Человек, который сделал современный дизайн доступным миллионам

Ирина Исаченко / Персона /
Ингвар Кампрад, основатель шведской IKEA скончался в своем доме в Смоланде 27 января 2018 года. Вспомним, чем мы обязаны шведскому «Скруджу» и почему IKEA стала не просто торговой маркой, а целой философией, повлиявшей на вкусы людей и практику предпринимательства.

Эре крону бережет

Едва ли не главной чертой Ингвара Кампрада его близкие, друзья и подчиненные считали экономность, граничащую с параноидальной скупостью. Мальчик, который заключил свою первую сделку по продаже спичечных коробков в 5-летнем возрасте, став главой международной компании с оборотом в 40 с лишним миллиардов евро, продолжал считать копейки, или в его случае – эре, и пропагандировал экономичный подход буквально во всем. Например, забирал пакетики с сахаром из ресторанов, водил авто эконом-класса, хотя мог позволить себе содержать гараж с элитными образцами автопрома, покупал одежду на барахолках, останавливался в бюджетных отелях, а стричься ездил в развивающиеся страны.

Его сложно считать патриотом своей страны. При том, что, по оценке Forbes, его личное состояние достигало $3,4 миллиарда, в начале 80-х он покинул родную Швецию из-за высоких налогов для богатых, а вернулся лишь в 2014 году. А в 60-х, когда шведское правительство заблокировало поставки на фабрики IKEA, он перевел производство в развивающиеся страны.

Ингвар Кампрад: «У меня репутация скупердяя, и я очень ей горжусь».

Как крупнейший игрок на мировом рынке, Ингвар Кампрад, постоянно оставался в фокусе внимания журналистов. Его обвиняли не только в скупости, алкоголизме и уклонении от налогов. В 1994 году Кампраду припомнили, что в 40-е он поддерживал фашистскую идеологию. И от общественной обструкции компанию спасло только искреннее признание Кампрада в том, что он глубоко раскаивается в «самой серьезной ошибке своей молодости».

Первый магазин IKEA в Эльмхульте. Архивное фото из музея IKEA

Выставочные залы IKEA в 60-е годы XX века. Архивное фото из музея IKEA

Тем не менее — британский журнал Icon в 2005 году назвал Кампрада человеком, который оказал самое сильное влияние на вкусы масс: «Если бы не IKEA, большинство людей не имели бы доступа к современному дизайну. Компания сделала больше, чем все дизайнеры мира вместе взятые.» И с этим сложно не согласиться.

Элис Роусхорн, бывший директор Музея дизайна в Лондоне : «Кампрад дал достойный дизайн миллионам людей по доступной цене».

Ингвара Кампрада также можно смело называть демократом: «Мы производим качественные и красивые вещи, которые стоят дешево и доступны большинству людей. Думаю, это имеет непосредственное отношение к демократии». Сборная и модульная мебель, экономия на перевозке, неустанное расширение ассортимента… Да, пожалуй.

Популярнее чем Библия и Коран

Бесплатные каталоги IKEA на 32 языках издаются тиражами, которые превышают тиражи Библии и Корана (около 200 миллионов экземпляров в год), а журналисты The Guardian подсчитали, что по воскресеньям магазины торговой сети посещают большее количество людей, нежели церковь, и «10% европейцев были зачаты на одной из кроватей IKEA». Сложно сказать, насколько точны подобные подсчеты, но товары IKEA в Европе, действительно популярны более, чем какая-либо другая мебель или предметы домашнего обихода. Пожалуй, даже в Украине, где до сих пор отсутствует официальное представительство кампании Кампрада, в каждой второй-третьей квартире или доме есть предметы интерьера от IKEA.

Одна из многочисленных карикатур на тему нейминга IKEA

И все это — несмотря на то, что редко кто не отпускал шуток насчет особенностей самостоятельной сборки мебели от IKEA или ее сложно произносимых названий. Нейминг IKEA – результат борьбы Ингвара с дислексией. Ему было сложно запомнить цифровые коды. Поэтому в компании решили давать каждому продукту название, выбранное из шведского и датского словарей. Это – географические названия, собственные имена и даже сленговые выражения. А недавно IKEA назвала партию новых товаров, отфильтровав самые популярные запросы в поисковиках.

Фото из каталога IKEA на 2018 год

Cвой первым магазин Кампрад открыл в 1958 году в Эльмхульте, где затем  находилась штаб-квартира IKEA до перевода ее в Нидерланды. А в 2013-м — ушел с поста председателя совета директоров, оставив за собой должность советника холдинговой компании. На тот момент Ингвару было 86 лет. Он разработал сложную структуру собственности и схему минимизации налоговых отчислений, чтобы обеспечить дальнейшую независимость IKEA и обезопасить бизнес от слияний и поглощений. Его трое сыновей возглавили разные направления в семейном бизнесе. Словом, Ингвар и в вопросах финансовой независимости проявил крепкую крестьянскую смекалку. Итоги по состоянию на 2017 год поражают:

IKEA и Украина

В Украине официального присутствия IKEA с нетерпением ожидают миллионы потребителей. Сегодня можно заказать любой товар из каталога с доставкой из соседней Польши, однако условия доставки, которые, к примеру, предлагает Новая Почта по пересылке товара затем по стране — далеки от принципов Кампрада. Несмотря на плоскую заводскую упаковку, которую разработали специально для минимизации затрат на логистику, сотрудники Новой Почты потребуют от вас согласия дополнительно упаковать предметы в обрешетку, а затем вы заплатите за так называемый «объемный вес».

Ингвар Кампрад: «IKEA не идеальна. Меня очень раздражает наш статус лучшей компании в мире. Еще есть куда расти – мы не достигли идеала».

Украинцы недоумевают, почему же несмотря на экспансивную торговую политику, IKEA до сих пор официально не зашла на рынок «крупнейшей страны Европы», открыв при этом в соседней России – аж 14 представительств. На самом деле, в этом нет ничего удивительного. Один из основных принципов Кампрада заключался в том, что он категорически запрещал своим менеджерам давать взятки. Так руководство российской IKEA было уволено за нарушение корпоративной культуры после того, как выяснилось, что один из подрядчиков решил с помощью взятки проблему с подключением электроснабжения…

Фото из каталога IKEA на 2018 год

В Украину IKEA «стучалась» в 2005 году, но, столкнувшись с особенностями украинской традиции «решения бизнес-вопросов», отказалась от этой идеи. И только в декабре прошлого года в компании официально заявили — рассматривают возможность открытия магазинов в украинской столице: «На данный момент IKEA подыскивает наиболее подходящую бизнес-модель, которая позволила бы компании реализовать планы в Киеве в течение ближайших одного-двух лет». Будут ли сыновья Ингвара, которые теперь остались одни у руля IKEA, столь же принципиальными как их отец, или же Украина сумеет справиться с коррупцией?…