Число в кубе. Где искать символ города?

Надежда Богатая / Архитектура /

24 июля в Киеве на пересечении улиц Жилянской и Антоновича открылся жилой комплекс CHICAGO Central House, флагман компании SAGA Development. Его главная особенность — не только передовые архитектурные решения и стильные интерьеры, а первая в Европе аудиовизуальная медиаскульптура, получившая негласное название «Куб». О том, как она появилась и для чего создавалась, мы узнали у разработчика проекта — основателя и главного светового дизайнера компании Expolight Николая Каблуки.

Что делает город узнаваемым и аутентичным? Практически в каждом из мегаполисов есть свои лендмарки, эмблематические объекты, идентификационные маркеры. Для Нью-Йорка, например, это Эмпайр-стейт-билдинг и Статуя Свободы. Для Чикаго — отполированная до зеркального блеска современная скульптура из металла «Облачные врата» британского художника Аниша Капура, установленная прямо посреди городской площади в Миллениум-парке, получившая в народе забавное название «боб», поскольку и впрямь похожа на гигантскую фасолину.

Общественная скульптура «Облачные врата» на площади AT&T Плаза в Миленниум-парке, Чикаго, 2004—2006 гг. Автор — Аниш Капур. Для ее изготовления использовали 168 (!) листов нержавеющей стали

Проектируя ЖК CHICAGO Central House, в компании SAGA Development решили, что фокусным объектом нового комплекса и одновременно новым лендмарком для украинской столицы также может стать объект паблик-арт. Итогом коллаборации криэйторов SAGA Development и компании Expolight стала мультимедийная диджитал-скульптура — куб внутри куба, интегрированный в центральный фасад нового здания. На его гранях-экранах транслируется видеоряд, иллюстрирующий эволюцию материалов для зодчества — от дерева до «цифры».

Практически в каждом из мегаполисов есть свои лендмарки, эмблематические объекты, идентификационные маркеры

«Генеральный директор SAGA Development Андрей Ваврыш попросил нас разработать подсветку для нового объекта, — рассказывает основатель и главный световой дизайнер компании Expolight Николай Каблука. — Шла речь об инновационном и оригинальном арт-объекте. Изначально даже планировали пригласить кого‑то из звездных скульпторов вроде самого Аниша Капура. Азарт и амбиции инноватора, страсть Андрея ко всему передовому, его готовность рисковать вдохновили меня на создание не физической формы, а виртуальной, медийной и интерактивной скульптуры. Первые американские проекты с использованием digital painting подсказали мне, что это направление будет одновременно новаторским и провокационным».

Николай Каблука, основатель и главный световой дизайнер компании Expolight

Киевский «Куб» — явление уникальное. Внутри него живет динамическая форма, созданная на основе параметрических данных Big Data. «Хотя «Куб» интегрирован в жилой комплекс, — отмечает Николай, — он может стать одним из символов Киева как самостоятельная арт-фишка. Изменчивая и интерактивная структура, вовлекающая горожан и туристов в своеобразный диалог с архитектурой места и города в целом». Выбирая форму, специалисты Expolight решили «накрыть» скульптуру кубической стеклянной оболочкой, подобно инсталляции, отмечающей входную зону спроектированного Норманом Фостером магазина Apple на Манхэттене. Чтобы раскрыть концепцию «Куба», пройдемся по основным акцентам, на которых сосредоточил наше внимание Николай Каблука.

 

От дерева до цифры. Эволюция материала

Материал — «плоть» любого архитектурного объекта, и именно эволюцию материалов разработчики Expolight положили в основу концепции. «Первым строительным материалом было дерево, затем камень, потом появился бетон, открывший перед нами новые возможности. Сегодня мы живем в эпоху стекла и алюминия, формирующих совсем иную эстетику нашей среды. А на вершине этой пирамиды — «цифра», материал XXI в., возможности которого нам только предстоит изучить», — рассказывает Николай Каблука.

