Александр Шепель: лондонский воздух, магический шкаф и маленький самолет

Мария Голубка / Персона /

Украинской мебельной фабрике Shepel Furniture в 2020 году исполнилось пять лет. К своему первому юбилею компания успела заявить о себе участием в престижных международных выставках, успешным экспортом продукта в Европу и США и не только… Исследуя феномен стремительного развития и успеха компании, говорим с ее основателем Александром Шепелем.

Десять лет назад, когда утро молодого амбициозного архитектора Александра Шепеля начиналось с рассвета в собственном офисе, чашки крепкого кофе, монитора с чертежами и аудиолекции Фрэнка Ллойда Райта, он размышлял о том, как однажды выйдет на проектирование международного уровня, сделав своей путеводной звездой следующее заключение: «Все, что с нами происходит, происходит именно тогда, когда мы к этому готовы». Сегодня день Александра нередко начинается с пробежки в Гайд-парке, хорошей книги и вдохновляющей прогулки улицами Лондона, который недавно стал для него вторым родным городом. Трансформации из Тогда в Сейчас сопутствовал стремительный профессиональный рост и появление нового направления в работе — мебельного производства.

Александр и Алена Шепель

«Мы себя не любим», — так о перманентном состоянии поиска и развития Александр говорит уже с позиции руководителя фабрики Shepel Furniture, которой в этом году исполнилось пять лет. «Почему же не любите?» — задаемся вопросом мы. Ведь за короткий промежуток времени компания успела доказать, что украинский продукт может быть красивым, качественным, конкурентоспособным, а его производство — результатом вдумчивого и осмысленного труда.

Заявив о себе на престижных международных выставках, таких как Maison&Objet в Париже (Франция), Decorex, London Design Week, Focus, Masterpiece, DENFAIR в Лондоне (Великобритания), компания Shepel Furniture задала себе высокую планку и таким образом наметила траекторию дальнейшего пути развития. Сегодня фабрика, основанная супругами Александром и Аленой Шепель, включает штат порядка 40 работников, который планируется расширить до 300 сотрудников. В арсенале компании уже создана целая экосистема объектов, с помощью которой можно обеспечить полную комплектацию интерьера. Это корпусная, мягкая и кухонная мебель. В последней сфере выполнено огромное количество наработок, которые в ближайшее время фабрика воплотит в жизнь. Несмотря на то что производство Shepel Furniture расположено на территории Украины, основная масса заказчиков находится далеко за ее пределами: география продаж и реализованных интерьерных проектов охватывает нашу страну, Европу, территорию США, а в последнее время появился ориентир и на Азию.

Апеллируя к тому факту, что большинство известных мебельных брендов с вековыми историями возникли на базе мелких ремесленных мастерских, где опыт передавался от деда к внуку, задумываешься о феномене Shepel Furniture. Когда пятилетняя семейная компания не имеет мощных историко-культурных корней, да и на территории отечества едва ли удается отыскать большого учителя ремесла, возникает простой и очевидный вопрос: как? Каким образом молодой украинской фабрике удается вести успешный экспорт и отвечать высокому уровню запросов, чтобы быть представленными на одной площадке с легендарными в мире дизайна брендами?

 

Визуализация мечты и красивые вещи

Возможно, ключ успеха как раз и кроется во фразе Александра: «Мы себя не любим». Постоянная саморефлексия, совершенствование, работа над собой, беспощадная критика уже реализованных шагов, желание учиться дальше и смотреть по сторонам — это и есть для компании Shepel Furniture проявление той самой «нелюбви к себе». Но, как известно, творчество буквально невозможно без страсти к своему делу — без той движущей энергии, которая и наполняет процесс созидания смыслом, отличающим банальное физическое производство от подлинного искусства. В чем выражается эта движущая сила и каков механизм, приводящий в действие эфемерную идею в реальность? Об этом и беседуем с основателем компании Александром Шепелем.

Фото: Simone Hutsch | Unsplash

Сам Александр не называет себя ни дизайнером, ни архитектором, ни «не дай бог, мебельщиком», избегая любых ярлыков. «Я просто люблю красивые вещи и мне нравится их создавать», — так одной из первых фраз в интервью с PRAGMATIKA.MEDIA он задал вектор диалога, определив формулу своей страсти.

