Bento Box в UNIT.City: от zero point к финишу

Дизайн Main Plaza, которая станет центром общественной жизни киевского инновационного парка UNIT.City, призван символизировать дух инноваций и амбиций, характерный для всего мегапроекта. О концептуальных тонкостях проектирования нового общественного пространства PRAGMATIKA.MEDIA рассказал автор дизайна, архитектор и основатель международной студии ландшафтной архитектуры MADMA urbanism+landscape Хироки Мацуура.

PRAGMATIKA.MEDIA: Уже будущей весной мы сможем собственными глазами увидеть результат вашего проектирования в UNIT.City — ландшафт на главной площади. Сейчас у нас есть возможность узнать больше о концепции, идее и есть время, чтобы осмыслить их. Что именно является ключом к «считыванию» ландшафта нового киевского общественного пространства?

Хироки Мацуура: В UNIT.City несколько публичных площадей, расположенных на пересечении улиц в центральной части инновационного парка. Main Plaza станет символическим центром, средоточием общественной жизни в масштабах всего комплекса. Еще до начала нашего участия в проекте было очевидно, что именно это место станет основным для проведения массовых мероприятий. Поэтому я прежде всего продумывал, как создать гибкую платформу, удобную для разнообразных ивентов и множества других функций в будущем. Но и сам дизайн должен отвечать идеологии и амбициозным целям UNIT.City — он не может быть ординарным, просто обязан стать уникальным.

Main Plaza в киевском инновационном парке UNIT.City. Концепция и дизайн: MADMA urbanism+landscape

В плане участок имеет очень простую геометрию, подобную, к примеру, традиционной итальянской площади. Это замкнутое пространство, окруженное домами и, следовательно, ограниченное ими. Но в UNIT.City дома имеют большую этажность, чем в любом средневековом городе. Поэтому и расстояния между ними гораздо шире, что обусловлено противопожарными нормами. Если стоять в центре Main Plaza, у вас не возникает чувства стесненности стенами. Напротив, есть ощущение простора, которое создают расходящиеся от площади улицы. И я подумал: а не слишком ли здесь просторно? Ведь это не центр мегаполиса, не центр Киева, а местная территория, которая должна стать удобной прежде всего для местной общины.

Поэтому мы решили создать более подходящий для таких условий план пространства. Почему бы не окружить площадь символическими, но прозрачными рамками? Для этого мы и скреативили Bento Box. Переосмысление образа традиционной японской коробки для ланча с разными отделениями привело нас к созданию рамки из множества юнитов, которая одновременно является витриной для демонстрации разнообразных растений и, ограничивая пространство, делает его соразмерным человеку.

Bento Box — это переосмысление образа традиционной японской коробки для ланча

Киев — очень зеленый, вписанный в богатую природу город. Здесь так много естественной растительности и лесов вокруг, что жители привыкли воспринимать их как данность. И обычно не слишком задумываются о значимости деревьев и разнообразии растительного мира. А вот нам хотелось бы своим ландшафтным дизайном как раз подчеркнуть их ценность. К тому же сама идея UNIT.City базируется на разнообразии — это место для разных целей и разных людей. «Давайте‑ка сфокусируемся на биологическом разнообразии, подобрав неординарные растения для наших «контейнеров» Bento Box», — подумал я. Каждый из десяти «контейнеров» имеет собственный характер и идентичность. Один будет японский — с сакурами. Другой — украинский, с деревьями, эндемичными для Украины. И так далее. Все в целом можно рассматривать как своего рода музей редких растений. Как витрину, в которой каждое дерево представлено в самом выгодном свете.

Думаю, дети, которые будут расти в UNIT.City, станут настоящими экспертами в ботанике. Так что этот ландшафтный проект имеет еще и образовательный аспект. Мы даем людям новую информацию.

P.M.: Ваша идея с Bento Box весьма оригинальна. Мало кто смог бы спроецировать образ ланч-бокса на публичное пространство. Какова механика вашего креатива?

