Быть sustainistom. Социология и архитектура будущего

Ирина Исаченко / Интервью /

Михил Шварц — голландский культурный социолог и теоретик будущего, доктор философии, изучавший социологию и политтехнологии в Imperial College London, автор ряда книг, популярных в архитектурной и дизайнерской среде. Живет и работает в Амстердаме. Впрочем, даже если вы лично не знакомы с Михилом Шварцем, то, наверняка, уже слышали о «сустейнизме» — феномене, который мы называем «устойчивостью». Михил Шварц вместе с Йостом Элфферсом придумали определение и концепцию SUSTAINISM для новой культурной эпохи.

Теме устойчивой архитектуры, кстати, мы посвятили большую статью в июньском томе и использовали несколько месседжей, которые ввел в лексикон именно Михил Шварц, выпустивший в 2010 г. в соавторстве с Йостом Элфферсом «Манифест эры устойчивости», книгу Sustainism Is the New Modernism: A Cultural Manifesto for the Sustainist Era, (DAP/Distributed Art Publishers, New York, 2010). Идеи, концепции и видение будущего, к которому мы стремимся, авторы выразили «шершавым языком плаката». Что стоит за лаконичным контентом манифеста, как архитекторы и дизайнеры на практике шаг за шагом внедряют принципы устойчивости, бережного и осмысленного взаимодействия с окружающей средой и насколько Украина и украинцы отвечают этому глобальному тренду — в эксклюзивном интервью с Михилом Шварцем.

Sustainist architectures are not limited to «green» architecture but include it

Архитектура сустейнизма не ограничена лишь «зеленым» аспектом, но включает его

PRAGMATIKA. MEDIA: Ваша книга — это так много бумаги! Все эти крупные шрифты, символы и одно предложение на странице — почему же, презентуя свой манифест устойчивости, вы продемонстрировали, как нам кажется, не совсем рациональный подход к ресурсу?

Михил Шварц: В основе манифеста лежит идея того, что Sustainism означает появление новой культуры. Мы видим, что так называемая революция устойчивости — это не просто вопрос сохранения окружающей среды или технический вызов, это революция в культуре. Поэтому мы с Йостом Элфферсом (соавтор манифеста Sustainism Is the New Modernism. — Прим ред.) чувствовали: эта трансформация нуждается в культурной форме выражения, что дало толчок к созданию визуально-графического манифеста с новыми символами и афоризмами, представленными в «плакатном» виде. Рассматривайте этот манифест как новый лексикон, призванный проиллюстрировать культурную трансформацию, новые идеалы, основанные на устойчивых ценностях.

24 июня в Киеве в рамках Active House Days Михил Шварц выступил с лекцией, в которой рассказал о концепции Sustainism’а, а также культурных исследованиях и общественных проектах, над которыми он работает в своей амстердамской студии Sustainism Lab

Учитывая, что мы находимся у истоков новой культуры, хотели выразить ее в творческой, образной, визуальной форме, чтобы открыть дискуссию о том, как могло бы выглядеть устойчивое будущее. Мы опубликовали манифест в графической форме не как руководство к действию, основываясь на прогнозах (что отвечало бы концепции модернизма). Напротив — мы стремились вдохновить последователей и представить будущее вне рамок модернизма.

Do more with less is the sustanist addition to the modernism`s «less is more»

«Делай больше меньшими усилиями» — это сустейнистская вариация модернистского лозунга «меньше — значит больше»

P.M.: Говоря о новой эре и новом подходе, вы призываете следовать идее и даже подчиняться ей. А что в этом нового? Ведь все идеологии столь же категоричны. Или в вашем случае иначе?

