Архитектура и демократия

 

Ты обыватель и хочешь поспорить с архитектором? Предъяви фотографию своего собственного интерьера! Ты архитектор, спроектировавший уродливое здание? Вон из города! Вся градостроительная власть — властям? Ольга Чернова развенчивает демократические мифы и объясняет, каким образом посредственность одних и слабость других может испортить даже самый прогрессивный архитектурный проект.

 

Ольга Чернова, главный архитектор проектов компании archimatika

Чтобы определить плоскость демократии в архитектуре, необходимо взять три точки, которыми эта плоскость задается:

Народ (граждане, горожане, живущие в городе) за свой счет организуют, покупают архитектуру частного пространства и сбрасываются налоговыми отчислениями, чтобы профинансировать архитектуру общественных пространств.

Для правильного расходования бюджета, в том числе для создания общественных пространств, нанимается власть. Для правильной и актуальной организации общественного и частного пространства нанимается архитектор.

Чтобы определить плоскость демократии в архитектуре, необходимо взять три точки, которыми эта плоскость задается

В идеальном демократическом обществе все горожане ответственно заботятся о своем городе и о его лице — архитектуре.

Однако в реальности приходится с сожалением констатировать, что значительной части горожан архитектура нужна только в плоскости тоски по утраченному или мечты о несбыточном. В настоящем же обремененные неорганизованным бытом и финансовым дефицитом сограждане не способны поднять голову достаточно высоко, чтобы своими реальными действиями позитивно влиять на архитектурный облик города. И застекляют балконы! И вешают кондиционеры! И плетут из колючей проволоки и других подручных средств заборы вокруг дворов своих многоквартирных домов! И покупают квартиры в домах уродливых, потому что дешевых. И дешевых, потому что уродливых. И потом протестуют против строительства дома на соседнем участке, даже если его архитектура намного лучше того, в котором они сами живут!

Согласно демократической логике, именно народ, электорат — источник властных полномочий. Но честно и откровенно: вы готовы доверить всем этим остекляльщикам и самостройщикам, огораживателям и инвесторам бетонных монстров судьбу и облик города? Чтобы они своим количеством голосов определяли на общественных слушаниях, митингах и других процедурах демократического волеизъявления, быть или не быть архитектурному объекту? И каким ему быть?

Лично я — нет!

Хочешь поучаствовать в общественных слушаниях по архитектурному вопросу? Выйти на митинг? Подать петицию со своими соображениями по застройке? Рассказать в социальных сетях, каким именно должен быть созданный за счет налогов городской парк? Предъяви «справку» о том, что твой балкон не застеклен, твоим кондиционером не испорчен фасад, а построенным на твои инвестиции домом не изуродован город! Хочешь порассуждать о стилистике предложенного архитектором экстерьера? Предъяви фотографию своего собственного интерьера!

Фото: Юрий Ферендович

И, поверьте, после такой чистки эфир общественных прений по архитектурным и градостроительным вопросам вмиг станет конструктивным и осмысленным, а значит, общественный заказ на работу архитектора может быть донесен до него без обязательной чистки авгиевых конюшен злобных бессмыслиц!

Конечно, архитекторы также должны нести ответственность за свою деятельность.

И тот, кто своим проектом, даже созданным под брендом no-name, испортил город, — так же, как и купивший в этом проекте площадь, и, конечно, застройщик, должны ее разделять.

Причинившего зло древнегреческому полису изгоняли из города. И сегодня архитектора и застройщика, принесших городу зло, тоже стоит изгонять!

И, как я писала в прошлой своей статье, архитекторам отнюдь не стоит пытаться навязывать горожанам то, что противоречит их образу мысли и стилю жизни. Архитектор должен слышать горожан, иначе рискует быть изгнанным.

Архитекторам отнюдь не стоит пытаться навязывать горожанам то, что противоречит их образу мысли и стилю жизни

Следующий участник демократического треугольника — избираемая народом власть. Любопытно, что последние 30 лет киевской муниципальной демократии каждая следующая каденция оставляла за собой все меньше реальных полномочий. В частности, роль власти в архитектуре Киева с момента заката советского проекта снизилась со 100 % до 0 %! Этот факт, пожалуй, достоин оказаться в ряду исторических парадоксов. В этот период взросления муниципальной власти мы стали свидетелями стремительного пике одного поколения от одного полюса абсурда к другому: от абсолютной власти и принятия ею всех архитектурных решений до полнейшего ее самоустранения от какого бы то ни было влияния на архитектурную политику!

