Даниэль Либескинд. 17 слов архитектурного вдохновения

Елена Панченко / Архитектура /

Даниэль Либескинд – один из самых знаменитых архитекторов современности. Его стилю, который относят к деконструктивизму, характерны асимметрия, сложные переплетения осей, угловатые формы, особое отношение к пространству.

«Меня привлекает создание пространства, которое еще не было создано, не было воплощено в жизнь; пространства, существующего только в нашем воображении, — говорил архитектор. – Основа архитектуры – это не участок земли, сталь или бетон. В ее основе – желание сотворить чудо. […] Архитектура – это повествование. Это история, рассказанная с помощью камня. Это история преодоления и борьбы человека за превращение невозможного в возможное».

В воскресенье, 12 мая, Даниэль Либескинд отмечает свой 73 день рождения. В честь этого дня PRAGMATIKA.MEDIA решила вспомнить 17 компонентов, которые, по мнению архитектора, необходимы, чтобы вдохнуть жизнь в новые здания и города.

Оптимизм vs. пессимизм (Optimism vs. Pessimism)

«Я считаю оптимизм движущей силой архитектуры. Архитектор – это единственная профессия, в которой вы просто обязаны верить в будущее. Пессимистом может быть генерал, политик или экономист. Музыкант может сочинять в миноре, а художник писать в черных тонах. Но архитектура – это порыв, это вера в лучшее будущее. Именно эта вера и движет обществом. Сегодня мы окружены пропагандой пессимизма. Но именно в такие времена архитектура может стать двигателем великих идей. Вспомните великие города. Посмотрите на Эмпайр-стейт-билдинг, Рокфеллер-центр. Они были построены в сложные экономические и политические времена, но энергия и сила, заложенные в их архитектуре, определили социальную и политическую атмосферу пространства, которое они занимали».

Еврейский музей, Берлин. Проект: Даниэль Либескинд

Экспрессия vs. нейтральность (Expressive vs. Neutral)

«Я – приверженец экспрессии. Никогда не любил нейтральность – ни в жизни, ни где бы то ни было. Как в кофе эспрессо, где вы берете самую суть кофе, экспрессия – это суть архитектуры. Многим архитектурным сооружениям не хватает экспрессии, потому что часто мы думаем, что архитектура безразлична и нема, что она не способна выражать мысли, а значит – и не несет в себе никакой ценности. А ведь именно экспрессия – экспрессия нашего города, нашего дома – вот что наполняет архитектуру смыслом и наделяет способностью говорить. По-настоящему выразительные сооружения не только отражают достигнутые человеком знания, они бросают нам вызов. И это неотъемлемая часть нашей жизни. Ведь смысл не в том, чтобы прожить жизнь, ни о чем не думая, смысл в том, чтобы преодолеть пропасть, отделяющую нас от прошлого и будущего, и побывать там, где мы еще не были».

Северный имперский военный музей, Манчестер. Проект: Даниэль Либескинд

Радикальность vs. консервативность (Radical vs. Conservative)

«Архитектура должна быть радикальной, а не консервативной. Что значит «радикальный»? Это значит – имеющий корни, корни, лежащие глубоко в традициях. Я считаю, что архитектура должна отражать сущность сложившейся традиции, а не быть мертвой формой, заспиртованной во времени. Она должна быть живой нитью между космическими мигом, частью которого мы являемся, и непрекращающейся историей. Мы не знаем, чем закончится эта история, но наши поступки, безусловно, влияют на ее развитие. Поэтому я считаю, что архитектура должна быть радикальной. Архитектура советского периода – это пример консервативности, как старый Лас-Вегас. Это пример подавления эмоций, это пример следования традициям, преграждающим полет мысли, противостоять которым можно только путем радикальных изменений».