Виртуальные текстуры строительных материалов стали основой цифрового sculpting’а — виртуальное «тесто» наполняет прозрачный кубический объем, словно пытаясь выплеснуться за его пределы. Шесть текстур — шесть сценариев, которые сменяют друг друга в течение часа.

Для отражения основной концепции — эволюции материалов — с помощью компьютерных технологий внутри «Куба» воссозданы виртуальные текстуры от дерева до «цифры»

По ходу солнца

Как человек нуждается в воздухе, так архитектура, скульптура нуждаются в свете. Свет выявляет и проявляет все аспекты формы, все детали и трещинки, создавая своеобразную ауру, световую оболочку.

Поскольку в данном случае скульптура виртуальна, то иллюзию объема, рельефности создают виртуальные тени, сформированные сложными алгоритмами.

Схема освещения медиаскульптуры учитывает не только угол падения солнечного луча в конкретной точке, но и спектр света, от прохладного утреннего до теплого предзакатного

«Мы имитируем на поверхности скульптуры реалистичные тени, в точности подобные тем, что образуются при движении солнца на нашей широте. — говорит Николай. — Вторя движению солнечных лучей, изменяется угол падения света. Программа учитывает спектр, который меняется от прохладного утреннего к нейтральному, а затем к теплому, предзакатному. С наступлением темноты начинается феерия — мы применяем самую продвинутую музейную схему подсветки, разработанную недавно в Галерее Ренвика при Смитсоновском институте в Вашингтоне». Этот новаторский подход к музейному освещению заключается в том, чтобы с помощью светильников с оптикой разного типа максимально подчеркнуть нюансы рельефа. Разумеется, в случае «Куба» светильники тоже виртуальны.

Сложнейшие алгоритмы имитируют на поверхности скульптуры тени, возникающие при движении солнца на широте Киева

Big data как художественный инструмент

Идея, или даже концептуальная сверхзадача «Куба» — отразить аллегорически, с помощью визуальных образов пульсацию городской жизни. Доступные метаданные — погода, дорожный трафик, информация о прилетах и вылетах самолетов, количество и маршрутизация телефонных звонков — все это взяли в качестве ингредиентов для создания текстуры № 6 — цифровой.

Специальные алгоритмы преобразуют цифровые потоки в объемное изображение на экранах в режиме реального времени. «Нам хотелось, чтобы медиаскульптура имела собственную развивающуюся историю, — говорит Николай. — Реальные данные отображают, как и чем живет город, как он взаимодействует с миром, как перемещается транспорт и коммуницируют люди. Мы подбирали формулы, которые весь этот огромный массив чисел трансформируют в визуальный эстетичный контент».

Специальные формулы трансформируют доступные метаданные жизни города в визуальные образы на скульптуре. Здесь, например, информация о столичном трафике преобразована в эстетичный объемный медиаконтент, меняющийся в реальном режиме времени

Фото: Иван Авдеенко

Дело каждого

Не только город взаимодействует со скульптурой, но и каждый его житель имеет возможность влиять на нее. Чтобы вовлечь прохожих в интерактивный диалог, на пьедестале перед центральным входом установили кубическую модель, оснащенную встроенными датчиками и сенсорами. Прикосновения к модели запускают тактильную реакцию, которая приводит к изменению рисунка на виртуальных гранях большого «Куба». «Прикасаясь к сенсорной модели, ты можешь воздействовать на цифровую скульптуру, в итоге видоизменяя паттерн движения ее форм. Конструкцию и логику работы сенсоров и контроллеров разрабатывали наши инженеры», — поясняет Николай Каблука.

Перед центральным входом установлена малая кубическая форма. Простым прикосновением к ней любой прохожий может воздействовать на изображение большого «Куба»

Телепортация и эффект бабочки

Созданная Expolight скульптура существует в крепком симбиозе с медиафасдом здания. Разработаны программы медийной подсветки фасада различной динамики и оттенков.

