьями, которая подобно злакам создает эффект «ковыльной степи». Вечнозеленые растения, даже если их сгруппировать в массив, все равно не в состоянии создать иллюзию лета. Мы сегодня стремимся честно и со вкусом проживать все времена года, и в каждом из них находить свои преимущества.

Мы не отказываемся от регулярного стиля, но уверенно смешиваем его с пейзажным, интегрируя в живописные заросли трав, стриженные бонсаи и геометрию: разбиваем сады на комнаты или геометрические блоки, заполненные многолетниками. Гуру современного ландшафтного дизайна Пит Удольф комбинирует свои авторские мозаики из трав со стриженными геометрическими массивами лиственных кустарников — бука лесного (Fagus sylvatica) — так, к примеру, оформлена входная зона его авторского сада в Хуммело.

Временный сад трав, спроектированный дизайнером Найджелом Даннетом на главной площади Бергамо в рамках Международного ландшафтного фестиваля I Maestri del Paesaggio 2021, Италия. Фото: Claudia Zanf

Геометрия помогает нам создать перспективу даже на небольших участках, подобно тому как дизайнер Найджел Даннет еще в 2013 г. создал свой The Diamond Garden возле Букингемского дворца, спланировав его на основе растянутой в трапецию сетки.

Вини Маас (MVRDV) совместно с французским архитектором Сабиной Харисто недавно сдали в Бордо жилой комплекс Ilot Queyries, где парк спланирован как серия круглых оазисов с дикими травами и деревьями неформальных форм в окружении красного мощения.

Наиболее заметная и оформившаяся сегодня тенденция — попытки вернуть дикую природу в городскую среду — и подтверждение тому итоги последних крупных ландшафтных фестивалей и садовых шоу. Часто по фото уже на первый взгляд сложно определить, что мы видим — участок цветущей степи или дизайнерский сад новой волны.

А теперь обо всем подробнее, но начать я хотела бы со… сценографии.

 

При чем тут сценография?

В ландшафтном дизайне архитектор опирается на главные принципы сценографии, выстраивая свои композиции, подобно тому как режиссер выстраивает композиции на сцене или в кадре. Создание рукотворного пейзажа подчиняется тем же принципам: выделить солиста, определить кто и когда вступает со своей партией.

Сценография сада — это выделение «сцены» с акцентными растениями и ее визуальное обрамление. Этой практике уже несколько веков. В венецианских театрах XVII – XVIII вв. декорация сада барокко входила в обязательный оформительский набор. Неотъемлемой частью садов эпохи Возрождения были балюстрады и террасы, откуда гости, словно из ложи, любовались садом. В центре композиции обычно находился водоем с фонтаном или же особенно сложный узор из растений. В тюдоровской Англии, чтобы хозяева замков и их знатные гости могли из окон любоваться садами, придумали knot gardens — сложные орнаменты из низкостриженых кустарников, между которыми высаживали яркие однолетники. Качества подобных садовых «узлов» раскрывались в полной мере лишь при взгляде с верхней точки — из окна, с балкона.

Озеленение внутреннего двора в жилом комплексе Ilot Queyries в Бордо, Франция. Источник фото: MVRDV

Эпоха романтизма подарила нам пейзажный стиль. Парк Эрменонвиль — старейший из французских пейзажных парков, был спроектирован в усадьбе маркиза Рене Луи де Жирардена по эскизам художника Юбера Робера, вдохновлявшегося философией и романами Жан-Жака Руссо. Образ райского сада, утраченного человеком, в произведениях Руссо всегда имел черты естественного, природного пейзажа, поскольку, как утверждал Марк Витрувий: «законы природы — законы композиции». Впрочем, за сентиментализмом Руссо скрывались серьезные знания ботаники — он, как последователь Карла Линнея, сам классифицировал и описал более двух тысяч растений.

«Ботанические письма» Руссо наполнены искренней любовью к природе. Несмотря на кажущуюся произвольность, рукотворные пейзажные парки сформированы по строгим законам композиции, сформулированными еще Витрувием: целостность, пропорциональность, симметрия / асимметрия, ритм и наличие композиционного центра. Архитектор, создавая здание, строит композицию по тем же принципам, подчеркивая сильные стороны проекта, выводя их на первый план, в том числе и с помощью ландшафта. Озеленение выделит стильную входную группу, инновационные элементы фасада, даже оригинальную форму крыш можно подчеркнуть, повторив линию скоса формами из стриженых грабов.