Лондонский университет Метрополитен, Лондон. Проект: Даниэль Либескинд

Эмоциональность vs. бесчувственность (Emotional vs. Cool)

«Архитектура – это борьба с нашими собственными эмоциями, поэтому она не может быть бесчувственной, хотя в последнее время именно такая архитектура в большом почете. Я всегда был с этим не согласен. Эмоции необходимы. Жизнь без эмоций – это не жизнь. Даже наш разум эмоционален, ведь ни одно умозаключение не существует вне сферы этики, вне философской тайны бытия. Поэтому необходимо вносить чувственность в атмосферу города и городской жизни. Все наше существование – это борьба эмоций, они делают наш мир таким удивительным. Наши города сами порождают это противостояние между чувствами и безразличием. Именно оно движет прогрессом, причем прогрессом не только архитектурных форм, но и внутренним прогрессом не только тех, кто их построил, но и тех, кто в них живет».

Военно-исторический музей, Дрезден. Проект: Даниэль Либесинд

Непостижимость vs. тривиальность (Inexplicable vs. Understood)

«Слишком часто мы хотим, чтобы все было для нас простым и понятным. Конечно, архитектура – это не язык слов. Но тем не менее это язык. Язык, который нельзя воспроизвести с помощью букв и слов. К сожалению, многие здания, которые нас окружают, настолько банальны, что история, которую они могут рассказать, совсем короткая: «Нам нечего вам рассказать». Я считаю, что очень важно открывать архитектурные формы, которые, может, и не поддаются описанию словами, но говорят с нами с помощью таких понятий, как пропорция, материал и свет. Эти понятия соединяются и увязываются как сложная векторная матрица, которая не лежит на поверхности, но которая заложена в нашем существовании, в истории создания наших городов, в истории человечества. Поэтому идею, что архитектурное сооружение должно быть простым, я считаю ошибочной. Именно она привела к тому, что архитектура утратила свою индивидуальность».

Королевский музей Онтарио, Торонто. Проект: Даниэль Либескинд

Ручная работа vs. компьютер (Hand vs. Computer)

«Конечно, что бы мы делали без компьютеров? Вся наша деятельность зависит от компьютера. Но компьютер должен служить лишь орудием, которым управляет человек. Я считаю, что рука, при всей своей примитивности и несовершенстве, движима силами, природа которых не вполне понятна. И хотя в них нет ничего мистического, мы понимаем, что рукой движут силы, находящиеся вне нашего контроля. Когда я работаю рукой, мои наброски хоть и похожи на такие же рисунки, выполненные на компьютере, но рождаются они из источника невидимого, необъяснимого, нематериального. Поэтому я обращаюсь ко всем вам – мы все должны стремиться к тому, чтобы компьютер реагировал на движения наших рук, а не рука следовала бы за компьютером. В этом частично и заключается сложность архитектуры».

Комплекс Reflections at Keppel Bay, Сингапур. Проект: Даниэль Либескинд

Сложность vs. простота (Complex vs. Simple)

«В последнее время простота пользовалась большим почетом. Я с этим совершенно не согласен. […] Нейрохирургия, атомная теория, генетика, экономика – все это сложнейшие сферы. И я не вижу причин, по которым нам нужно притворяться и пытаться создавать внешнюю простоту, которая всего лишь иллюзия. Архитектура – очень сложная область. Пространство – само по себе очень сложное понятие. Оно способно создавать новые формы само из себя. Поэтому мы не должны пытаться вместить его в упрощенные формы, к которым мы привыкли. Наши жизни сложны. Наши эмоции сложны. Наши интеллектуальные стремления тоже сложны. И я считаю, что архитектура должна отражать сложность занимаемого нами пространства, сложность наших взаимоотношений».