Да, я считаю, что городской власти необходимо вернуть право проводить городскую архитектурную политику. И да — если недостаточно «градостроительных мозгов» (пока?), чтобы сформировать правила застройки для каждого участка городской территории, единственным способом реализации политики являются решения главного архитектора города по каждому конкретному проекту. При необходимости опирающиеся на мнение градостроительного совета. И в этом нет никакого ущемления прав частного застройщика и творческой воли нанятого им архитектора. Простая логическая цепочка:

  • Земля в чьей собственности? Городской общины. Застройщикам она передается в аренду.
  • Сдавая в аренду свою квартиру, вы ведь не позволите арендатору переделывать ее без вашего согласия и согласования проекта? Почему же тогда на взятой у горожан в аренду земле можно строить все что угодно никого не спрашивая?
Фото: Vlad Pyatigor / Unsplash

Конечно, если у вас в собственности сотни квартир и вы так организовали свой бизнес, что арендатору, желающему переделать жилье, предоставляются подробные правила того, что можно, а что нельзя делать — отлично! Но если у вас такой инструкции нет, разве вы лишаетесь права указывать арендатору рамки дозволенного и запрещенного в вашей квартире?

Отсутствие толковой градостроительной документации не освобождает городскую власть от прав и обязанностей по проведению архитектурной политики в городе.

А если посмотреть шире — насколько вообще демократическая форма организации общества благоприятна для развития архитектуры? Если разобраться, подавляющее большинство памятников архитектуры созданы при авторитарных правителях. И, кстати, это ничуть не смущает миллионы туристов с демократическими взглядами, которые ежегодно ездят смотреть Великую Китайскую стену, египетские пирамиды, Пантеон, Париж Османа и Версаль. Значит ли это, что архитектура расцветает при авторитарных режимах и вянет при демократическом?

Да, нередко так и бывает. Но как же Парфенон? Как же в древних Афинах, колыбели демократии, еще менее совершенной, чем нынешние «демократии развивающиеся», получилось создать архитектуру такого уровня, который не удалось превзойти за последующие две с половиной тысячи лет ни архитекторам монархий, ни республик, ни теократий, ни империй, ни партократий, ни демократий? Если проследить путь создателей Парфенона, архитекторов Иктина и Каликрата, и заказчика, демократически избранного градоначальника Перикла, мне кажется, можно сделать вывод, что вовсе не в демократии или автократии дело. Архитектура — игра сильных и талантливых личностей. Без привязки к убеждениям и верованиям, полу, возрасту, национальности или любым другим характеристикам.

История каждой из известных нам цивилизаций заканчивалась торжеством посредственности, чтобы потом на обросших трущобами руинах зарождалась новая цивилизация

Посредственность, безвольная и не одаренная от природы чувством вкуса и умом, не способна создать настоящую архитектуру — не только в роли архитектора, но и в роли заказчика, как частного, так и общественного, муниципального или государственного, и в роли организатора строительного процесса.

Посредственность — враг архитектуры, потому что порождает посредственную архитектуру, которая уже не может архитектурой называться. Ирония в том, что, с другой стороны, посредственность и является основным потребителем архитектуры! Просто потому что посредственных людей значительно больше, чем талантливых. Выходит, можно сказать, что архитектура — это миссия талантливых организовывать пространства для жизни бездарных. И основное условие успеха миссии — близко не подпускать «основного потребителя» к процессу!

Социальные иллюзии и мифы, а также порожденные ими варианты организации общества сменяют друг друга, а архитекторы, принципиально ничем не отличаясь от древнейших коллег из Афин, Мемфиса, Вавилона и даже окрестностей Стоунхенджа, продолжают свой сизифов труд: ищут среди авантюристов, которым тем или иным способом удалось дорваться к власти распоряжаться ресурсами, достойных быть партнерами и заказчиками для создания архитектуры. Сизифов — потому что история каждой из известных нам цивилизаций заканчивалась торжеством посредственности, чтобы потом на обросших трущобами руинах зарождалась новая цивилизация, развитие которой обеспечивали новые таланты.