Передвигаясь по вертикали сверху вниз, подсветка завершает свое движение внутри куба, проявляясь соответствующим контентом. Так, например, куб иногда превращаеся в аквариум, в который низвергается световой водопад с крыши здания. Все эти метаморфозы сопровождаются звуковыми эффектами, фоновая озвучка «вшита» в стеклянное пространство куба.

Созданная Expolight скульптура существует не автономно, а в крепком симбиозе с медиафасадом здания

«До нас так никто не делал, — подчеркивает инновационность разработки ее автор. — Пришлось с нуля конструировать сложную систему контроллеров, нестандартные чипы для медиафасадных элементов и колдовать над LED-экранами. Для нас сложно — значит интересно. Искать и находить решения в нестандартной ситуации — вот что доставляет подлинное счастье нашей команде».

Фото: Иван Авдеенко

Медиаархитектура

Киевский «Куб» — скульптура-предвестник. Она находится на грани архитектуры будущего — медиаархитектуры, когда цифровой строительный материал станет повсеместно использоваться для создания новых визуально динамичных зданий. «Мы живем в цифровую эпоху, и наша картина мира уже в большей степени опирается на то, что мы видим в digital-канале. Грань между физическим и цифровым миром стирается, и мы все сильнее погружаемся в виртуальную реальность», — визионерствует Николай Каблука.

И с ним сложно не согласиться. Первыми ласточками медиаархитектуры можно считать также работы американского дизайнера Рефика Анадола. Серия из четырех параметрических полотен Wind of Boston в лобби комплекса 100 Nothern Avenue 100 на одноименной улице Бостона. Его же арт-объект Virtual Depictions: San Francisco воспроизводит на медиастене в фойе небоскреба 350 Mission в Сан-Франциско параметрические скульптуры, отражающие историю и жизнь города. А в канадском Монреале мост Жака Картье превратился в грандиозную медианисталляцию с интерактивной подсветкой.

Николай Каблука, основатель и главный световой дизайнер компании Expolight

Но в отличие от киевского «Куба», все это виртуальные работы на плоской поверхности, тогда как скульптура, созданная Expolight для Киева, трехмерна и является неотъемлемой частью архитектурного проекта CHICAGO Central House. Высокая архитектура определенно перестает быть банальной, скучной и безликой. И Киев здесь выступает в авангарде.

Ниже мы решили чуть подробнее рассказать о существующих на Западе впечатляющих примерах интеграции медиаискусства и архитектуры XXI в. Теперь и наша столица причастна к данному передовому направлению.

 

Wind of Boston. Data Paintings

Это цифровые картины на «холсте» размером 15 x 33 см в фойе высотного комплекса 100 Nothern Avenue в Бостоне. Вместо красок и кистей их автор — медиахудожник Рефик Анадол — использовал данные бостонского аэропорта Логан о скорости, направлении и силе ветра в течение года. Специальный алгоритм визуализирует невидимые паттерны ветров Бостона в серию поэтических видеокартинок.

Wind of Boston. Data Paintings

Автор создал четыре динамических «сюжета», визуально интерпретирующих взаимодействие между окружающей средой и городом. Каждый из них посвящен конкретной отличительной характеристике бостонских ветров. Например, «Скрытые ландшафты» (Hidden Landscapes) — это визуальный образ самых радикальные показаний анемометра. «Фарфоровые воспоминания» (Porcelain Memories) напоминают о непостижимой силе бури вне контекста времени. «Морской бриз» (Sea Breeze) исследует парадокс мягкого едва уловимого ветра, дующего с моря. «Порыв ветра в городе» (Gust in the City) обращается к такому феномену как сильные ветра, внезапно возникающие короткими «вспышками», в котором Рефик увидел незримый танец между силами природы и искусственной средой. Благодаря такому художественному переосмыслению, казалось бы, безликих данных, красота ветра как естественного явления становится видимой.