Павильон Vanke на ЭКСПО-2015, Милан. Проект: Даниэль Либескинд

Политичность vs. уклончивость (Political vs. Evasive)

«Архитектура должна иметь политический аспект. Политика – не враг архитектуры. Политика – это жизнь города, это все мы, живущие в этом городе. Я всегда подхожу к созданию любого сооружения как к политическому шагу. Постройка обычного жилого дома – это тоже политический шаг, потому что его увидят другие люди. Мы живем в мире, который все больше связывает нас. Поэтому архитектура во имя архитектуры, абстрактная и нейтральная, которая была нам присуща в последнее время, меня совершенно не привлекает. Архитектура должна взаимодействовать с происходящим, каким бы сложным оно ни было, она должна иметь свою позицию, возможно, неожиданную для нас, свою оценку происходящего. Она должна заставлять нас думать, не только давать ответы, но и как сама наша жизнь – ставить перед нами вопросы».

Музей Феликса Нуссбаума, Оснабрюк. Проект: Даниэль Либескинд

Подлинность vs. имитация (Real vs. Stimulated)

«Очень важно, чтобы она [архитектура] была подлинной. Мы научились имитировать почти все, но так и не смогли воссоздать человеческое сердце или человеческую душу. Архитектура очень тесно переплетена с нашими жизнями – мы где-то рождаемся и где-то умираем. Поэтому ее подлинная сущность должна исходить изнутри, а не черпаться из наших знаний, теорий и книг. Окружающие нас предметы материальны. Мы можем дотронуться до двери, окна, порога или кровати. Все это кажется таким прозаичным. И все же я пытаюсь в каждом здании воссоздать наш богатый и загадочный внутренний мир. Создать офисное здание в мире материальном, жизнеспособность которого определяется миром внутренним».

Торговый центр CRYSTALS AT CITYCENTER, Лас Вегас. Проект: Даниэль Либескинд

Необычность vs. привычность (Unexpected vs. Habitual)

«Что такое привычка? Это всего лишь оковы, в которые мы сами себя заковываем. Поэтому необычное всегда остается непривычным. Взять, например, любой кафедральный собор – он всегда остается необычным. Или здания Фрэнка Гери – они будут продолжать нас удивлять и в будущем. Именно такая архитектура, а не та, что вселяет в нас ложное чувство стабильности, архитектура, полная напряжения, выходящая за пределы знаний и затрагивающая наши души, именно такая архитектура способна разрушить эти оковы, которые сама же и помогла в нас укоренить. Когда мы видим однотипные здания, мы привыкаем к этому стандартному набору углов, света и строительных материалов. И нам начинает казаться, что и мир наш таков, как эти здания, ограниченный технически и лишенный воображения».

Конгресс-центр в Монсе. Проект: Даниэль Либескинд

Необузданность vs. рафинированность (Raw vs. Refined)

«Архитектура необычная и необузданная. Что отличает ее от архитектуры изысканной? Я бы сказал, что это проявление страстей. Эта архитектура, не тронутая роскошью и дорогими декорациями, архитектура, лишенная рафинированности, присущей высокой культуре. Возможно, именно такая архитектура, не совершенная, но жизнеспособная, не наряженная и не вычурная, в будущем станет нормой, потому что именно такая архитектура отражает жар наших желаний, несмотря на то, что сделана из холодного камня».

Скульптура Life Electric, Комо. Дизайн: Даниэль Либескинд

Острота vs. округлость (Pointed vs. Blunt)

«Пространство, которое не следует за нами, словно тренированный пес, но двигается вперед, демонстрируя новые возможности, новые переживания, которые никогда не были частью архитектуры. Такое сочетание представляет для меня огромный интерес, потому что это вспышка новой энергии. Мне нравятся острые, а не округлые формы – формы, в центре которых реальная жизнь, формы, способные преобразить даже самое маленькое пространство. Архитектура, конечно, не такая обширная область, как наука, но, имея точку опоры, она, по-архимедовски, использует все наше понимание мира. Порой одно здание способно повлиять как на наше понимание прошлого, так и на наш взгляд на будущее, а также лишний раз продемонстрировать, что наш мир существует между стабильностью и непостоянством. Конечно, здания имеют формы, которые трудно изменить. Но я считаю, что в форме каждого социального пространства, каждого публичного места, должно быть желание передать что-то большее, а не просто следовать сухим инструкциям; в них должна быть направленность – будь то вперед, назад, в сторону или вокруг».