Х. М.: Моя специализация достаточно уникальна, поскольку я архитектор, но одновременно занимаюсь ландшафтным дизайном. Работаю с планами территорий в несколько гектаров, а иногда проектирую интерьеры для ресторанов. Так что бэкграунд у меня богатый. Часто лучшая архитектурная идея рождается именно в процессе созерцания пейзажа, наблюдения за природой. Или же вдруг возникает отличная ландшафтная идея, когда я занимаюсь дизайном мебели. Разнообразные, часто контрастирующие идеи и воплощения влияют друг на друга. И сегодня я не могу выбрать главное из направлений своей деятельности. Я должен освежать свой мозг, занимаясь работой в разных сферах. Чаще всего идея рождается именно тогда, когда не задумываешься над ней. Если разрабатываю решение, но оно не приходит, то откладываю это занятие и переключаюсь на другое. И обычно через день или два совершенно неожиданно, к примеру, свежая идея вдруг появляется в голове, и далее я уже без проблем могу работать над ней. Не исключаю, что вдохновение приходит ко мне благодаря работе разных мозговых центров, «мускулов».

Прозрачная рама Main Plaza состоит из 10 юнитов — контейнеров с деревьями и многолетниками. Концепция и дизайн: MADMA urbanism+landscape

P.M.: Именно так и произошло в случае с UNIT.City?

Х. М.: Случай с UNIT.City по‑своему уникален, и рассказ об этом может вам показаться несколько сентиментальным. Я приехал в Киев с другой целью, но менеджеры UDP узнали, что я в Украине, и пригласили меня посетить UNIT.City, чтобы показать, как развивается инновационный проект. На тот момент считалось, что Main Plaza уже спланирована. Меня попросили прокомментировать мастер-план. Без всякой задней мысли я сделал несколько замечаний. Когда прощались, представители UDP поблагодарили меня и выразили надежду на дальнейшее совместное сотрудничество. Это обычные вежливые фразы, и я не предполагал, что последует продолжение. Через неделю мне позвонили из UDP и спросили, готов ли я поработать над этой локацией и подать предложения в течение недели? Работы на главной площади были практически завершены, и обычно никто не берется за перепроектирование на таком этапе. Но я все же решил рискнуть — пусть это будет моей добровольной инвестицией. Быстро набросал скеч и отправил заказчику. Было неожиданно, когда в UDP решили отменить уже утвержденный проект и начать все с чистого листа. С zero point.

P.M.: Но в октябре вы приехали в Киев не только ради авторского надзора за работами на Main Plaza?

Х. М.: Сейчас, когда Main Plaza уже практически готова, пришло время работать над следующим проектом. «Бизнес-Парк» — это еще одно публичное пространство UNIT.City с гораздо большей территорией. Мы были приглашены на конкурс, выиграли его, и я уже представил финальную презентацию. Новый ландшафт будет радикально отличаться от того, что мы создали для главной площади.

Если Main Plaza спроектирована как чисто урбанистическое пространство, то характер «Бизнес-Парка» будет совершенно иным, гораздо более «диким». Если мы посмотрим в интернете, как обычно выглядят центры деловых районов, то увидим бесчисленное количество картинок офисных зданий с редкими деревьями между ними и людьми на скамейках. Это обычный городской пейзаж, который вы никогда не спутаете с натуралистичным, природным. Я хочу сделать все наоборот. Возможно, прозвучит курьезно, но сегодня лучший способ создать «Бизнес-Парк» — это сделать так, чтобы он выглядел совершенно неделовым. Неформальным. Люди, чинно сидящие на скамеечках, — уже скучно.

Ландшафт Main Plaza — витрина, в которой каждое дерево представлено в самом выгодном свете

Из-за пандемии все мы находимся в стрессе. И чем больше стрессов, тем выше потребность в общении с природой. Горожане не могут дождаться субботы, чтобы выехать на озеро или в лес. Если с погодой не повезло, то им придется ждать следующих выходных. Поэтому люди нуждаются в контакте с природой в рабочее время. Чем усерднее и напряженнее вы работаете, тем больше природы вам необходимо. Поэтому наш проект можно воспринимать как призыв: забудьте о стереотипах в отношении бизнес-парков. Необходимо привносить больше дикой, непослушной природы в бизнес-среду.