В нашей практике мы стремимся опираться на то, что нам диктует сложившаяся природная среда. Сейчас мы работаем над проектом озеленения на территории нового загородного жилого комплекса бизнес-класса Park Lake City. Согласно концепции, PLC — это resort, который находится рядом с мегаполисом, откуда люди могут быстро добраться и погрузиться в совершенно иную, релаксирующую среду. К ландшафту, который мы создаем на берегу озера, будет уместно применить определение «метамодернистский».

Мы выбрали растения, которые хорошо будут чувствовать себя в прибрежной полосе с высоким уровнем грунтовых вод. Они устойчивы, неприхотливы, естественны, динамичны — меняют свой облик в зависимости от сезона. И при этом вызывают сильный эмоциональный отклик у зрителей. Сейчас дубы болотные окрасились в багряные и алые тона. Должна сказать, что дуб болотный — сам по себе доминантное дерево, «хозяин территории» с роскошной, раскидистой кроной. С дубами в унисон «звучат» красные клены (Acer Rubrum).

Не растиражированный у нас, но прекрасный, я считаю, прием — использование метасеквойи. Вспомните ландшафты северной Америки или Канады, когда осенью берега озер окрашиваются в желто-оранжево-красные цвета. Да и в летнем своем образе метасеквойя неимоверно хороша — это мощное, сочное растение. Благодаря этим главным солистам, мы создали зрелищный пейзаж — озеро и полные жизни крупные деревья прямо на береговой линии. Но при всей своей яркости Park Lake City остается проектом, ориентированным на релакс, с неагрессивным, очень мягким ландшафтом.

 

Специальное дерево на главную роль

Сегодня зарубежные ландшафтные архитекторы часто выбирают в качестве солиста драматическое дерево — естественной, дикой формы многоствольное или с неправильным, искривленным стволом. Эта природная эстетика увлекает не только украинских ландшафтных дизайнеров, но и заказчиков. Но в общем инфопространстве, которое окружает людей, не являющихся профессионалами в ландшафтной сфере, крайне недостаточно информации о современных трендах на озеленение. В частности, и о том, что порой красота — в несовершенстве.

«Особенное» дерево в частном саду, с. Плюты, Киевская область, Украина. Ландшафтный проект: Beloded Landscaping. Фото: Юрий Ферендович

Необязательно все деревья должны быть аллейными — идеально ровными, с кроной, которая начинается на одинаковой высоте. Аллейные деревья, которые сегодня предлагают нам в украинских питомниках, предназначены для озеленения активной городской среды, специально отбираются «по линеечке» — для высадки вдоль дорог, где они создают шумовой барьер, но не заслоняют обзор водителям и пешеходам. Такие деревья незаменимы в регулярных пейзажах, они позволяют выстраивать висты и перспективы, но если мы выбираем солиста, то он должен быть особенным.

К примеру, в ЖК «Метрополис» мы используем также растения природных форм. Внутри комплекса запланировано создание крупной парковой зоны. Условно мы называем ее «лес», где будет много деревьев непривычной для типичного озеленения формы — многоствольных, с растущими от земли ветками. Место таких растений — это зоны отдыха жителей в «лесной» части ЖК, где создается образ «естественного» леса. У растений природных форм огромный потенциал, они заслуживают большего внимания. Потому что особенные, в чем-то несовершенные, но этим особенно драматичные, эмоциональные. Со стороны заказчика — это прогрессивное решение.

Сегодня зарубежные ландшафтные архитекторы часто выбирают в качестве солиста драматическое дерево

Где можно найти особенное взрослое дерево? Пока лишь в старейших питомниках Европы — Bruns, Lappen. В Украине до недавних пор просто не существовало запроса на пейзажные композиции. Требовалось прежде всего что‑то ровное, понятное, простое в уходе. Да и сейчас так же, если мы говорим о массовом спросе. До сих пор новые парки, к примеру, в пригородах Киева огораживают заборами из туй, а в качестве наполнения используют традиционный ассортимент и композиции.