М. Ш.: Sustainism — это не идеологический план, набор правил и рецептов, которые нам нужно соблюдать. Скорее, это особая точка зрения и особое мышление. Это связано не только с тем, как мы взаимодействуем с окружающей средой, климатом и энергией, но также как мы создаем сообщество и как проектируем наши дома. Создание устойчивой среды обитания выходит за рамки экологических проблем, дает нам представление о будущем, а не рецепт или идеологию. Наш манифест — вызов всем нам, чтобы взглянуть на мир через объектив устойчивости, чтобы поднять такие вопросы. Но это не принуждение к действию. Возможно, ключевое отличие от модернистского подхода состоит в том, что Sustainism показывает нам направление для взгляда в будущее, не переводя его в директивы.

Graphic image design by Joost Elffers, reproduced from Sustainism manifesto, 2010

P.M.: Расскажите подробнее о правах и обязанностях. Какие обязательства накладывает идея на архитектора, строителя, который объявил себя sustainist’ом? Должен ли он радикально отстаивать идею? Например, не построить школу в отдаленной деревне или построить ее, используя неэкологичные материалы, более дешевые и доступные?

М. Ш.: Sustainism — это вызов и возможность для дизайнеров, архитекторов и строителей включать в свои планы и проекты устойчивые ценности. Под устойчивыми ценностями я подразумеваю не только бережное отношение к окружающей среде, рациональное использование ресурсов и энергии. Устойчивое проектирование затрагивает такие аспекты, как совместное использование, взаимодействие с местными сообществами и другие социальные атрибуты, заставляющие нас везде чувствовать себя как дома. Они должны стать частью профессиональной практики архитекторов, градостроителей, инженеров, строителей и всех, кто участвует в создании и проектировании наших городов, наших домов и нашей жизни.

Все больше и больше людей готовы платить за инфраструктуру и здания, которые являются здоровыми, потребляют ограниченное количество энергии, ресурсов и минимально воздействуют на природу

Фактически архитекторы, строители и планировщики должны тесно сотрудничать с гражданами в процессе, который сегодня называется Placemaking. Эта новая повестка дня для дизайнеров и архитекторов детально рассматривается в «Руководстве по устойчивому дизайну», написанном мной в соавторстве с Дайаной Краббендам (Sustainist Design Guide: How sharing, localism, connectedness and proportionality are creating a new agenda for social design. — BIS Publishers, Amsterdam, 2013). Инвестировать в экологическую и социальную устойчивость может быть дорого с финансовой точки зрения, но все больше и больше людей готовы платить за инфраструктуру и здания, которые являются здоровыми, потребляют ограниченное количество энергии, ресурсов и минимально воздействуют на природу. Вот почему экодизайн и социальная архитектура развиваются. И по мере развития технологий они не всегда будут оставаться более дорогой опцией.

В 2013 г. в соавторстве с Дайаной Краббендам Михил Шварц написал «Руководство по устойчивому дизайну» — гид для сустейниста

P.M.: Поговорим о долгосрочных инвестициях. В нашей культуре часто приводят такой пример: детям предлагают съесть одну конфету сейчас или потерпеть до завтра и получить сразу три. Последние соцопросы в Украине показывают, что наше общество пока инфантильно, и большинство предпочитает «съесть конфету сейчас». Как обстоит ситуация в вашей среде и какие аргументы вы бы использовали для убеждения «неразумных детей»?

М. Ш.: Это «детское» отношение, когда внимание сосредоточено на краткосрочных успехах, может быть следствием модернизма XX в. и потребительского сознания, менее распространенного в веке нынешнем. Молодое поколение начинает меняться. Во многих развитых странах, особенно в Западной Европе и Штатах, опросы общественного мнения показывают, что большинство школьников теперь оценивают устойчивость как важный вызов. Представители поколения «до 35» готовы платить больше за продукты и услуги компаний — приверженцев позитивного социального и экологического воздействия. Число так называемых этических потребителей и «зеленых» потребителей растет. Растет и желание вкладывать средства в общее благо и лучшее будущее вместо краткосрочной индивидуальной экономической выгоды.

