Деревья на строй-площадке. Зачем Украине европейские «зеленые» стандарты?

Ирина Исаченко / Ландшафт /

Специалисты украинских ландшафтных и архитектурных компаний объединяются, чтобы защитить городские деревья от необдуманных действий застройщиков и сотрудников коммунальных служб. В бюро Beloded Landscaping сообщили, что присоединяются к инициативе компании ZinCo Ukraine по созданию общественной организации, одной из миссий которой будет разработка стандартов по защите деревьев при строительных работах, подобных тем, что действуют в странах ЕС, США и Канаде.

Для чего необходимо ужесточать штрафы и санкции, использовать современные технологии защиты деревьев при реализации архитектурных и инфраструктурных проектов, а также о целях и задачах общественной организации CITY GREEN LAB — в нашей традиционной рубрике «Ликбез» рассказывает основатель бюро Beloded Landscaping, действительный член Society of Garden Designers (SGD) Людмила Белодед.

Людмила Белодед, ландшафтный дизайнер, директор и основатель бюро Beloded Landscaping

Сегодня Киев — самая зеленая столица Европы. Гордимся? Да. Но если честно, нам просто повезло с географическим расположением и климатом. Полноводный Днепр в центре города создает уникальный микроклимат, можно сказать, идеальный для большинства декоративных растений и деревьев. Мы сохранили богатое наследие — лесопарковые зоны, два ботанических сада и дендропарк. Но темпы, которыми мы теряем наши городские деревья, откровенно пугают. В последние годы ситуация стала настолько вопиющей, что оказалась в фокусе внимания не только профильных специалистов, но и общественных активистов. Ежедневно в соцсетях появляются новые сообщения о нелегальных вырубках, об уродующей и травмирующей радикальной обрезке.

Сегодня Киев — самая зеленая столица Европы. Нам просто повезло с наследием

Об отсутствии реального ухода за деревьями мы можем судить по результатам каждого шторма — ветки и стволы падают на провода, автомобили, создают опасность для людей. Деревья никто не охраняет, не лечит и даже не задумывается об этом. При этом мы уже ощутили явные признаки изменения климата — все эти аномальные ливни, сократившиеся весна и осень, резкие перепады температуры. Нам необходимо срочно пересмотреть сложившееся отношение к городским зеленым насаждениям, ведь очевидно, что коммунальные службы, зеленстрои не справляются с охранной функцией и совершенно не готовы к урбанизационным и климатическим вызовам.

Большая панорама Киева. Фото: Yuriy Buriak. Источник фото: www.pizzatravel.com.ua

Итак, Киеву повезло, и с точки зрения власти и коммунальщиков никаких особых мер предпринимать не надо. То ли дело Париж… Из столиц ЕС — самая «каменная» или, как говорят сами парижане, la minéralité. На одного жителя здесь приходится всего 5,6 кв. м зелени. Эффект точечного нагревания приводит к тому, что температура на городских улицах в пик лета может достигать +55 °С. На днях мэр Парижа Анн Идальго объявила, что власти переходят к радикальной программе озеленения города — созданию «городских лесов». И в этом случае даже важность исторической архитектуры отходит на второй план. В законодательство внесены изменения, разрешающие высаживать деревья перед фасадами исторических зданий, которые, конечно будут отчасти их заслонять. Запланировано озеленение возле Отель‑де-Виль, Оперы Гарнье, площади перед муниципалитетом, Лионской площади, обустройство новых скверов и создание зеленых «оазисов» на школьных дворах. При этом Анн Идальго, конечно, согласовывает свои зеленые реформы с ЮНЕСКО — набережные Сены будут озеленять не с помощью деревьев-крупномеров, а создавая цветущие луга.

Места для отдыха у фонтанов или павильоны с тенью — это Ilots de fraicheur — «островки свежести». Чтобы найти «островки свежести» в Париже, можно воспользоваться интерактивной картой. Фото: © GERARD JULIEN / AFP Источник фото: cnews.fr

Все эти меры были придуманы не вчера. Программу экстренного озеленения и поиски решений, которые защитили бы горожан от экстремальных температур, власти французской столицы начали разрабатывать еще 3 года назад. Сегодня в Париже уже создано около 1 000 Ilots de fraicheur — островков прохлады, павильонов, оборудованных системой охлаждения, где люди могут отдохнуть в тени. Содержание этих островков — забота коммунальных служб города. Так что планы парижской мэрии открывают новые перспективы для архитекторов и прежде всего — ландшафтных.