 

Мост Жака Картье в Монреале

Мост Жака Картье в Монреале

Мост через реку Св. Лаврентия в Монреале носит имя канадского «Христофора Колумба» и является эмблемой и архитектурной достопримечательностью города. В 2017 г. к знаменательной дате — 150‑летию Канадской Конфедерации и 375‑летию Монреаля — для моста Жака Картье разработали уникальную интерактивную концепцию освещения под названием Living Connections. Обрабатывая большие массивы данных и реагируя на их изменения, система формирует уникальный световой рисунок моста. Горожане могут управлять подсветкой через Twitter. Если, например, местные жители чаще всего обсуждают в соцсети тему экологии, то основным цветом моста становится зеленый, а если вопросы религии или политики — то розовый. Художественная идея создана командой MOMENT FACTORY в сотрудничестве с шестью монреальскими мультимедийными и осветительными студиями.

 

Медиаскульптура Virtual Depictions: San Francisco

Фойе небоскреба 350 Mission в Сан-Франциско украшает работа медиахудожника Рефика Анадола Virtual Depictions: San Francisco. Сам автор называет ее серией параметрических скульптур, что рассказывают историю города и живущих вокруг людей. Это медиастена, на которой как на гигантском киноэкране демонстрируется меняющийся видеоряд, созданный на основе реальных данных жизни Города у залива.

Медиаскульптура Virtual Depictions: San Francisco

Программа анализирует их и преобразует в объемные фантасмагоричные и абстрактные визуальные изображения. Если сравнивать с монументальным искусством, то это цифровой барельеф, который каким‑то чудом постоянно видоизменяет свою форму, да еще под звуковое сопровождение. Главной задачей, по словам Рафика, было выявить новую поэтику пространства с помощью медиаискусства и архитектуры XXI в. «При создании этого произведения паблик-арта моей целью было сделать невидимое видимым, чтобы создать новый способ ощутить живое городское пространство».

 

Александр Ройтбурд

Художник, директор Одесского художественного музея

У нас превалює несмак, дешеве декораторство, туга за нереалізованим XIX сторіччям. I тут я побачив, що в Україні почала з’являтися сучасна архітектура. До речі, я маю дуже толерантне ставлення до тієї архітектури, якою забудовували Київ останні п’ятнадцять-двадцять років, бо дуже гарно пам’ятаю радянську, яка була дійсно жахливою, незважаючи на те, що кажуть люди, які ностальгують за СРСР. Але тут, у цьому комплексі, ми бачимо і архітектуру, і сучасні технології, і концепції, а також, що особисто мені дуже приємно, — інтеграцію мистецтва в життя та життя в мистецтво. Це мрія авангардистів, ВХУТЕМАСу і Баухаусу. А те, що тут з’явилася унікальна медіаскульптура та ще й інтерактивна, — нагадує якісь фантастичні романи, якесь неймовірне дійство.

Александр Ройтбурд. Фото: Юрий Ферендович | PRAGMATIKA.MEDIA

Андрей Ваврыш

CEO компании SAGA Development

Ми побачили один з проєктів у місті Сан-Фрациско — медіаскульптуру Рефіка Анадола, яка створює окремий об’єм, окреме враження. Вона розташована у лоббі хмарочоса, а завдяки скляному фасаду ії легко побачити зовні. Коли ти проходиш поруч пішки і бачиш її, чи, наприклад їдеш на футбол, або навпаки повертаєшся з нього, то ти не залишаєшся байдужим. В нашому проєкті Chicago Central House, що уособлює у собі одне з найбільш архітектурно виразних міст світу, нам хотілося щоб у ньому було щось таке, що тебе завлікає сюди, що народжує якесь почуття у середині, відгук. Так з’явилася ідея цього арт-об’єкту, який є невід’ємною частиною самого комплексу. Архітектура може і навіть має бути емоційною.

Андрей Ваврыш. Фото: Юрий Ферендович | PRAGMATIKA.MEDIA