Сегодня по меньшей мере 100 или даже 200 млн человек во всем мире активно исповедуют устойчивые ценности

Очевидно, что не все экономики и общества движутся в устойчивую эпоху в одинаковом темпе. И есть реальные силы, которые будут поддерживать материальное потребительство. Тем не менее, я вижу, как подрастает новое поколение, которое готово отказаться от «конфет сегодня». Это знаменует культурный сдвиг в мировоззрении, и он происходит не столько потому, что люди становятся мудрее, а потому что они начинают смотреть на мир и на себя другими глазами. И видят ценность более здоровой среды обитания, зеленой планеты и более счастливых сообществ.

P.M.: Движение устойчивости и 100 млн человек, которые ему следуют (вы цитировали исследование эколога, активиста и писателя Пола Хокена), — это уже критическая масса или капля в море?

М. Ш.: «Последователи» — возможно, неточное определение, но да, я оцениваю, что сегодня по меньшей мере 100 или даже 200 млн человек во всем мире активно исповедуют устойчивые ценности. В это число входят члены более миллиона некоммерческих природоохранных организаций (основываясь на данных Пола Хокена), участники движений за устойчивое потребление энергии и органических продуктов питания, участники экологических групп и массовых инициатив — Grassroot Movements.

Graphic image design by Joost Elffers, reproduced from Sustainism manifesto, 2010

В последние десять лет наблюдается экспоненциальный рост количества общественных инициатив, особенно в западных городах, где работают над устойчивым строительством, городским сельским хозяйством, энергетическими кооперативами, схемами сокращения отходов на местах, архитектурой DIY (Do-It-Yourself — архитектура и дизайн на основе повторно переработанных материалов. — Прим. ред). Если мы учтем всех этих людей, то получится глобальное движение, которое обретает все больше новых сторонников часто на местном уровне и быстро распространяется. Такие мероприятия, как Active House Days в Киеве, где я выступал в конце июня, проходят в сотнях городов по всему миру.

Движение к устойчивой жизни не регулируется из какого‑то единого центра

Сила этого движения в том, что оно может возникать и распространяться в онлайн-режиме вокруг многих местных событий. Людям легко обмениваться ноу-хау и знаниями посредством интернета, цифровых медиа и соцсетей. Движение к устойчивой жизни не регулируется из какого‑то единого центра. Для этого не требуется «критическая шкала» на глобальном уровне. Многие «капли в океане» могут привести к реальным изменениям — как капля чернил в огромном аквариуме может радикально изменить цвет воды.

P.M.: Можете разъяснить подробнее различие между локализмом и провинциализмом? Как обозначить эту разницу, если речь идет о дизайне?

М. Ш.: Наш мир глобализирован более, чем когда‑либо. Тем не менее, мы являемся свидетелями возрождения локализма. Посмотрите, например, как во многих городах «соседство» (Neighbourhood) снова стало фокусом общественных инициатив. То же происходит и в градостроительстве. К примеру, возьмем тысячи местных фермерских рынков, возникших за последнее десятилетие во многих городах и поселках Америки и Западной Европы. Люди ценят продукцию местного производства и пользуются связями с местными производителями. Но это не означает возвращения к провинциализму маленькой деревни. К примеру, в космополитичном городе, таком, как Нью-Йорк, действуют более 50 фермерских рынков. Мы наблюдаем новую форму космополитического локализма, повышения качества местных связей в новых условиях. Вспомните знаменитый лозунг социальных активистов: «Думай глобально, действуй локально». Назовем его «новым локализмом», который в глобальном мире придает новую ценность местным связям, местным отношениям, местным источникам ресурсов. В эпоху устойчивого развития определение «местный» становится признаком качества, а не только географическим маркером.