В Италии в 2018 г. ужесточили экологическое законодательство и правила охраны зеленых насаждений. Новый закон о лесном хозяйстве требует создания национальной лесной стратегии, которая должна отвечать принципам лесного хозяйства ЕС и обновляться каждые 5 лет. «Зеленые» стратегии принимаются и на уровне муниципалитетов. Например, в Милане планируют к 2030 г. высадить 3 млн новых деревьев.

Власти Парижа переходят к радикальной программе озеленения города — созданию «городских лесов»

Параллельно с активными мерами по развитию зеленых хозяйств страны ужесточают строительные нормы и увеличивают штрафные санкции за их нарушение. В Германии штраф за вырубленное дерево может достигать 50 тыс. евро. Для сравнения: согласно таксам, утвержденным Кабинетом министров Украины, за уничтожение дерева с диаметром ствола 50 см нарушитель заплатит компенсацию от 1 400 до 2 800 грн. А уничтожение квадратного метра дорогущего партерного газона обойдется всего в 85 грн. Это совершенно смешные размеры компенсаций, учитывая стоимость качественного посадочного материала и ухода за зелеными насаждениями. Постановление № 559 о размерах штрафов принималось еще в 1999 г., а правки последний раз вносились в 2012‑м.

В странах ЕС, чтобы получить разрешение на удаление дерева, собственнику участка или девелоперу придется пройти сложную бюрократическую процедуру. Категорически запрещено рубить деревья весной и летом, когда птицы вьют гнезда. В случае форс-мажора кроны деревьев, запланированных к вырубке, еще задолго до марта защищают сетками, чтобы предупредить гнездование пернатых.

Открытие «островка свежести» на площади перед Лионским вокзалом в Париже в 2018 г. В мощение павильона встроено водяное охлаждение, а деревянные навесы создают тень. Фото: ©GCM

Словом, курс на максимальное озеленение — это уже устойчивая европейская, да и мировая тенденция. В последние годы экологические и «зеленые» партии и политики резко увеличили свой рейтинг в странах ЕС, а где‑то даже вышли на первое место, обогнав националистов и левых. Это свидетельствует о высоком запросе населения на решение экологических проблем, в том числе и на озеленение городских пространств. Судя по итогам плебисцитов, сегодня жители ЕС сильнее озабочены климатическими изменениями, которые затрагивают всех, нежели даже вопросами национальной идентичности.

 

Права городских деревьев в Великобритании

В Великобритании в 2012 г. приняли обновленную версию стандартов, регламентирующих защиту деревьев при строительных работах, и управление планированием (полное название документа — Trees in relation to design, demolition and construction — Recommendation). Новые стандарты акцентируют внимание на роли зеленой инфраструктуры в противодействии и адаптации к изменениям климата, а также ее значении для современного городского планирования.

ZinCo Green Roof Systems в Диккенс Ярд, Лондон (Великобритания). Фото: Patrick Rogers

Стандарты предназначены для арбористов, архитекторов, строителей, инженеров и ландшафтных архитекторов, а также городских планировщиков, чиновников муниципалитетов, геодезистов и всех, кто заинтересован в гармоничном сосуществовании человека и природы. И хотя этот документ называется «рекомендации», любое отклонение от их соблюдений заказчик проекта должен будет обосновать. Лишь после этого муниципалитет выдает разрешение на строительные работы. Более того: экспертиза участка проектирования с детальной инвентаризацией и оценкой каждого дерева должна проводиться до начала проектных работ. При оценке эксперт описывает не только status quo, но и учитывает перспективу развития и роста всех элементов — корней, ствола, кроны. То есть самый первый этап — это скрининг и экспертиза, и лишь затем допускается предлагать планы развития. Этот документ может стать образцом для разработки подобных стандартов в Украине. Конечно, с поправкой на наши реалии. Основные его положения наглядно отображены в таблице «Строительный процесс и уход за деревьями».

Проектирование, процесс строительства и уход за деревьями. Таблица к изданию Trees in relation to design, demolition and construction — Recommendation ©British Standard 2012

Согласно стандартам, в Великобритании деревьям и их защите уделяется особое внимание в рамках системы государственного планирования. Можно сказать, британцы предоставили своим «зеленым партнерам» беспрецедентные, практически гражданские права, окружив их трепетной заботой. Это и понятно: деревья стоят дорого, они чаще высаживаются не карандашиками, а уже взрослыми саженцами. Затраты на содержание зеленых зон велики и тщательно контролируются.