Появление мебельного бренда Shepel Furniture является не продолжением ремесленного производства, как уже отмечалось раннее, а новым этапом применения собственных наработанных знаний и опыта в предшествующем проектировании. Сначала получив архитектурное образование, затем развиваясь в архитектурных бюро, Александр открывает собственное дело и занимается частной практикой преимущественно в сфере индивидуального жилья. Уже тогда, работая с пространством, Александр воспринимает этот процесс как визуализацию мечты, создавая для заказчика ту реальность, в которой хотел бы оказаться сам. «Мы не просто делаем интерьеры или мебель, — рассказывает Александр. — Мы создаем образ жизни. Элегантный, изысканный, красивый»…

Проектирование для Александра — это не только грамотная профессиональная деятельность, выраженная в техническом мастерстве. Это художественный акт в попытке зафиксировать красоту и совершенство окружающего мира. Миссия художника заключается в том, чтобы уловить эту красоту и через свою работу, в чем бы она ни выражалась, создать иной мир, особую атмосферу. Говоря языком Хемингуэя, это «праздник, который всегда с тобой», смотря глазами Паоло Соррентино — это La grande bellezza с кадрами величественной архитектуры, щедрых пейзажей, роскошных автомобилей, обаятельных и умных людей.

«Мы создаем образ жизни. Элегантный, изысканный, красивый»

Shepel Furniture, VIVID COLLECTION, lounge chair

Примерно десять лет назад герой нашей истории был ослеплен впечатлением от Нью-Йорка. «Я будто попал на другую планету, — вспоминает Александр. — Во время посещения экспозиции древнего оружия в Метрополитен-музее я увидел эти самурайские мечи и всерьез задумался о том, сколько труда и усилий требует изготовление любой вещи, которой может впоследствии восхищаться весь мир». И он неоднократно обращается к этому эпизоду в памяти как к ориентиру на высочайший уровень работы. Сегодня Александра вдохновляют и другие любопытные вещи: «Я все чаще задумываюсь о том, как было бы здорово научиться водить маленький самолет… А еще недавно я посмотрел фильм о дизайнере и модельере Ральфе Лорене. Меня волнуют истории о великой мечте. Мы ведь тоже создаем Мечту, своим примером вдохновляем клиентов на стремление к более высокому качеству жизни».

К слову, еще будучи подростком, Ральф Лорен уже отчетливо понимал, что хочет быть миллионером. И первым шагом к красивой жизни, о которой мечтал будущий модельер, стала для него покупка английского классического костюма-тройки, на который он так долго копил.

Формирование пространства для жизни — это важный шаг, приближающий его владельца к реализации мечты

Проекты Александра Шепеля транслируют идею о том, что формирование пространства для жизни — невероятно важный шаг, приближающий его владельца к мечте, к реализации всех задуманных желаний. Эталонный интерьер — это не красивая картинка, а способ существования в комфортной среде, где каждая вещь не является случайной, где человек может раскрыть свой потенциал, быть в гармонии с собой, уделять время своим личным ритуалам, проявлять свою индивидуальность, ценить вещи, выполненные с удивительной точностью и хорошим вкусом, вещи, которые остаются в семье на века. Это место, где все продумано до мелочей, где каждый предмет несет свою миссию и говорит с хозяином. Как в создании кинокартины, здесь важно понимание ракурса и композиции, в которой выверены пропорции и оси, геометрия и воздух. Это почти музыка!

Фото: Мария Голубка

Такую философию и такой подход к проектированию Александр формировал через любовь к классике, воспитывая вкус на базовых, архетипических вещах, изучая законы античной архитектуры и по‑своему их интерпретируя в современных интерьерах. Поэтому американская классика, вобравшая в себя наследие различных европейских культур, локальной специфики и оригинальных составляющих, стала для него примером эстетического совершенства, правда, уже без резкой экстравагантности, присущей таким гранд-дизайнерам эпохи, как Элси де Вольф, Систер Периш и Дороти Дрейпер.

 

Бескомпромиссность как вектор

Для Александра в работе всегда было важным фокусироваться на качестве, а не на количестве. И поэтому долгосрочный результат для него намного важнее, чем множество мелких побед. Его личностные принципиальность, даже некая категоричность и четкое осознание цели отображаются в проектировании. Уже на начальном этапе своей архитектурной деятельности Александр понял, что не готов идти на компромиссы в работе ни с самим собой, ни с заказчиком, обозначив для себя концепцию стилистики и круг проектов, которыми ему было интересно заниматься, не распыляясь на заказы ради заработка.

Фото: Мария Голубка

Разбег задач в жизни любого архитектора, как правило, невероятно широк. Сегодня он занимается детализацией светильников, завтра — разработкой генплана. Архитектурное проектирование дало базовые принципы работы с композицией, формообразованием и их взаимосвязи с функцией. Индивидуальная разработка всех элементов, будь то фрагменты фасада здания или часть карниза кухонной базы с подробной проработкой узлов — это показатель уровня, без которого невозможно выполнить качественный продукт. «Только кастомизация, — поясняет Александр, — покупать типовые предметы мебели в дорогие интерьеры — это дурной тон. Все должно быть выполнено для конкретного человека, личности».