Sustanist processes are cyclical: recurrent reusable recyclable

Процессы в сустейнизме цикличны: Рекуррентность, Ремодификация, Рециркуляция

Этот новый локализм также подразумевает новые подходы к дизайну. В «Руководстве по устойчивому дизайну» мы задаем вопрос: «Как мы можем перестроить нашу среду обитания, чтобы улучшить качество, усилить местные связи, углубить местный опыт?». Это подразумевает смещение фокуса с локальных версий глобальных и универсальных решений к местным приоритетам. Устойчивость рождает то, что мы можем назвать «дивидендами близости».

P.M.: Вы могли бы привести яркие примеры Sustainism’а в современном дизайне и архитектуре?

М. Ш.: В основе того, что я называю Sustainist Design, лежит дизайн с атрибутами экологической и социальной устойчивости. Wiki House (wikihouse.cc) — проект лондонской архитектурной группы 00 — это вдохновляющий пример того, как могла бы выглядеть устойчивая архитектурная практика. Это платформа с «открытым исходным кодом» для разработки и создания индивидуальных недорогих домов. Доступ к проектам открыт через интернет. Они будут реализованы местными строителями с использованием местных материалов. Это не столько ориентир, сколько полезный пример. Он демонстрирует нам некоторые ключевые компоненты для практической разработки в области устойчивого развития: совместное использование, открытый исходный код, локальное внедрение, снижение воздействия на окружающую среду, маломасштабность и доступность для граждан, общин и бизнеса.

Модель развития Buiksloterham — уникального района в Амстердаме, который служит живой лабораторией циркулярной экономики. Источник изображения: Metabolic, Amsterdam

Позвольте мне привести еще два примера из Нидерландов. Первый — из области жилищного строительства и городского планирования. Проект Circular Buiksloterham реализуется в северной части Амстердама. Это впечатляющая программа саморазвития граждан, рассчитанная на строительство 3 500 домов на площади в 100 га. Там предполагается создание устойчивого района с нулевыми отходами, который объединит дизайн с использованием устойчивых материалов, 100 % возобновляемых энергетических технологий, замкнутые ресурсные потоки и поддержит местное предпринимательство. Проект реализуется уникальной коалицией, состоящей из групп местных жителей, работающих не только с архитекторами и строителями, а и с кооперативами, энергетическими коллективами, органами власти, научно-исследовательскими институтами, компаниями по управлению отходами, планировщиками.

Ключевым атрибутом, предоставляющим уроки архитектуры в эпоху устойчивого развития, является концепция совместного проектирования

Второй пример — это Luchtsingel в Роттердаме, 400‑метровый пешеходный мост (разработанный ZUS Architects), который был описан как «первый в мире краудфандинговый проект публичной инфраструктуры». Местные жители профинансировали создание деревянных элементов моста и с самого начала участвовали в процессе его проектирования.

Оба этих примера иллюстрируют важность новых практических методов проектирования, в процессе которых инициативы «снизу — вверх» и «сверху — вниз» объединяются для достижения устойчивости. Ключевым атрибутом, предоставляющим уроки архитектуры в эпоху устойчивого развития, является концепция совместного проектирования, когда профессиональные архитекторы и дизайнеры работают с местным сообществом, разрабатывая объекты не «для людей», а «с людьми».

P.M.: Манифест был опубликован в 2010 г. Что вам сегодня хотелось бы в нем изменить?

М. Ш.: Манифест Sustainism провозгласил идею новой культурной эры. Он все еще остается культурным выражением нового этоса. Идеи, которые мы с Йостом Элфферсом представили в виде скетчей в нашем манифесте 2010 г., были замечены и получили широкое распространение. Наши взгляды на устойчивую культурологическую практику в области проектирования стали реальностью во многих областях.

Панорама района Buiksloterham. Зеленые крыши зданий являются частью системы Circular Buiksloterham. Источник фото: Delva (delva. la)

Если бы сегодня я сделал новый выпуск «Манифеста», то уделил бы больше внимания социальным аспектам. Когда мы только начинали развивать идею «культуры устойчивости XXI века», лидировал экологический аспект. Теперь мы пришли к выводу, что «социальная устойчивость» не менее важна. Я считаю, что наиболее успешными примерами действительно устойчивых решений являются те, которые учитывают как экологические, так и социальные аспекты. Использование возобновляемых источников энергии в наших домах зависит от жителей, а также от технологий; сокращение отходов — это не чисто технический вопрос, его можно достичь, только если люди захотят в определенной степени изменить свой образ жизни.

