Алессандро Мендини. Идеология дизайна. Вчера, сегодня…завтра

Надежда Богатая / Uncategorized /

«Протагонист современного дизайна», «дизайнер-постмодернист», «теоретик и идеолог дизайна», «нонконформист», «радикальный авангардист» — такие определения вы встретите рядом с его именем, когда будете изучать информацию о нем в разных источниках. Вряд ли он сознательно стремился соответствовать одному из них, скорее просто делал то, что считал нужным и правильным. 18 февраля не стало великого итальянца Алессандро Мендини.

Поначалу он даже не хотел быть архитектором или дизайнером. Сколько помнил себя, любил рисовать. «Все детство я был окружен искусством: мое отношение к миру формировалось цветом, формой, знаками, которые я считывал с полотен великих мастеров. Я наслаждался запахом масляной краски. Весь Милан был для меня как одна большая картина. И, возможно, это ощущение детства я пронес через всю свою жизнь», — вспоминал мастер. Когда он изучал архитектуру в Миланском политехе, понял, что предпочитает живопись и комиксы: художники ему были ближе чем архитекторы. «Да, мои ориентиры — не дизайн, а живопись. Дебер, Кандинский или чехословацкий кубизм. Я родом из современной живописи». Свидетельством тому служат даже названия его работ — легендарное кресло Proust или диван Kandissi.

Кресло Proust, Studio Alchimia, дизайн Алессандро Мендини, 1978 г. Экспонат Музея дизайна Vitra

Все свои 87 лет жизни он не переставал думать о человеке, понимая его как «тело, душу и дух» (этот взгляд перекликается с философским учением о трихотомии — духе, душе и теле) и всегда ставя человека в центр любого своего проекта — задолго до появления модного сегодня тренда человекоориентированности. Так он пришел к определению предмета как элемента, способного не только выполнять свою функцию, но и приносить удовольствие: эстетическое, моральное — любое, а пространства — как психологического измерения тех, кто его населяет.

Диван Kandissi, Studio Alchimia, Алессандро Мендини,1978 г.

Именно с подачи Мендини в наш лексикон вошло такое понятие как антидизайн, а сам дизайн впервые стали рассматривать с эмоциональной точки зрения. Его теория родилась благодаря отчаянной полемике с модернистами, поставившими во главу угла функцию. Мендини же утверждал и доказывал своими работами, что важна не только она.

«И архитектура, и вещи должны разговаривать с людьми», — Алессандро Мендини

Он полностью перевернул сложившуюся парадигму проектирования и сумел увлечь своими идеями как руководителей фабрик, например, Alessi и Bisazza, так и своих коллег — Роберта Вентури, Этторе Соттсасса, Акилле Кастильони, Риккардо Далиси (взять, к примеру, их совместный проект Casa della Felicità («Дом счастья») для семьи Алесси в деревушке Оменья), и даже «соблазнил» ими директора Гронингенского музея в Нидерландах, убедив того построить новое красочное крыло. Так появилось целое движение «радикального дизайна», в котором он играл ключевую роль, а в конце 70-х — творческое объединение «Алхимия», организованное с Соттсассом и другими единомышленниками, откуда позже выйдет легендарная группа «Мемфис», которую возглавит уже сам Соттсасс.

Гронингенский музей в Нидерландах, 1994 год. Проект разработан Алессандро Мендини в соавторстве с Филиппом Старком и компанией Coop Himmelblau

Дизайн он всегда рассматривал как философскую категорию, применяя к нему мультидисциплинарный подход. Он считал его средоточием всего, поэтому часто проводил в своих работах параллели с искусством, нередко китайским, изучал историю, культурологию, читал философов. По названиям созданных им вещей легко проследить увлечения мастера. Например, в коллекцию Mendinismi вошли крупные вазы и тарелки красивых оттенков «Дидро», «Руссо», «Хунан». А его литературные и теоретические изыскания привели к тому, что он стал главным редактором Casabella, Domus и основанного им Modo.

Скетч Алессандро Мендини, датированный 2006 годом. Надпись гласит: «Я не архитектор — я дракон»

Огромное влияние на его становление как автора оказала эпоха 50-х. Открыв в 1989 году вместе с братом собственное мастерскую Atelier Mendini в Милане, он начал с редизайна повседневных предметов того времени, «переводя» их на ироничный, забавный, игривый язык, далекий от привычных риторических аллюзий. Они стали символом трансформации привычных каждодневных действий в элемент игры и радости.

Штопор Anna G. дизайн Алессандро Мендини для Alessi

В последнее время сетовал, что итальянский дизайн стал поверхностным, сосредоточенным лишь на поиске новых материалов и технологий. «В нем много логики и мало души», — говорил Мендини. Он был уверен, что изменить ситуацию может только обновление дизайна посредством некой «шоковой терапии»: следует критически пересмотреть само понятие дизайна и связано это должно быть, по его мнению, не с формой или стилем, а именно с его сущностью.

Настольный светильник Campanello, дизайн Алессандро Мендини для Ramun. 2016 г.

Интересно, что за свою более чем 60-летнюю карьеру Мендини спроектировал не так уж много интерьеров, хотя считал это важным моментом: «Любой интерьер состоит из комнат, а каждая комната – психологическое пространство, тесно связанное с человеком. Между ним и наполнением этого пространства должна обязательно возникать симпатия. К этому я стремился и тогда, когда оформлял отель Byblos Casa в Вероне. Там удалось создать абсолютно волшебную атмосферу, которую чувствуют даже те, кто приезжает всего на пару дней».

Рабочая куртка с разноцветными пистолетами для Supreme. Мендини придумал ее в 2016-м, в год своего 85-летия

Идеи Алессандро Мендини были поэтическим выражением свободы, экспериментом, освобождением от общих ожиданий. Для будущего дизайна он видел открытый ландшафт, в котором не было бы никакого программирования, следов искусственного разума или предопределения, с одной лишь константой: проектировать вещи так, чтобы они «находили друзей», катализировали внимание и трогали сердце потенциальных пользователей.