В Украине это еще достаточно новый формат работы. Не так много ландшафтных архитекторов, способных придумать нетривиальную идею, эмоциональный сценарий сада, преобразовать ее в образ и реализовать задуманное. Имеющих опыт и возможность поехать и лично отобрать именно те растения, которые помогут раскрыть концепцию. Но чаще всего подбор и доставку растений поручают подрядчикам, которые выбирают растения, ориентируясь прежде всего не на замысел архитектора, а на чек. Не так много заказчиков, которые говорят: «Я хочу, чтобы среди лужайки росло особенное, необычное, уникальное дерево. Пусть оно будет неправильное, асимметричное и максимально выразительное».

Ошибочно, кстати, считать, что цены на нетиражные деревья обязательно будут какими‑то ошеломительными. Питомники, в том числе и европейские, это прежде всего фабрики. (У каждого крупного питомника есть собственный музей растений — парк, где растут уникальные, с необычной формой кроны экземпляры). Если дерево имеет уникальную форму, необязательно, что и чек будет особенным. Да, конечно, существуют крафтовые, эксклюзивные, тщательно сформированные уникаты, в которые вложены огромный человеческий труд и время. Вот на них ценник может достигать солидных тысяч евро.

Окна с зеркальным напылением отражают сад, формируя новый визуальный слой. Частный сад, с. Плюты, Киевская область, Украина. Ландшафтный проект: Beloded Landscaping. Фото: Юрий Ферендови

Но дерево необычной формы, сформировавшееся естественным образом, — это своего рода каприз судьбы. В питомниках, которые дорожат своей репутацией, его продадут по честной цене. Она ненамного превышает стоимость рядового дерева, поскольку формируется исходя из возраста и высоты экземпляра. К примеру, сейчас мы выбираем для заказчика лиственницу европейскую Larix decidua. И среди экземпляров типичной конусовидной формы есть один довольно странный — выкрученный. Так сложилось, что ветки стали вдруг расти немного по‑иному. Подобное растение сразу же становится магнитом, притягивающим взгляд, его называют special plant. Садовники питомников отбирают и сохраняют растения с нестандартным габитусом, причудливой формой для клиентов, которые ищут источник вдохновения для своих проектов.

В ландшафтном дизайне архитектор опирается на главные принципы сценографии, выстраивая свои композиции, подобно тому как режиссер выстраивает композиции на сцене или в кадре. Создание рукотворного пейзажа подчиняется тем же принципам: выделить солиста, определить кто и когда вступает со своей партией.

 

Короля создает окружение

Акцентное «специальное» дерево притягивает взгляды, но не замыкает их на себе. Своей неправильностью такой актер подчеркивает характеристики окружающего пейзажа. Так, вишневое дерево-патриарх в кампусе Vitra подчеркивает достоинства сада трав, созданного Питом Удольфом. И одновременно новый сад Удольфа выводит на первый план старую вишню.

Есть растения-солисты, а есть статисты, принимающие на себя задачи создания фона и заполнения. Они отличаются контрастным цветом листвы, правильной формой в противовес неформальной. Если на переднем плане солирует раскидистый дуб, то свиту короля должны играть достойные растения, которые подчеркнут исключительность хозяина территории. Часто мы работаем над проектированием ландшафтных композиций, выполняющих функции живописного фона и одновременно служащих визуальным барьером. Речь идет о довольно масштабных пространствах, на которs[ мы оперируем набором из максимум 4 – 5 видов деревьев первой величины. Задник сформируем из групп средневысоких деревьев, которые тем не менее не конкурируют с солистом, затем используем растения среднего яруса — кустарники или низкорослые деревья до 4 – 5 м в высоту. В нижнем ярусе (читаемый фон) разместим рододендроны — они создадут зеленый, а весной цветущий массив.

Натуралистический сад, созданный Питом Удольфом для Vitra Campus, Германия. Солист композиции – старое вишневое дерево. Источник фото: Vitra

Сезонные перемены — это совершенно естественный процесс. Но с точки зрения ландшафтного мастерства — это не такая простая задача составить динамическую сезонную композицию, когда сольная партия переходит от одного актера к другому в зависимости от времени года.