«Как и все создания вселенной», посредственные вандалы, конечно, тоже нужны: на виражах истории они расчищают пространство для нового. Но каким‑то образом эта встроившаяся в плоскость деятельности архитектора посредственность близка к абсолютному злу. В демократическом обществе посредственность встраивается, конечно же, в тени «воли большинства». В авторитарном — прячется в тени «великих указаний великого авторитета». И в том и в другом случае, встраиваясь в чужие тени, посредственность наполняет своей унылой серостью реализацию чужих замыслов, и если не мешать — может полностью их подменить.

Фото: Юрий Ферендович

Демократия — это миф. Как коммунизм, рыночная экономика и второе пришествие.

Все эти мифы выражают цель, скрывающуюся в тумане гипотетически достижимого, но не констатируют действительность. Как в мифе о полете Икара: ВОЗМОЖНО, человек мог бы сделать крылья, и ВОЗМОЖНО, полетел бы к солнцу, и ВОЗМОЖНО, на подлете к солнцу стало бы так жарко, что, ВОЗМОЖНО, крепления конструкции его крыльев расплавились бы и он упал вниз на землю.

Так и миф о демократическом управлении в обществе: ВОЗМОЖНО, граждане могли бы быть настолько мудры, сознательны и ответственны, что, ВОЗМОЖНО, смогли бы выбрать из своих рядов самых достойных, мудрых и ответственных, чтобы, ВОЗМОЖНО, выбранные достойные осознали все чаяния, потребности и обязанности граждан (как указывалось выше, мудрых, сознательных и ответственных) настолько глубоко и полно, чтобы, ВОЗМОЖНО, нашли пути их реализовать!

Да, если так посмотреть, демократический миф еще мифологичней, чем икаровский!

Немудрые и безответственные граждане выберут самых заядлых брехунов, которые нальют им в уши больше сладких иллюзий

Чтобы нагнать демократию, Икару надо было бы долететь до солнца, открыть в нем дверцу и обнаружить там Грааль! В реальности же во всех вариациях демократии — от античной до «развивающейся» и даже «развитой» — граждане в своем подавляющем большинстве НЕ МУДРЫ и НЕ ОТВЕТСТВЕННЫ, а в результате НЕ СЧАСТЛИВЫ (просто потому что природа создала большинство людей неспособными подолгу результативно думать, принимать на основании этих размышлений решения, а потом отвечать за них). Выбранные немудрым и безответственным решением граждан политики не могут быть самыми достойными (немудрые и безответственные граждане выберут самых заядлых брехунов, которые нальют им в уши больше сладких иллюзий). А дальше еще веселее! Мало того, что недостойные политики не в состоянии осознать чаяния, потребности и обязанности граждан, так и немудрые и необязательные граждане не в состоянии даже в мыслях своих все это сформулировать!.. Но даже если «монетка станет на ребро» и просветлившиеся вдруг граждане «все поймут», реализовывать все равно будет некому! Выбранные ранее политики умеют только врать! И чем оборачивается демократический миф в реальности?

Сменяющимися выборными куклами брехунов, за ширмой демагогии которых скрываются не особо меняющиеся от выборов к выборам иерархии бюрократов.

Вот кстати! Слово «бюрократ» — устаревшее, из бумажной эры, когда администраторы, сидя за бюро, перекладывали бумаги. Администратора, размещающего свой документ с цифровой подписью где‑то в облачных хранилищах, «бюрократом» уже не назовешь. А нового слова нет. «Дигиталкрат»? Вот в чем на самом деле достижение демагогической ширмы — нас так заболтали, что даже слова нет актуального. На самом деле авторитарный политик функционально точно такая же ширма, скрывающая за своей демагогией иерархию бюрократов.

Фото: Олег Гувелякин / Wikipedia

Если отбросить социальные мифы и производные иллюзии, что же важно для успеха архитектуры и вашего собственного успеха, архитекторы? Важно, чтобы талантливые и сильные личности последовательно убирали из бюро-(дигитал)-кратической административной системы посредственный балласт! И, по крайней мере, с точки зрения туристов, что через десятки или сотни лет приедут восхититься вашими произведениями и которым совершенно не важно, будет этот посредственный балласт удален демократическим или авторитарным методом!

 

/Материал опубликован на страницах #29 тома PRAGMATIKA.MEDIA/