Если вы посмотрите на наш новый дизайн, то, возможно, сочтете его немного безумным. Ранее никто не мог представить нечто подобное в деловой среде. Но на данный момент нашему клиенту идея очень нравится. А для нас ее успешная реализация — новый вызов. В отличие от Main Plaza, которая расположена на грунте, что благоприятно для деревьев, территория «Бизнес-Парка» находится на крыше подземного паркинга. И для того чтобы воплотить наши идеи, нужны сложные инженерные решения. Существует множество проверенных технологий, но в Киеве в крупном масштабе ничего подобного еще не реализовывали. Джунгли над паркингом? Серьезно? Почему бы и нет?

Рамка из юнитов с растениями ограничивает пространство, делая его соразмерным человеку

P.M.: Проект Main Plaza вы реализовывали совместно с украинской компанией Beloded Landscaping. Насколько плотным было соавторство с локальным партнером и почему из киевских ландшафтных архитекторов вы выбрали именно Людмилу Белодед?

Х. М.: Я хотел работать с человеком, которому действительно могу полностью доверять. Главное для меня — это личность партнера, но не менее важны и его профессиональные качества. Я убедился, что Людмила Белодед обладает глубокими знаниями о современных подходах в проектировании и о самих растениях. Не менее важно то, что у нас совпадают вкусы! Какое именно дерево выбрать, что именно кажется красивым, а что нет… Она так же, как и я, увлечена эстетикой японского сада. Часто мы одновременно вслух восклицали: «Вот это дерево прекрасно!»

И после совместного опыта работы над Main Plaza и близкого общения я могу уверенно сказать: это тот человек, который идеально подходит мне для сотрудничества. И я рад, что оно продолжится в работе над новым проектом, «Бизнес-Парком».

Рамка из юнитов с растениями ограничивает пространство, делая его соразмерным человеку

P.M.: Как вы разделяете ответственность в креативном и техническом смысле?

Х. М.: Наши роли в проектах над Main Plaza и «Бизнес-Парком» четко разделены. Мы полностью, на 100 % отвечаем за дизайн — это наша компетенция. А партнеры Beloded Landscaping помогают нам воплотить идеи благодаря знанию местного законодательства, материалов, опыту работы с подрядчиками. Когда ты работаешь в другой стране, всегда необходимы местные партнеры, которые погружены в контекст. И конечно, я часто консультировался с Людмилой, поскольку у нее большие познания в дендрологии и богатый опыт. Людмила — своего рода амбассадор природы, она старается показать всю красоту и разнообразие этого мира людям. Что полностью отвечает моим интересам.

Основатель студии MADMA urbanism+landscape Хироки Мацуура и шеф-редактор PRAGMATIKA.MEDIA Константин Ковшевацкий. Фото: Максим Дробиненко

Напомню историю о легендарном ландшафтном бразильском дизайнере Роберто Бурле Марксе, столь же известном, как Оскар Нимейер, поскольку каждый знаменитый архитектурный проект Нимейера окружен ландшафтом от Маркса. Юность бразильского дизайнера прошла в Европе. Это близко мне, потому что я японец, но не живу в Японии. Такие люди обладают способностью объективно оценивать преимущества той или иной страны, мы всегда смотрим как бы немного со стороны. И когда Бурле Маркс вернулся в Бразилию, он стал настоящим новатором в ландшафтном дизайне, человеком, который заново открыл всю прелесть и ценность бразильских эндемиков. Он искал в джунглях редкие многолетники и деревья, затем выкупил бывшую банановую плантацию на склоне горы и превратил ее в питомник, в котором собрал тысячи декоративных тропических и субтропических растений. Впоследствии он завещал Sitio Burle Marx правительству, и теперь каждый может приехать в Бразилию, посетить его сад и дом, увидеть ботаническую коллекцию, собранную Марксом, и сорта, которые он вывел самостоятельно.

Я рассказал эту историю, чтобы напомнить: обычно люди не ценят то, что имеют. Бурле Маркс создавал потрясающие ландшафты из местных растений, которые до него никто не использовал в городском озеленении. По сути, он открыл людям глаза на то, что их окружало. И у нас с Людмилой Белодед общее мнение, что мы не должны пытаться поразить людей какими‑то экзотами. Наша роль заключается в том, чтобы в самом выгодном свете представить знакомые, но недооцененные растения.