В своей мелодии основатели компании супруги Александр и Алена фокусируются не на инструментах, а на звучании

«Хорошо надо делать даже самые простые вещи. Это основа, без которой невозможен профессиональный рост» — гласит одна из заповедей отца британского дизайна Джона Мейкписа. Кажется, что именно этот постулат позаимствовал для своей философии Александр Шепель: для него в работе всегда было важно пристальное внимание к деталям. Отточенные в процессе реализации жилых пространств комплексный подход и стремление к совершенству отражаются теперь и в изготовлении мебели. «Сделать бирку для кресла, — рассказывает Александр Шепель, — это отдельная трудоемкая задача: нужно продумать шрифт, материал этикетки, ее размер, выполнить несколько вариантов эскизов, воплотить все это в жизнь».

Shepel Furniture, VIVID COLLECTION, lounge chair V01

Процесс создания мебели в Shepel Furniture — это многократный цикл, завершающийся выполнением образцов, постоянным их переосмыслением и тестированием. Даже когда предметы реализованы и представлены для продаж, Александр продолжает думать о коммуникации человека и мебели. Отдохнуть в собственном изготовленном кресле в конце рабочего дня — это для него традиционный ритуал, наделенный особым значением: так автор медитирует над своими объектами, прислушивается, наблюдает за ними и беспрерывно размышляет о том, как выполнить следующую модель еще лучше — эргономичнее, изысканнее, точнее, совершеннее.

При этом физические способы создания объектов (компьютерная графика, макетирование или эскизы) играют второстепенную роль. В своей игре супруги Александр и Алена фокусируются не на инструментах, а на звучании.

 

Лондонский воздух. Случайностей не бывает

Сегодня компания Shepel Furniture гордится экспозицией своих изделий в лондонском Design Сentre, Chelsea Harbour рядом c известными мировыми фабриками. На вопрос о том, как мебель украинской компании оказалась в Великобритании, Александр отвечает интригующе противоречиво: «Все получилось случайно. Однако я верю, что случайностей не бывает». Конечно, это результат долгой плодотворной работы, участия в выставках, сотрудничества, собственных презентаций работ.

Сейчас Александр комфортно себя чувствует в коммуникации с Великобританией. «Я считаю, что среда сильно воздействует на работу и на твое мышление. В Лондоне даже воздух иной, — говорит Александр. — Эта инаковость ощущается и во время пробежки по Гайд-парку, и в общении с клиентом».

Фото: Lachlan Gowen | Unsplash

На вопрос, кто их заказчик, Александр отвечает с особым трепетом: «Я получаю огромное удовольствие от работы с клиентом, чей менталитет мне близок. Сегодня я проектирую для людей, которые ведут здоровый образ жизни и стремятся к ее высокому уровню. Они едят качественные продукты, носят качественные вещи, пользуются качественной мебелью. Никто из моих заказчиков, кстати, не пьет из пластиковых бутылок. И в этом всем важно понять, что в отличие от тех, кто пытается подчеркнуть свою статусность маркой автомобиля или нелепо дорогими предметами интерьера, люди, с которыми я обычно веду диалог, обладают внутренней свободой, они честны перед собой. Такой человек готов потратить серьезную сумму, если это касается принципиальных вещей, связанных со здоровьем, удобством. У него не менталитет первобытного человека, который бросается на золото, выбирая кричащие и яркие вещи. Нет, отнюдь. Один из моих клиентов, например, приезжает на встречи то на Maserati, то на метро. Этот факт очень удивляет многих украинцев. Но все очень просто. Человек делает так, как ему удобно, фокусируясь в данном случае на экономии времени. Другой клиент коллекционирует дорогой фарфор и столовое серебро, поэтому не пользуется посудомоечной машиной, а моет все предметы сам, вручную. Мы, в свою очередь, проектируя системы хранения на кухне, бережно относимся к уходу за такой посудой и большое внимание уделяем деталям и материалам для ее сохранности».