The Wings, Милан. Дизайн: Studio Libeskind

Незабываемость vs. незапоминаемость (Memorable vs. Forgettable)

«Для меня представляет интерес создание архитектурных сооружений, которые остаются в памяти. Чего мы стоим без нашей памяти? Лишенные памяти, мы бы не знали куда идем и почему. Поэтому меня никогда не привлекало повторение одних и тех же методов, хотя, конечно, критики это ценят. Они предпочитают бесконечное повторение одного и того же. Я же предпочитаю исполнить что-то совершенно новое, пусть и с недостатками, чем бессмысленно повторять одно и то же. Итак, память заложена в наших городах, в нашем мире. Без памяти не было бы истории, мы бы не знали своих корней. Память лежит в основе не только нашего мира, но и в основе понимания мира тех, кто будет помнить нас».

Современный еврейский музей, Сан Франциско. Проект: Даниэль Либескинд

Общение vs. немота (Communicative vs. Mute)

«Таким образом, архитектура не нема. Это средство общения. Это повествование о глубинах наших страстей. Это беспристрастная оценка веков, давно ушедших в прошлое. Меня никогда не привлекала молчаливая архитектура. Молчание – это кладбище, но никак не город. Города должны быть наполнены живыми вибрациями, звуком и музыкой. Передать все это, создать пространства живые, многогранные и преобразовать наши повседневные занятия во что-то совершенно новое – и есть миссия архитектуры. Создание торгового центра или бассейна, которые были бы интересны сами по себе. Вот об этом я мечтаю».

Резиденция 18.36.54 , Коннектикут. Проект: Даниэль Либескинд

Риск vs. осторожность (Risky vs. Safe)

«Архитектура должна содержать долю риска. Конечно, за это можно и поплатиться, но это не значит, что оно того не стоило. Осторожность не приблизит нас к цели, которую мы хотим достичь. Риск лежит в основе нашего мира. Жизнь без риска не стоит того, чтобы жить. Поэтому в каждом здании должен быть элемент риска. Рискнуть создать сооружение с таким количеством консольных крыльев, которое казалось невозможным. Рискнуть создать города головокружительные, передовые. Идти на риск, который, несмотря на ошибки, толкает архитектуру на создание сооружений новых и гораздо лучших, чем пустые стандартные «коробки».

Расширение Денверского художественного музея. Проект: Даниэль Либескинд

Пространство vs. мода (Space vs. Fashion)

«Ну и конечно, самое главное в архитектуре – это пространство. Не мода и не отделка. А возможность создать что-то простое, но неповторимое, на это способна только архитектура. Пространства необходимы нам, чтобы дышать и мечтать. Я говорю о пространствах для всех, а не о роскошных сооружениях для избранных. Я говорю о пространствах, для которых главное – не стильность или воплощение новомодных теорий. Речь идет о площадке для деревьев, о создании уголков, привносящих мир природы в жизнь города. Такие пространства превращают недоступное в доступное. Вот в чем я вижу природу архитектуры».

Инсталляция Outside Line, Уодзу. Дизайн: Даниэль Либескинд

Демократия vs. авторитаризм (Democratic vs. Authoritarian)

«Я верю в демократию. Мне не нравятся великолепные здания, воздвигнутые тоталитарными режимами, где люди не могут открыто выражать свои мысли и голосовать. Мы слишком часто восхищаемся такими зданиями. Мы считаем их прекрасными. Но когда я думаю о том, что воздвигнуты они обществом, в котором люди лишены свободы, я не могу ими восхищаться. Поэтому какой бы сложной ни была демократия, я в нее верю».