Растения и красивые ландшафты оказывают множественный эффект, в том числе психологический

Использование деревьев-крупномеров позволит сразу придать ландшафту проектный вид. Концепция и дизайн: MADMA urbanism+landscape

P.M.: Тему нашего тома мы сформулировали как «Градус благополучия». Как, по вашему мнению, изменились представления о личном и городском благополучии в мире, переживающем пандемию?

Х. М.: Я считаю, что пандемия пока не принесла нам ничего нового. Она просто напомнила о множестве важных вещей. Когда‑то люди ели руками, но эпидемии заставили их использовать нож и вилку. Множество культурных преобразований свершилось благодаря опыту, полученному во время пандемий. И часто эти глобальные потрясения ускоряли прогресс. Сегодня люди преимущественно работают не в отдельных кабинетах, а в опенспейсах. Money talks — строить опенспейсы. Но иногда вы хотели бы иметь возможность поработать на природе. И теперь многие деловые встречи часто так и проходят — на открытом воздухе. Вы можете взять с собой мобильный гаджет и провести совещание прямо из парка. Невысказанное ранее желание сегодня стало требованием времени. Если мы говорим о квартирах, то вы знаете, что люди всегда любили открытые балконы или террасы, а теперь их наличие превращается в необходимость. Так что множество тенденций из‑за COVID-19 уже получили ускорение. А растения и красивые ландшафты оказывают множественный эффект — не только биологический или экологический, а и психологический. Если люди украшают свое жилье красивыми комнатными растениями, они делают это не потому, что беспокоятся об экологии. Прежде всего они заботятся о своем психологическом благополучии. Да и вообще потенциал озеленения неимоверный! Архитектура никогда не могла соперничать с природой. И хотя озеленение городов имеет долгую историю, пандемия сделала его роль очевидной.

Наша задача — одновременно облегчить контакт между людьми и сделать его безопасным

P.M.: Что мы должны или можем сделать, чтобы повысить уровень благополучия наших городов?

Х. М.: За несколько месяцев мы так и не привыкли к изоляции. Это подтверждает, что для счастья недостаточно виртуального, цифрового мира. Нам необходим физический контакт и личное общение, однако на первый план выходит задача защитить друг друга. Поэтому для дизайнеров и архитекторов крайне важно помнить, что при создании публичного пространства необходимо продумывать концепцию с точки зрения безопасности. Наша задача — одновременно облегчить контакт между людьми и сделать его безопасным. Если вы проектируете ресторан, то надо предусматривать несколько сценариев: работа в обычное время, в период эпидемии, в постэпидемический период. Необходимо продумать, как сократить количество посадочных мест, увеличив дистанцию, чтобы ресторан продолжал работать. Гибкость всегда была предпочтительным качеством проектов, но теперь это превратилось в вопрос острой необходимости. Теперь безопасность стала ответственностью архитекторов, чего никогда не было ранее. Но сегодня это новый стандарт.

Пространство Main Plaza позволяет легко соблюдать безопасную дистанцию между людьми. Концепция и дизайн: MADMA urbanism+landscape

P.M.: Ваши проекты в UNIT.City, в том числе и Main Plaza, которая была спланирована еще до пандемии, отвечают этому стандарту?

Х. М.: Наш новый формат, который мы создали для Main Plaza, стал как раз еще более актуальным из‑за COVID-19. Это пространство позволяет легко соблюдать дистанцию между людьми. И при этом оно насыщено множеством разнообразных растений. А следующий паблик, «Бизнес-Парк», — это не просто инновационная идея. Проект словно отражает нынешнюю ситуацию и является прямым сигналом о том, что люди нуждаются в новой рабочей обстановке. Именно такими будут рабочие пространства будущего.

 

Беседовала: Надежда Богатая

 

А о специфике и опыте коллаборации с Хироки Мацуура в работе над новым киевским пабликом Main Plaza PRAGMATIKA.MEDIA пообщалась основатель бюро Beloded Landscaping, действительным членом Society of Garden Designers (SGD) и членом правления Гильдии ландшафтных архитекторов Украины (GLAU) Людмилой Белодед.