Здесь было бы уместно поговорить о разнице менталитета англичан и украинцев. Александр Шепель считает, что «англичане более открытые и свободные, не стесняются высказывать свое мнение. Они обязательные и пунктуальные, встречи принято назначать за полгода или год, а рабочий день заканчивать в шесть, но когда к этому привыкаешь, подобная организация работы дисциплинирует. Большое внимание уделяется культуре труда и безопасности. Чтобы соответствовать европейскому уровню товаров и услуг, нужно постоянно учиться, смотреть по сторонам, анализировать уже выполненные движения и постоянно искать в своих результатах недостатки. Только постоянно себя критикуя и исследуя мировой опыт, можно расти. Это и есть главная задача, которую перед собой ставит компания Shepel Furniture».

Важными проблемами украинского рынка, по мнению Александра, являются недоверие к производителю, отсутствие идейности и отсутствие веры в себя. Несколько лет назад, вдохновившись новой мечтой — создавать уникальную мебель ручной работы, он постоянно сталкивался с фразой: «Это невозможно. Это никому не нужно». Но уже сегодня, когда можно увидеть, что компанию по достоинству оценивают и клиенты высокого уровня, и известные мировые дизайнеры (к примеру, Кристофер Пикок, который делает свои кухни более 25 лет, является партнером Shepel Furniture по шоуруму в Лондоне), мы понимаем, что возможно все, конечно, если ты увлечен, веришь в себя и вкладываешь огромный труд и страсть в свое дело.

Shepel Furniture, VIVID COLLECTION, lounge chair V02

Почему в Украине все еще мало покупают продукцию Shepel Furniture? Было бы слишком банально предположить, что вся причина в бюджете. Среди здешних клиентов большое число ценителей дизайна Minotti, Poliform, Antonio Lupi и прочих отнюдь не бюджетных фабрик. «Украинскому заказчику очень сложно оправдать ценник на отечественную мебель. Он предпочитает выложить круглую сумму за мировые бренды, выказывая свое недоверие к местному производителю», — комментирует Александр. В Англии же, по словам Шепеля, наблюдается противоположная тенденция: там оказывают поддержку региональному мастеру, особенно если дело касается ручной работы. Как говорит Александр, дело не в деньгах, а в идейности. Любой созидательный процесс для Александра начинается с философии.

Одним из своих ориентиров Александр считает работу знаменитого столяра-краснодеревщика и дизайнера Дэвида Линли. В его объектах — отражение британского дизайна в лучшем виде. Линли постулирует, что основная интрига интерьера — эффектные предметы мебели, органично существующие в эклектичном пространстве, не устаревающие со временем и сделанные на века.

В своем стремлении «стать бритиш» руководитель украинской фабрики вовсе не копирует английский дизайн. Александр ищет в британцах подходы к организации работы, к созданию красивых вещей, к осмысленности самого процесса производства.

 

Почему деревья болеют?

Когда‑то, работая архитектором, Александр Шепель мечтал построить свой офис как отдельностоящий дом за городом с панорамным остеклением, террасой и видом на лес, чтобы атмосфера места, свежий воздух, уединенность и комфорт создавали правильную аккумуляцию энергии для работы.

Сегодня, обращаясь к дереву как основному материалу, компания Shepel Furniture считает своим долгом восполнять природный ресурс. И поэтому регулярно занимается высадкой деревьев, компенсируя вырубку, связанную с производством.

Компания Shepel Furniture считает своим долгом восполнять природный ресурс, занимаясь высадкой деревьев

Фото: Мария Голубка

«Моя дочь Полина меня спрашивает: «Папа, почему здесь деревья болеют?» — рассказывает Александр. — На что я ей отвечаю: «Здесь не только деревья болеют, здесь все болеют, потому что экология такая». Для Александра вопросы экологии связаны прежде всего с инвестицией в здоровье — своей семьи, близких. Идею здорового образа жизни Алена и Александр внедряют в корпоративную культуру. Например, одно из требований приема на работу на фабрику — отсутствие вредных привычек. «Алкоголь и курение недопустимы в нашей компании. Это образ жизни, который мы не приветствуем. И не можем пускать в свой круг людей, которые живут по‑другому. Ведь значит, что они мыслят по‑другому, работают по‑другому, они полностью другие», — говорит Александр Шепель. Осознавая источники проблем окружающей среды, компания Shepel Furniture заботится о грамотном и осознанном подходе к процессу работы.

 

Синтез искусств и «Магический шкаф»

Один из важнейших принципов философии компании — понимать глубину вещей. Помимо практики руководитель фабрики постоянно занимается теоретическими исследованиями, глубинным изучением тех вещей, которые проектируются. «Выбор книги в лондонском магазине у меня может занимать несколько часов, будь то альбом ар-деко или философский трактат известного архитектора. Я очень трепетно отношусь к контенту, который потребляю. Сейчас, когда, в общем‑то, вся информация есть в интернете, приобретение бумажной, физически осязаемой книги для меня — это определенный фетиш, огромная ценность и ощущение удовольствия от пополнения собственной библиотеки, которую мы собираем в доме для работы и вдохновения», — поделился Александр.