Есть растения-солисты, а есть статисты, принимающие на себя задачи создания фона и заполнения

Когда мы говорим о выразительности ландшафта, то перефразирую: красота не только во взгляде смотрящего, но и зависит от точки, с которой он смотрит. В японской культуре, к примеру, принято встраивать окружающий пейзаж в интерьер. Поэтому композиционно сад ориентируют в том числе и на интерьер. Круглые окна марумадо (дзенские символы энсо) или юкими-седзи — буквально перегородки для любования снегом — служат своего рода кулисами, подчеркивающими садовую или природную композицию за окном. По такому принципу мы формировали композиции для ландшафта, описанного в статье «Воплощенный дзен. Сад с мыслями о Японии» в 24‑м томе PRAGMATIKA.MEDIA.

Проект Beloded Landscaping ландшафтного озеленения для ЖК «Метрополис». Источник изображения: Beloded Landscaping

Природа поглощает город

На Международном ландшафтном фестивале I Maestri del Paesaggio, который прошел в сентябре 2021 г. в итальянском Бергамо, Найджел Даннет, основатель направления, которое мы называем шеффилдской школой в дизайне, превратил центральную городскую площадь — пьяцца Веккья — в дикий луг, буквально утопив ее в цветы и траву. Даннет наглядно продемонстрировал, насколько эффектным и эмоциональным может быть контраст архитектуры эпохи Возрождения и современного натуралистического ландшафтного дизайна — нежные злаки, декоративно-лиственные многолетники и полевые цветы на фоне старинных каменных стен и галерей.

Британский профессор последовательно и очень показательно отстаивает свою точку зрения: «Чтобы противостоять изменению климата, кризису биоразнообразия и построить действительно устойчивое будущее, необходимо вернуть природу в центр наших городов». Даже если влияние диких садов на климат мы заметим лишь спустя время, то эстетическая составляющая такой интервенции, во всяком случае в исполнении мэтров от ландшафтного мастерства — не вызывает никакого сомнения.

Обладатель золотой медали на RHS Chelsea 2021, сад M&G Garden, созданный Шарлоттой Харрис и Хьюго Багг из Harris Bugg Studio. Фото: RHS

Из-за пандемии впервые в истории садовое шоу RHS Chelsea было проведено в сентябре. Мои прогнозы, которые я давала весной (читайте в статье «Выставочный сад. Как создать сказку за 10 дней», опубликованной в 30‑м томе PRAGMATIKA.MEDIA), полностью оправдались. Разноцветная палитра, фрукты, овощные грядки — все то, за что мы так любим щедрую осень. И мода на естественность, которая проявлялась буквально во всем — и в подходах, и в деталях.

Юбилейный сад для королевы Елизаветы, спроектированный Дэвидом Доддом, был лишен даже намека на пафос: тенистые поляны под пологом леса, перемежающиеся с островками цветущих луговых трав, грунтовая дорожка и скульптуры из ивовых прутьев. Эстетика безыскусной природы где‑то в сельской глубинке. Никаких партеров. И даже самшитовые шары, встроенные в заросли тысячелистника и анемон, показательно заросшие, словно их очень давно не касались садовые ножницы.

Но больше всего интереса и споров, в том числе в профессиональных кругах, вызвал награжденный золотой медалью M&G Garden, созданный Шарлоттой Харрис и Хьюго Багг из Harris Bugg Studio. На первый взгляд, он выглядит словно поглощенный природой участок на городской окраине или где‑то на промышленной территории. Ржавое железо, потемневший от времени кирпич, пробивающиеся сквозь мощение травы, хаотический рисунок света и тени. Чтобы создать постпромышленный пейзаж, дизайнеры сотрудничали с архитекторами Mcmullan Studio. Скульптурный водопровод сварен из 100 м старых труб, плиты мощения собраны на пустырях. Тщательно продуман и ассортимент растений: Шарлотта и Хьюго выбрали практически не убиваемые виды, которые свободно чувствуют себя без человеческой заботы и тщательного ухода. Это нисса лесная Nyssa sylvatica (редкое для нас растение), облепиха и лох серебристый с практически белой, а значит нереально контрастной листвой. И травы, которые многие люди, привыкшие к традиционным культурным ландшафтам, назвали бы «сорняками»: астра растопыренная, амсония, щучка,
сеслерия и т. д.