Само название Sustainism говорит о том, что все большее число людей по‑иному видят идеальную среду обитания

P.M.: За минувший век мы, кажется, так и не исчерпали идеи модернизма, а насколько долгой будет эра Sustainism’а?

М. Ш.: Модернистские идеи и модернистские практики не исчезнут за одну ночь. Некоторые из них будут исчезать или смешиваться с новой практикой в области устойчивого развития, например, местные ноу-хау в сочетании с глобальными высокими технологиями. И конечно же, устойчивые подходы будут конкурировать с модернистскими — как локальные устойчивые практики с масштабными и ресурсоемкими.

Следует понимать, что сегодня наша культура находится в процессе перехода. Модернистские производственные практики преобразуются. Мы можем учиться на примерах из истории: так, некоторые газеты, появившиеся в XIX в., сохранились в эпоху интернета, но трансформировались, используя такие приемы XXI в., как онлайн-новости и социальные сети.

Культура — это живой организм, культурные ценности всегда находятся в движении. Но очевиден существенный сдвиг парадигмы, изменение самого представления о том, как мы хотим жить. Само название Sustainism говорит о том, что все большее число людей по‑иному видят идеальную среду обитания. Основываясь на ценностях, которые являются как экологически, так и социально устойчивыми, Sustainism предлагает нам перспективу будущего.

Александр Кучерявый, архитектор

Александр Кучерявый

архитектор, верификатор активных зданий

Новые идеи вдохновляют и пугают одновременно. Так произошло и со мной. Еще студентом я принял решение руководствоваться в своих проектах концепцией устойчивого развития. И вот уже более 10 лет развиваюсь в этом направлении. Поэтому когда в 2014 г. в Милане в мои руки попал манифест Sustainism is the New Modernism, я вдохновился изложенными там принципами, испугался, что это уже реальность и… не купил книгу. И сожалел еще год, периодически вспоминая об этом. Но, видимо, именно такое стечение обстоятельств привело к тому, что сегодня в моем распоряжении все книги автора с его личной подписью, а сам Михил Шварц выступил в Киеве, и сейчас мы вместе работаем над изданием «Манифеста» в Украине. Украинское издание будет особенным. Не буду пока раскрывать всех секретов, но команда работает над уникальным продуктом.

Принципы Sustainism позволяют найти новые подходы в бизнесе, профессиональной практике и могут изменить нашу жизнь и жизнь наших клиентов к лучшему

Sustainism is the New Modernism — новая парадигма для нового общества с новыми ценностями, которые могут сделать нас более счастливыми. Уверен, каждый найдет в этой книге что‑то особенное и вдохновляющее. Приведу пример и начну с себя. Лично меня вдохновляет принцип Sharing (распределения и коллаборации). Я понял, что моя профессиональная продуктивность по проектированию зданий эпохи устойчивого развития, конечно же, ограничена. Но если я поделюсь своими знаниями и опытом в этой области, то таких домов намного быстрее станет гораздо больше. Это я и сделал, основав Active House Academy. Данная образовательная платформа официально поддерживается Active House Alliance со Штаб-квартирой в Брюсселе. В мае этого года моими первыми студентами стали китайские специалисты.

Тем не менее, усилия в плоскости образовательных инициатив в первую очередь я сосредотачиваю в Украине. Так, в Киеве двухдневный интенсив по принципам проектирования Active House прошли 24 архитектора, инженера, частных застройщика и риелтора. Верю в своих студентов и убежден, что уже в ближайшее время они на практике продемонстрируют результаты.