Shepel Furniture, VIVID COLLECTION, lounge chair V03

Новый проект Shepel Furniture книга «Магический шкаф» — своеобразный портал в мир мебели и модной индустрии. На создание проекта Александра вдохновило общение с фэшн-дизайнером (имя пока остается в секрете), который создает авторские платья. Для их пошива модельер использует кружево ручной работы, натуральные ткани. Шепель считает очень ценным взаимодействие с близкими по духу креативными авторами. «Это не обязательно должен быть коннект именно с архитекторами или дизайнерами. Наоборот, очень интересно задействовать мыслящих людей из других творческих сфер. В этом есть определенный шарм», — комментирует он.

Представление системы хранения вместе с его наполнением — это новый для компании способ подачи дизайн-объектов, объединенных одной стилистикой и философией. Шкаф, помещенные в него одежда и постельное белье — предметы, которые и будут составлять «магический сюжет» композиции.

Новый проект Shepel Furniture книга «Магический шкаф» — своеобразный портал в мир мебели и модной индустрии

Этот проект является неким воплощением синтеза искусств. Как Дэвид Линли привнес романтику в инженерное дело, создавая потайные ящики-секреты, так Shepel Furniture пытается создать нечто большее, чем просто предмет мебели. Для него обычный шкаф — это красноречивый объект, говорящий об истории и культуре, объект, обладающий определенным знанием. Александр пытается осознать его роль в пространстве, понять его миссию. «Посмотрите на историю шкафа. Это же очень интересно — тот факт, к примеру, что количество полок в свое время свидетельствовало о статусе и финансовом положении хозяина», — говорит Александр.

Фото: Мария Голубка

Образ шкафа всегда связывают с понятием портала, магического коридора в иной мир, хранилищем тайн и секретов. Эволюция шкафа начинается с появления колоды, которая затем превращается в ларь. Ларь со временем снабжается крышкой — и получается сундук, самый близкий прототип шкафа. Сундук служит такой себе ручной кладью, в которую можно быстро собрать весь свой нехитрый скарб и бежать в случае войны или стихийного бедствия. На широких сундуках спали, сидели, в них хранили ценные вещи. Сундук был и вместилищем для приданого невесты. Знатные итальянки переезжали в дом мужа с богатством, помещенным в кассоне. Внутреннюю сторону крышки свадебного сундука расписывали сюжетами, связанными с плодовитостью, — так появились первые ню. Когда сундук поставили в вертикальное положение, он превратился в шкаф. Со временем появилась и типология этого предмета мебели, которая разделила шкафы для посуды, книг, одежды. Вместе с эволюцией формы и функции шкаф обрастает символами в литературе, драматургии, психологии.

 

Идентификация своих

В реализации задуманных идей Александру важно оставаться верным своей философии и сотрудничать только с теми людьми, которые ее разделяют. Так, выбор сотрудников компании — это не просто анализ анкетных данных и оценивание профессионализма, а так называемая идентификация своих: «Мы ищем людей, близких по духу, с такими же моральными принципами, здоровым образом жизни и так далее». В работе, уверяет Шепель, важно притяжение людей таких же увлеченных, фанатично влюбленных в процесс, преданных своему делу, как и он сам. Трудолюбие и осознанность — качества, которые он старается не расплескать по пути. Если этого нет, то весь процесс будет бессмысленным, фейковым, поверхностным. В мире, где и так слишком много одноразовых, «пластмассовых» вещей и историй, Александр стремится понять ценность глубины, которая выражается в постоянном переосмыслении своей деятельности, поиске новых идей, понимании своего предназначения.

«Все, что с нами происходит, происходит тогда, когда мы к этому готовы»

Фото: Elio Santos | Unsplash

Шепель не ждет мгновенных результатов от любой инвестиции: «Я прекрасно отдаю себе отчет в том, что на фидбэк нужно время. Должен пройти хотя бы год, прежде чем любое действие даст какой‑то результат — будь то участие в выставке, реклама или что‑то еще».

«Все, что с нами происходит, происходит тогда, когда мы к этому готовы» — кажется, эта фраза остается для Александра Шепеля жизненным кредо и сегодня. И осознавая суть этой идеи, компания Shepel Furniture практикует искусство «маленьких шагов», развивая в своей формуле успеха не скорость, а глубину.

 

Читайте также:

Александр Шепель. Безмятежность как миссия