Британцы предоставили городским деревьям беспрецедентные, практически гражданские права

У нас вопрос необходимости минимизировать потери при строительстве объектов и инфраструктуры скорее эмоциональный и гуманитарный: собрались, поговорили… К примеру, даже строительство нового пешеходного «моста Кличко» нанесло существенный урон «киевским джунглям» на днепровских склонах. При этом власти отчитались — мол, это еще хорошо, что мост всего на двух, а не трех опорах, меньше деревьев вырубили… Та же ситуация вокруг бетонных лестниц, ведущих с Владимирского спуска к памятнику Магдебургскому праву — там строители, что называется, зачистили площадку проектирования «под ноль». И таких примеров варварского отношения к природе — масса.

Украинские проектировщики и строители учитывают фактор наличия деревьев на первых топографических съемках и все — никаких мер по их защите не предпринимается. Нет ни понимания необходимости такой защиты, ни ресурсов, ни рынка средств физической защиты растений — барьеров, щитов, конструкций, предотвращающих уплотнение грунта в зоне корней. А ведь существуют технологии, позволяющие укрепить грунт, пока по площадке передвигается строительная техника. Эти методы также подробно описаны в британских стандартах.

Панкрас-сквер — новое зеленое публичное пространство на Кинг-Кросс в Лондоне. Проект разработан Townshend Landscape Architects. Фото: John Sturrock

Но сегодня для наших строителей и заказчиков-девелоперов понятие «защитная зона корней» — абсолютная абстракция. Понятие «санитарная зона» касается только зданий и сооружений, но нет ничего, что защищало бы деревья. Корнезащитные барьеры, противоуплотнительный геотекстиль, Urban Tree Systems (системы комплексного оснащения посадочного места от GreenMax) только-только появились на украинском рынке. Мы уже включаем их в наши проекты, но каждый раз приходится объяснять заказчикам и подрядчикам, что это такое.

Или вот, к примеру, целая глава стандартов посвящена так называемым ветеранским деревьям. Это особо ценные экземпляры, которые для британцев священны. Наиболее важными являются древние, вековые растения, которые являются домом для разнообразных насекомых, птиц, лишайников, грибов. Такие экземпляры относятся к категории А3 — то есть пользуются наивысшей степенью защиты со стороны государства. Такой статус дает им дополнительную функцию дерева-покровителя. Являясь сердцем биоты, дерево не может быть лишено своего привычного окружения, то есть автоматически под защитой оказываются и растения-симбиоты или произрастающие рядом. В Великобритании почти 100 тыс. ветеранских деревьев, тогда как в Украине статус заповедных имеют чуть более 2,5 тыс. Это крайне незначительное количество, и, как неоднократно сообщали экологи, лишь единицам из этих живых биологических памятников, которым повезло оказаться на территориях ботанических садов или дендропарков, обеспечен надлежащий уход. В Европе уважительное отношение к природе культивировалось веками. Мы, к сожалению, лишены такого исторического навыка.

В Европе уважительное отношение к природе культивировалось веками

В случае конфликта интересов, если растение очень мешает, делает невозможным проведение строительных работ, авторы стандартов настаивают на том, чтобы были изучены возможности отклонения от архитектурного проекта. Если возможно — деревья перемещают на другое место. То есть интересы растений оказываются в приоритете! Решение о судьбе фаутных деревьев (дефектных, представляющих угрозу) принимается коллегиально. Для нас это, как и многое другое в британском подходе, кажется фантастикой.

Многие ли из наших архитекторов и планировщиков знают, что архитектурное проектирование и развитие должно учитывать, чтобы новые строения не нарушали инсоляцию деревьев на участке? Ну, по крайней мере, это условие тоже внесено в британские стандарты. В украинском городском проектировании о подобном мало кто слышал. Даже в сфере частного проектирования далеко не каждый архитектор уделяет внимание инсоляции и качеству жизни растений. У нас же нет стандартов специализации «ландшафтный дизайн», и специалистами зачастую считаются люди, которые прослушали трехмесячный курс лекций.

Площадь Святого Франциска (Plaza de San Francisco) в Картахене подверглась масштабной реконструкции в 2013 г. Власти бережно сохранили гигантские фикусы, высаженные здесь в 1930 г. Кроны баньянов почти полностью накрывают площадь, создавая глубокую тень. Фото: Ирина Исаченко

Мы в компании Beloded Landscaping накопили достаточно солидный опыт, но ни разу заказчик не требовал от нас составить план защиты деревьев, даже если речь идет об инновационных объектах. Работая в команде над проектом в UNIT.City, мы инициировали обследование существующих деревьев, предлагали пригласить фитопатолога, который смог бы дать квалифицированное заключение о состоянии нескольких тополей на участке и мерах повышения качества их жизни. Наша инициатива была принята с пониманием, но пока не была реализована. Очень часто нам приходится доказывать заказчику, что для приживаемости дерева необходима замена грунта и тщательное обустройство посадочного места.