Частный сад, с. Плюты, Киевская область, Украина. Ландшафтный проект: Beloded Landscaping. Фото: Юрий Ферендович

В Умани, на территории, связывающей крупный коммерческий центр с новым жилым кварталом, мы создаем «Греков лес» — имитацию лесного массива, в которую интегрируем современные элементы благоустройства. Это будет симбиоз естественного пейзажа с инновационным, урбанистическим. Подобную же концепцию реализуем совместно с архитектором Хироки Мацуура в UNIT.City, где планируется создать не только живописные заросли-джунгли, но прибрежный болотистый ландшафт.

 

Нельзя разбивать мечту

Я так много говорю о современных возможностях, что может сложиться впечатление, что дизайн и архитектура всесильны и способны радикально перекроить рельеф, скорректировать даже самые экстремальные условия. В глобальном смысле — да. Даже на Марсе человек когда‑то сможет создать Эдем. Но в применении к нашим реальным условиям, я хочу снова обратиться к честности, которую диктует нам метамодерн.

Я придерживаюсь мнения, что нельзя лишать человека мечты или грубо навязывать собственные идеи. Когда заказчик, вдохновленный яркими референсами садов из принципиально иной климатической зоны, ставит абсолютно нереальную задачу, то мы честно объясняем, что точное воплощение или копирование невозможно и находится за гранью здравого смысла. А результат не удовлетворит никого. Но используя опыт и знания, мы имеем возможность выстроить желаемую атмосферу, создать нужный эффект с помощью других, более устойчивых и подходящих растений. Да, мы попадем в образ, который придумал, намечтал человек, создадим жизнеспособный сад, но сделаем это другим способом. Не пытаясь, условно говоря, укоренить эвкалипт в ледяной пустыне. Возможно, нам придется прибегать к каким‑то особым приемам, даже трюкам, и проект окажется сложным и дорогим в реализации. А возможно, мы в процессе диалога придем к компромиссу.

Проект Beloded Landscaping ландшафтного озеленения для ЖК «Метрополис» — осенний пейзаж. Источник изображения: Beloded Landscaping

Еще одна наша неочевидная задача — увидеть скрытые перспективы. К примеру, в одном из проектов ландшафтники, которые работали на участке до нас, не обратили внимания, что дизайн самого дома и характер участка идеально подходят для пейзажного непафосного розария. Речь не о чайно-гибридных розах, а о ландшафтных розах, цветущих с весны до поздней осени, выдерживающих и засуху, и морозы. Прекрасные, некапризные растения, которые быстро разрастаются, образуют плотные, но невысокие куртины. В группу ландшафтных роз селекционеры объединили разные сорта с повышенными характеристиками устойчивости и обильным долговременным цветением. Но у заказчика есть стойкое предубеждение, что розы — это хлопотно. Мы предложили за свой счет высадить несколько кустов, чтобы продемонстрировать их качества. В данном саду изобилие зеленого, но остро не хватает цветных акцентов. Вот такой пример убеждения действием.

Еще одна метамодернистская черта времени — честность в презентации проектов. С одной стороны, наша работа усложнилась — к одному проекту мы выполняем сразу серию визуализаций на разные сезоны. Сейчас работаем над весенними визуализациями к проекту озеленения ЖК «Метрополис», чтобы заказчик был уверен, что все его инвестиции оправданы. Это будет действительно ярко, эффектно. Когда‑то в 90‑х мы рисовали на компьютере джунгли, ориентируясь на далекое будущее сада, а высаживали маленькие саженцы, поскольку иных не было в распоряжении. Теперь все честно — если в проектных визуализациях изображены деревья определенного размера, значит именно в таком виде этот ландшафт будет сдан в эксплуатацию.

И хочу еще раз подчеркнуть: говоря о новых тенденциях, никто не пытается отрицать традиции. Страсть к штамбовым розам, стриженым самшитам, ниваки и цветистым коврам из тюльпанов и гиацинтов надолго, а возможно и навсегда останется в культурном коде поколения XX в. Но сегодня прекрасное время для того, чтобы мы на практическом опыте оценили все преимущества альтернативного подхода, в основе которого осознанное отношение к природным и человеческим ресурсам, в том числе ресурсам наших городов в новом столетии.