 

Без стандартов не будет и деревьев

Итак, ответ на вопрос «зачем нам стандарты по защите деревьев в городах?» очень прост. Потому что таких стандартов у нас нет. А без них, возможно, не останется и деревьев. В 2011 г., реформируя градостроительное законодательство, мы утратили норму, обязывавшую получать в органах местного самоуправления ордер на удаление зеленых насаждений на стройплощадке. Законопроект № 2994 «Про внесення змін до деяких законодавчих актів України щодо недопущення безпідставного видалення зелених насаджень», которым предполагалось вернуть эту норму в 2016 г., так и не был принят. Его противники объявили, что это, мол, наступление на реформы. По их мнению, действующей нормативной базы — Закона про благоустройство населенных пунктов, Постановления Кабмина о расчете и размерах штрафов — вполне достаточно. Можно много дискутировать, буквоедствовать, но по факту мы все свидетели того, как наши города стремительно теряют свою зеленую оболочку. А это значит — существующее законодательство не обеспечивает должную охрану зеленых насаждений.

Защитные чехлы из полипропилена для молодых саженцев розмарина, Санта-Пола, Испания. Фото: Ирина Исаченко

Украинское законодательство не позволяет провести культурную идентификацию, а тем более финансовую оценку деревьев на участке. Да, как я упоминала, существует система штрафов за вырубку зеленых насаждений. Но по факту взыскать штрафы можно только за уничтожение растений, которые находятся на балансе зеленстроя. Подробных компенсаторных расчетов не существует. Сотрудники зеленстроев ориентируются на госрасценки, которые в нашей сфере совершенно оторваны от реальности. К примеру, то, что в Украине называют «крупномерами», в Европе считают молодыми деревьями. И чаще всего, спилив взрослое дерево, в качестве замены коммунальщики высаживают саженцы-карандашики мусорного качества. Они массово гибнут в первый же год, ведь растения высаживают в строительный мусор, не поливают, не лечат.

Варианты защиты стволов деревьев

Защитный экран, предотвращающий повреждение ствола дерева, оказавшегося на стройплощадке

В следующем году опять списываются бюджетные средства на озеленение, закупается новая серия саженцев-смертников. Словом, замкнутый круг. Кому выгодна такая порочная схема? Прежде всего чиновникам и руководству зеленстроев. Это отличная «мойка» бюджетных средств, но факты злоупотребления и коррупции очень сложно доказать, ведь мало кто разбирается в столь специфической теме. Мы привыкли воспринимать природу как хаос. Поэтому никто не будет расследовать обстоятельства гибели дерева.

 

Долго, дорого и больно

Почему разработкой украинских стандартов должны заниматься активисты общественной организации на волонтерских условиях? Зачем мы объединяемся в общественную организацию CITY GREEN LAB, ведь у нас и своей работы более чем достаточно? Но кто, если не мы? Зеленстрои растеряли своих квалифицированных сотрудников, специалистов. Нет квалификации, нет ресурсов и нет понимания, как грамотно отладить работу системы.

Ломать систему — долго и больно. Но кто-то должен это сделать, иначе мы окажемся в каменном веке

Все попытки арбористов, участников «зеленого» рынка, направленные на то, чтобы акцентировать и развивать тему сохранения, защиты и развития деревьев с использованием современных, а не реликтовых методов и технологий, упираются в глухую стену. Не получается конструктивного диалога с зеленстроевцами, несмотря на то что это, казалось бы, именно их зона ответственности. Там привыкли руководствоваться лишь одним фактором «нам бы подешевле».

Так что надо быть готовыми к тому, что эту систему мы будем ломать еще долгие годы и потратим массу усилий, ресурсов. И все это время будем продолжать терять наши деревья.

Вид на Киев с Батыевой горы. Фото: Юрий Ферендович

Очень сложно убедить заказчиков инвестировать в защиту деревьев, в защиту инженерных сетей. Необходимо менять государственные строительные нормы, десятки нормативов, которые «цепляют» также архитектуру. Предстоит вносить изменения в государственные строительные нормы, в том числе в ДБН «Планування і забудова територій», в Закон о благоустройстве, в постановления Кабмина о выполнении подготовительных и строительных работ, создавать электронные кадастры и так далее. Мы отдаем себе отчет, что пройти подобные изменения за короткий срок невозможно. Будет долго и больно. Но кто‑то должен это сделать, иначе мы окажемся в каменном веке — в буквальном смысле, без зелени на улицах. Готовы ли вы жить в ville minérale?